С.А. Лапшина

О колоколах Борисоглебского музея

Сейчас уже трудно определить, что послужило поводом для начала работы по сбору колоколов для борисоглебской звонницы. Возможно, это было страстное желание сохранить остающиеся в районе колокола. В 1980-х гг. какие-то ловкачи сняли колокол с церкви с. Протасьево. Некоторое время он пролежал на складе “Заготконторы”, об этом мы узнали от старого конюха деда Вали, метнулись было туда, да поздно, его уже увезли в Ярославль во “Вторцвет”. Помнится, кто-то нас успокоил: “Не бойтесь, в плавку он сразу не пойдет, берегут их, копят. Надеются, что найдутся чудаки, которые купят этот утиль за бешеные деньги, да и оптом их сдать куда выгоднее, колокольная бронза - металл ценнейший”. Но проникнуть в склады этого уважаемого учреждения нам не представилось возможным. Оказывается, нужны и связи, и деньги. У нас не было ни того, ни другого. Тогда же, увлеченные новой модой на колокола, повсюду стали, рыскать мелкие воришки, мечтающие нажиться на этом доходном деле. Методы достижения цели у них были различные - и уговоры, и подкупы, а чаще - вероломный грабеж. Так исчезали колокола в Малахове, Стрелке, Спасе, Уславцеве и других селах.

Нам ясно было одно - колокола надо спасать. Мы - это Марина Залыгалова, Ольга Грамагина и я, Светлана Лапшина. Над нами смеялись, но мы были уверены, что найдутся сподвижники, которые поймут и помогут. Господь послал нам двух рабочих реставрационного участка - С. Филатова и В. Масленникова, без которых работа была бы просто немыслима. Именно с ними мы отправлялись на тракторе в мороз и вьюгу, по бездорожью, в отчаянные путешествия, во время, для этого неподходящее - февраль-март (в 1988 г. зима была снежная). Помнится наша поездка в Закедье - затерявшееся в глухомани село. Трактор шел полем довольно легко, снежный покров был невелик, но у деревни Кедское мы увязли основательно, как сказал Сергей, “сели по самое брюхо”. Пришлось ни с чем повернуть назад.

Только через месяц нам удалось добраться до Закедья, сняли колокол с колокольни, он оказался сколотый и с глубокой внутренней трещиной, так что он не пел, а гудел, как кастрюля. Но он все-таки был подвешен на звоннице Борисоглебского монастыря, да так, что сколотый край был виден снизу. “Пусть видят, что Россия болеет”, - сказал Андрей Онегин - московский звонарь, помогавший нам подвешивать колокола. Позднее этот колокол был запечатлен на обложке музыкального альбома “колокольные звоны Золотого кольца России”.

Мы и подумать не могли, сколько трудностей встретится нам на этом пути. Как тяжелы были разговоры с селянами, ведь без их разрешения мы не имели права снять колокол. Приехав в село, ходили по домам, просили выйти людей на сход. Ужасно трудно было говорить, когда видишь в их глазах недоверие и даже злобу: “Ишь чего захотели, колокол им подавай, убирайтесь, ничего не получите?” Наши жалкие бумажки, заверенные председателем райисполкома, вызывали еще большее негодование. “Не отдадим, он у нас по делу висит, когда коров согнать, брякнем, или получку получать, все сигнал”. “Люди добрые, да разве ж ваши предки для того колокола отливали?! Петь он должен, дарить радость людям!

Не спрячем мы их, развесим на звоннице, скоро действующий храм откроют в монастыре, дело-то богоугодное. А ведь вы не сбережете колокол, приедут, увезут, вы и опомниться не успеете». C большим трудом соглашались люди, а в некоторых случаях мы получали отказы. Обидно, что почти во всех селах колокола позднее были таинственным образом похищены. Лишь в Вощажникове уцелел колокол в 183 пуда, но его не так-то просто снять с колокольни. Да и люди там бдительны.

До сих пор испытываю чувство вины по отношению к жителям села Георгиевское. Наверное, многие помнят наши визиты. Приехав первый раз в село и спросив разрешение сельсовета, мы уже готовили инструмент для снятия и транспорт. Но тут сбежался народ, и нас с позором выгнали. И тут мы совершили страшный проступок, решили использовать в своих интересах местную власть. Второй секретарь райкома партии Н.А. Шолин, побывав на собрании в колхозе, “положительно решил и этот вопрос” (сработала старая традиция - начальству не возражать).

Второй раз в Георгиевское мы ехали с пренеприятнейшим чувством. В селе - тишина. День - субботний. Чтобы не встречаться ни с кем, я тоже поднялась на колокольню. Перед тем, как начать спускать колокол, мы три раза ударили в него на прощанье. Стали потихоньку подходить люди.

Машину подогнали прямо к колокольне. Колокол плавно спускался на лебедке. Стоило огромных усилий выйти к людям. Вся съежилась, ожидая очередной словесный удар. Но люди уже по-доброму смотрели на меня, окружили колокол, внимательно его рассматривая и поглаживая, вблизи они его видели впервые. Он весь почернел от времени, покрылся патиной, с литыми иконками и херувимами, с надписью: “Лит на заводе купца Семена Чарышникова в Ярославле, весу 21 пуд 4 ф.”. Прощание было печальным, никто не сдерживал слез, одна женщина сказала нам вслед: “Везите, да звоните там хорошо, чтобы и у нас, в Егорьевском, было слышно”.

И вот они все восемнадцать на звоннице: из Вески, Георгиевского, Семеновского, Щурова, Буйкина, Языкова, Березников, Никола-Пенья, с. Сипягиной Горы, Закедья, Козина, Титова-2, Мичкова, дар З. Еремеевой, два колокола были куплены у жителя Борисоглеба С.К. Шеина и Н.С. Смирнова из с. Андреевского. Прекрасная коллекция, представляющая лучшие колокололитейные заводы купцов Оловянишникова, Чарышникова, Самгина. Есть и совершенно уникальный колокол, от других он отличается даже формой своей юбки, отлит был еще в 1659 г., на нем насечкой надпись: “Поставлен колокол в церковь Ильи Пророка на реке Белыни даяние Ивана Харитонова “Железнова”.

Встретились на нашей звоннице после долгой разлуки три брата-колокола, отлиты они были в конце XVIII века московскими купцами Набилковыми, владельцами многих мануфактур. Их родина - село Веска. Тщанием и радением этих купцов, содержанием их капитала в 12 тысяч рублей жила в Веске богадельня, в народе называемая “набилковской”. В том же селе, на старом кладбище покоится прах родителей купцов Набилковых. В 1778 г. Набилковы отливают в память о родителях сразу несколько колоколов и размещают их на кладбищенской Троицкой церкви. После закрытия церкви судьба разметала их: один перемещается в вескинский Никольский храм, два - в Троицу на Бору. Позднее больший из них, 15-пудовый, оказался в д. Кузнечиха. В начале 1980-х годов священник церкви с. Павлова купил колокол у его “владельца” за 50 руб. Мы нашли его в притворе Тихвинской церкви, заваленным бочками из-под лампадного масла. Поднять его на колокольню не решались, лестница, да и сама колокольня были аварийными. В 1987 г. мы выменяли его на шестипудовый колокол, привезенный из Внукова, да еще уплатили в казну 100 руб.

Колокол в Веске нам не отдавали. После нескольких попыток мы отступились. Помнится, во время споров на сходе я в глубине души радовалась за этих людей. Ведь они говорили об исторической памяти, о предках, о прежней красоте села. Вскоре украли колокол из с. Уславцево, а через месяц воры наведались и в Веску. Подкупили местных мужиков, и те за несколько бутылок водки с легкостью продали то, о чем говорили с такой любовью и бережением. Колокол ночью воры поволокли на тросах, но неподалеку от Вощажникова спрятали в яму у дороги и засыпали ветками; то ли силенок не хватило, то ли решили подождать, пока утихнут страсти. Утром выехали на поля механизаторы, увидели колокол, привезли в мастерскую и тут же позвонили нам в музей. Теперь он у нас на звоннице, самый большой, красавец - 22 пуда.

С того времени прошло несколько лет. Борисоглебцы привыкли к колокольному звону, он стал не сенсацией, а привычным атрибутом в нашей повседневной жизни. Однако все эти годы я жила сомнениями о правильности содеянного.

Снимая колокол с разрушенных церквей, мы одновременно отнимали у народа и последнюю память о прошлом. Понимала тогда, что во многом дело это было процессом искусственным, но мы были одержимы идеей.

Летом 1991 г. в редакцию нашей газеты пришло письмо от уроженца с. Веска, ныне жителя Ярославля. Последние строки его пространного письма были посвящены именно мне: Света, вы молоды, жизнерадостны, а вас толкают на преступление. Впоследствии вы будете отвечать за этот грязный подвиг, все мы поймем, что не имеем права безнаказанно распоряжаться этим народным достоянием. Света, подумайте хорошенько и прикиньте, что вы сделали”.

Я не хочу прикидывать, нас рассудит время, потомки.

Список колоколов Борисоглебского музея
Рисунок 1

Настоящий список включает в себя краткие сведения о 18 колоколах, которые в настоящее время находятся на звоннице Борисоглебского монастыря.

Данные обмеров колоколов сведены в таблицу, при этом указаны следующие параметры: (см. рис. 1):
1. Высота колокола.
2. “Вышина” - расстояние от нижнего края колокола до верхнего по прямой.
3. Толщина боя - толщина стенки колокола в месте удара.
4. Диаметр нижнего края колокола.
5. Диаметр “сковороды” - выступа на крыше колокола.
6. Диаметр звукового кольца.
7. Высота матицы - основы системы крепления колокола.
8. Количество проушных петель.
9. Длина языка.
10. Диаметр ударной части языка.
Все размеры указаны в сантиметрах.

№ колоколов12345678910
19273--30,4-216--
2866768731,5721867013
380615,57728,2651965810,3
4654746020,751146489
5533834816,938184486,5
664474,55921,347156418,5
761443,55619,145184456,5
853383,54718,2351318386
9382933813,73186305
1052383,54718,8913-375,5
1157524,56723,955156--
122822,4225,510,821,57423,53,2
136552,54,65820,74014,3852,48,5
144133,3338,314,63396284,5
1539,331,33,23713,533,511,34293,9
1654433,85018,542134--
17403033813,73094--
183630,72,532,513,2268,26212,6

1) Колокол - 358 кг (21 п. 36 ф.), конец XVIII в. Колокол привезен в музей из механической мастерской совхоза “Вощажниково”, был найден механизатором в яме недалеко от совхоза. В июне 1989 г. был снят с колокольни Никольского храма с. Веска.

2) Колокол - 346 кг (21 п. 4 ф.), вторая половина XVIII в. Колокол был снят с колокольни церкви св. Георгия с. Георгиевского.

3) Колокол - 259 кг (15 п. 33 ф.), 1788 г. Колокол поступил в музей из с. Павлово, был куплен за 100 руб. у старосты Тихвинской церкви с. Павлово. В 1788 г. колокол был отлит московскими купцами Набилковыми, уроженцами с. Веска, для Троицкой кладбищенской церкви с. Веска.

4) Колокол - около 150 кг (ок. 9 п.), XIX в. Колокол поступил в музей в марте 1988 г., был снят с колокольни церкви Положения пояса Богоматери с. Семеновское.

5) Колокол - около 80 кг (ок. 5 п.), XIX в. Колокол поступил в музей из с. Деревеньки Высоковского сельсовета, был обменен на колокол с трещиной по тулову из с. Щурово. У колокола отсутствуют две проушные петли.

6) Колокол - 132 кг (8 п. 3 ф.), XIX в. Колокол поступил в музей из с. Буйкино-Каликино. До 1930-х гг. находился на колокольне с. Молокша (ныне - Большесельского района).

7) Колокол - 72 кг (4 п. 16 ф.), XIX в. Колокол поступил в музей из деревни Языково. У колокола отсутствуют две проушные петли.

8) Колокол - около 80 кг (ок. 5 п.), XIX в. Колокол поступил в музей из д. Березники Покровского сельсовета. Вероятно, колокол происходит из церкви Симеона и Анны с. Новоселка.

9) Колокол - 1659 г. Колокол был снят с колокольни с. Николо-Пенье, куда был привезен в конце 1930-х гг. из с. Ильинское на Белыни. В середине XVII в. колокол являлся вкладом купца Железнова в деревянную Ильинскую церковь с. Ильинского на Белыни. У колокола отсутствует одна проушная петля.

10) Колокол - 73 кг (4 п. 19 ф.), середина XIX в. Колокол поступил в музей из деревни Сипягина Гора. Колокол был отлит в Ярославле на заводе Оловянишникова.

11) Колокол - около 165 кг (ок. 10 п.); вторая половина XIX в. Колокол поступил в музей в феврале 1988 г., был снят с колокольни церкви Воскресения с. Закедье. У колокола отсутствует язык.

12) Колокол - около 16 кг (ок. 1 п.); вторая половина XIX в. Колокол поступил в музей от о. Владимира Сочивко из действующей Никольской церкви г. Ростова в обмен на двухпудовый (33 кг) колокол из д. Баскачи.

13) Колокол - 131 кг (8 п. 1 ф.), 1798 г. Колокол поступил в музей в 1970-х гг. из с. Троицы-Бор. В 1798 г. колокол был отлит купцом Василием Набилковым для деревянной Троицкой кладбищенской церкви в память его матери Варвары.

14) Колокол - 68 кг (2 п. 5 ф.), XIX в. Колокол поступил в музей из деревни Козино в мае 1988 г., получен в дар от 3. Еремеевой.

15) Колокол - 69 кг (2 п. 7 ф.), XIX в. Колокол поступил в музей в феврале 1988 г. из с. Титово-2.

16) Колокол- 76 кг (4 п. 25 ф.), XIX в. Колокол поступил и музей в мае 1988 г. из деревни Мичково Высоковского сельсовета. У колокола отсутствуют две проушные петли.

17) Колокол - вторая половина XIX в. Колокол куплен за 50 руб. у жителя п. Борисоглеб Шеина Сергея Константиновича. У колокола отсутствует одна проушная петля.

18) Колокол - XIX в. Колокол поступил в музей в октябре 1991 г., был куплен за 200 руб. у жителя с. Андреевское Смирнова Николая Сергеевича. У колокола отсутствуют две проушные петли. Колокол пока не укреплен на балке и в звоне не используется.

Все колокола поступили в Борисоглебский музей из сел и деревень Борисоглебского района.