Е.К. Кадиева

Круговая посуда Ростова конца X-XIII веков: классификация, орнаментация, хронология

Керамическая коллекция Ростова, одного из древнейших древнерусских городов, к настоящему времени насчитывает около 70 тысяч фрагментов и около 30 полных форм сосудов. Из них к круговой керамике конца Х-ХIII вв. Принадлежат примерно 12,5 тысяч фрагментов и 13 полных форм (18% от общего количества керамики). Этот материал в полном объеме до сих пор не был введен в научный оборот. На данный момент существует единственная статья А. Е. Леонтьева и Н. Г. Самойлович о ростовской керамике, где опубликованы характерные формы верхних частей круговых сосудов, но лишь по материалам одного раскопа1.

В настоящей статье использованы материалы раскопок Н. Н. Воронина 1955-56 гг. в Митрополичьем саду Кремля2, керамический материал из шурфов В. Н. Хохлова 1984 г.3, а также керамика из раскопов и шурфов 1983, 1984, 1986-88, 1991-93 гг., закладывавшихся на территории Кремля и посада Волго-Окской экспедицией под руководством А. Е. Леонтьева4. Наиболее интересными были шурф 1983 г. у церкви Спаса на Сенях, раскоп во дворе у Часозвона в Кремле 1988 г., раскоп в Митрополичьем саду у церкви Григория Богослова 1989-93 гг., где сохранилась четкая стратиграфия слоев конца Х-ХIII вв. и откуда был извлечен основной керамический материал для периодизации и классификации. Подробное рассмотрение комплексов с ненарушенной стратиграфией - тема отдельной публикации, тем более, что их сопоставление (особенно сравнение комплексов разных раскопов), несомненно, приведет к интересным выводам о специфике ассортимента различных гончарных мастерских, о связях центра города и посада; о том, на какой основе возникло ростовское производство круговой керамики: на чисто местных традициях или здесь можно проследить связи с другими территориями, и в каких комплексах эти связи наиболее ярко выделяются и т.д. Здесь же следует отметить несколько таких комплексов: это постройка 5 (сер. - втор. пол. ХII в.), постройка 6 (ХI в.) шурфа 1983 г.; постройки 1-7 ярусов 1-9 раскопа 1988 г. с установленными дендродатами (таблица приведена в статье А. Е. Леонтьева и Н. Г. Самойлович)5, постройки 2, 3 (конец XI - начало ХII вв.) раскопа в Митрополичьем саду6.

Всего было отобрано 952 ф-та верхних частей (примерно; до половины тулова), а также полные формы и крышки, количество, безусловно достаточное для того, чтобы получить адекватное представление о хронологии, ассортименте и орнаментации керамики Ростова со втор. пол. X до втор. пол. XIII вв.

В процессе обработки материала было установлено, что между различными формами сосудов и оформлением края венчика не существует строгой зависимости (кроме некоторых случаев) (табл. 1), поэтому решено дать отдельно классификацию венчиков и верхних частей сосудов. При классификации учитывались следующие критерии:
- профилировка верхнего края у венчиков и верхней трети у сосудов;
- время бытования;
- в меньшей мере были приняты во внимание технологические характеристики (примеси, обжиг), т. к. красноглиняная керамика, появляющаяся в Ростово в середине XIII в., не рассматривалась;
- орнаментация.

Керамика была разделена на группы, куда вошли фрагменты и полные формы, совершенно различные по форме и функциональному назначению: были выделены группы горшков, мисок, крышек; типы - фрагменты одной группы, различные по профилировке, а у горшков - и по функциям; подтипы, выделяющиеся в основном по хронологическому признаку и некоторым особенностям профилировки. Венчики были разделены на варианты.

Перейдем к рассмотрению основных групп круговой керамики Ростова втор. пол. Х-ХIII вв.

Группа горшков

Тип 1 (14 ф-тов. Табл. 2: 1,2). К нему относятся горшки с низкой прямой или наклоненной внутрь шейкой, округлым туловом, максимальное расширение которого приходится на верхнюю треть высоты сосуда. Горшки имеют средние и большие размеры: d венчика = 17-32 cм, d тулова = 21-36 см, толщина стенок = 0,7-0,8 см. Тесто с примесью крупной и средней дресвы. На некоторых фрагментах есть следы нагара. Орнаментировано 64% ф-тов в основном глубоко врезанными линиями толщиной 3 мм, есть орнаментация плавным волнистым многорядом, волной с линией. Выделено 2 подтипа:
- подтип А (8 ф-тов. Табл. 2:1) включает сосуды больших размеров (d венчика = 25-32 см) с выраженными плечиками и шаровидным туловом;
- подтип Б (6 ф-тов. Табл. 2:2). К нему относятся сосуды меньших размеров со слабовыпуклыми плечиками, бочонковидным туловом.

Аналогии встречены на юге - в Черниговском Задесенье (ХI в.)7, есть похожие формы во Владимире (рубеж ХI/XII вв.)8, в Суздальском ополье - на селище 11 у с. Яновец (ХI в.) (Аналогии в статье даются только в границах территории Центра Ростово-Суздальской земли за небольшим исключением). Для сосудов этого типа характерны венчики вариантов 2А, ЗА, 6А. Время бытования горшков этого типа в Ростове - конец X (начало XI - рубеж ХI/ХII вв.). Их могли использовать и как кухонную (на что указывает нагар), и как хозяйственную посуду для хранения различных продуктов.

Тип II (5 ф-тов. Табл. 2:3). К нему принадлежат горшки вытянутых пропорций: плавно изогнутая шейка средней высоты переходит в покатые плечики и овальное тулово. Максимальное расширение тулова равно половине высоты сосуда. D венчика = 14-21 см, предположительная Н = 17-21 см. Толщина стенок = 0,6-0,7 см. Сосуды имеют примесь мелкой дресвы и песка в тесте. Следов нагара нет, также нет и орнамента. Все фрагменты имеют венчик варианта 7А. Вероятно, эти сосуды использовали для хозяйственных нужд. В Ростове они бытуют в последней трети XI - начале XII вв. Все ф-ты извлечены из постройки 6 раскопа 1988 г.9 Для северных древнерусских городов такие формы сосудов были не характерны, скорее здесь можно усмотреть связь с гончарными традициями юго-западных территорий: сосуд похожей формы был найден, например, в Чернигове (ХI в.)10. Но в целом, по-видимому, этот тип не был распространенным и там. Не получил он дальнейшего развития и в Ростове.

Тип III (832 ф-та и 7 полных форм). Наиболее распространенный тип горшков в Древней Руси. В Ростове к этому типу также принадлежат 88% сосудов. Тип III включает так называемые горшки эсовидного профиля, имеющие отогнутый наружу венчик, изогнутую шейку средней величины, плавно переходящую в плечики, овальное или конусовидное тулово, максимальное расширение которого приходится на верхнюю треть или четверть высоты сосуда. Размеры горшков различны: d венчика = 9-17-ЗЗсм, d донца = 6-10-14 см, Н = 8-16-29 см. Толщина стенок = 0,5-0,8 см. Тесто на ранних этапах существования сосудов (конец Х-Х1вв.)
- с примесью в основном крупной или средней дресвы, позже увеличивается процент мелкой дресвы и песка. Есть добавления шамота, хотя они не являются характерной примесью в тесте для керамики Ростова. Горшки этого типа использовались как кухонная посуда. Тип разделен на 5 подтипов:
- подтип А (18 ф-тов. Табл. 2:4) включает наиболее архаичные формы горшков, близкие по внешнему облику к раннекруговой керамике. Это толстостенные (толщина стенок = 0,7-0,8 см) сосуды средних размеров: d венчика = 16-19 см, - незначительно отогнутый наружу шейкой и конусовидным приплюснутым туловом. Имеют венчик с кососрезанным краем (вариант 1А, Б, В). Орнаментировано нанесенными небрежно линиями с волной (толщина - 3-4 мм) примерно 50% сосудов. Аналогии найдены на селище у с. Кривец Мышкинского района, Ярославской области11, на селище Гнездилово-2 под Суздалем (ХI в.)12. В Ростове этот подтип датируется концом X - перв. пол. ХII вв.;
- подтип Б (141 ф-т. Табл. 2:5,6). К нему относятся горшки с покатыми плечиками, туловом, близким по форме к овальному. Максимальное расширение тулова приходится на верхнюю треть высоты сосуда. Горшки в основном имеют средние размеры: d венчика = 16-23 см, d тулова = 19-27см. Толщина стенок = 0,6-0.7 см. Наиболее распространенные варианты венчиков - 7А, Б, 8А (на более позднем этапе существования горшков), 5А, 1В, Г. Выделяются подтипы Б1 и Б2:
- Б1 (125 ф-тов. Табл. 2:5). Горшки имеют средневыпуклые плечики (d плечиков больше d венчика на 2-2,5 см. Бытуют с конца X до середины XIII вв.;
- Б2 (16 ф-тов. Табл. 2:6). Датируется началом XI - концом XII вв. У них d венчика был равным или превышал d плечиков. Имели более архаичную форму, чем горшки подтипа Б1 и были менее распространены.

Орнаментировано 65%. В основном это линейный и волнистый орнаменты в разных сочетаниях, но есть и орнаментация штампом.

Горшки такого подтипа встречаются в Ярославле13. На Тимереве14, в могильниках Оленино Мышкинского района, Ярославской области (конец XI в.)15, Веськово Переславского района, Ярославской области (конец XI в.)16, на городище Кидекша под Суздалем(XI - XIII вв.)17.
-подтип В (220 ф-тов. Табл.2:7-10). Включает горшки с изогнутой, довольно короткой шейкой и плечиками, конусовидным туловом, максимальное расширение которого приходится на верхнюю четверть высоты сосуда. Горшки имеют малые и средние размеры: (d венчика = 11-23 см, d тулова = 13-26 см, предполагаемая Н - 9-20 см. Наиболее типичны венчики вариантов 1В, Г, ЗБ, В, 5А, 7А, 8А, 10Б. Выделены подтипы В1 и В2:
- В1 (195 ф-тов. Табл. 2:7-9) включает горшки со слабовыраженными плечиками (d плечиков > d венчика). Сосуды такой формы бытуют с конца X по втор. пол. XIII вв. Орнаментировано более 80% сосудов в основном сочетаниями линейного и волнистого орнаментов, но есть также ногтевой орнамент, как одиночный, так и в сочетании с линией;
- В2 (25 ф-тов. Табл. 2: 10). Горшки подтипа В2, вероятно, возникли как модификация подтипа В1 в конце XI в. В это время как раз начинается усовершенствование уже существующих форм сосудов. Для горшков подтипа В2 характерны сильновыпуклые крутые плечики. На более поздних этапах существования сосудов (середина ХII-ХIII вв.) в месте перехода шейки в плечико иногда образовывалось ребро. Горшки имеют средние размеры. Линейным орнаментом украшено 58% сосудов.

Аналогии горшкам подтипа В встречены в Ярославле (ХII в.)18, на селище Введенское Некрасовского района, Ярославской области (конец ХI-ХIII вв.)19, в Тутаевских курганах (ХI в.)20;
- подтип Г (431 фрагмент и 7 полных форм. Табл. 2: 11-13). К этому подтипу принадлежат горшки с отогнутой наружу шейкой средних размеров, хорошо выраженными плечиками и конусовидным туловом. Максимальное расширение тулова приходится на верхнюю треть или четверть сосуда. Данная форма считается классической древнерусской формой круговой керамики ХI-ХIII вв. Аналогии можно встретить практически во всех городах и поселениях домонгольского времени. Выделены подтипы Г1, Г2, ГЗ:
- Г1 (26 ф-тов и 6 полных форм. Табл. 2: 11). К нему относятся горшки небольших размеров: d венчика = 9-16 см, d донца = 5-8 см, Н = 7-13 см. Тулово приплюснутое, максимальное его расширение приходится на верхнюю треть высоты сосуда. Толщина стенок = 0,6-0,8 ом. Тесто часто плохо промешано, дресва может выступаит на поверхность особенно в придонной части. Орнаментировано 85% горшков линиями, сочетаниями линий и волны, есть отпечатки треугольного и прямоугольного штампов. Горшки такой формы являются наиболее ранними сосудами подтипа Г: в Ростове они появляются в первой половине XI в. и бытуют до конца XIII в Достаточно хорошая сохранность сосудов, очевидно, связана с их малыми размерами. Наиболее характерные варианты венчиков: 1Г, 4Б, 7А, 8А (в ХII-ХIII вв.);
- Г2 (376 ф-тов и 1 полная форма. Табл. 2: 12). Включает горшки средние и достаточно больших размеров, которые имеют более вытянутую форму, чем подтип Г1: d венчика = 16-23-28см, d донца = 8-13см, Н = 14-21-25см. Максимальное расширение тулова совпадает с верхней четвертью высоты сосуда. Толщина стенок = 0,5-0,7 см. Тесто с примесью в основном мелкой и средней дресвы и песка. Орнаментировано 63%. Орнаментация довольно разнообразна: помимо основного линейно-волнистого орнамента встречаются разные штампы, наколы, вдавления и их сочетания с линиями и волнами. Сосуды имеют венчики вариантов 1В, Г, ЗБ, В, 5, 7, 8, 10. Датируются концом ХI-ХIII вв.;
- ГЗ (29 ф-тов. Табл. 2: 13). К нему относятся горшки больших размеров: (d венчика = 23-33 см, с хорошо выраженными крутыми плечиками: при переходе от шейки к плечику могло образовываться ребро. Толщина стенок = 0,6-0,7 см. Тесто довольно хорошо промешано с примесью мелкой дресвы и песка. Орнаментировано 60 % сосудов тонкими ровными линиями, проведенными по подсушенной глине, встречается сочетание линии с волной. Венчики в основном относятся к вариантам 7Б, 8А. Горшки такой формы характерны для середины ХII-ХIII вв.;
- подтип Д (11 ф-тов. Табл. 2: 14) включает сосуды средних размеров (d венчика = 16-24 см, d тулова = 21-29 см) с сильнопрофилированной шейкой, покатыми плечиками, переходящими в округлое тулово, максимальное расширение которого соответствует верхней трети высоты сосуда. Толщина стенок = 0,6-0,7 см. Тесто с примесью мелкой дресвы и песка. Орнаментировано 70% горшков линиями и сочетаниями линий с волной. Все венчики относятся к варианту 8А. Датируются эти сосуды втор. пол. ХII-втор. пол. XIII вв. Большого распространения, судя по количеству найденных фрагментов, этот подтип в Ростове не получил. Не был он характерен и в целом для Ростово-Суздальской земли. Аналогии встречены пока только на Семьинском городище Юрьев-Польского района, Владимирской области в слоях конца ХII-XIII вв.21

Тип IV (69 ф-тов. Табл. 2: 15-23). Включает широкогорлые сосуды с прямой вертикальной или чуть наклоненной шейкой (иногда с валиками), высота которой составляет одну четвертую или пятую часть общей высоты сосуда. К этому типу принадлежат 7% сосудов. Толщина стенок = 0,6-0,8 ом, тесто с примесью мелкой дресвы и песка. Они могли использоваться и как кухонная, и как столовая посуда. Выделено 4 подтипа:
- подтип А (7 ф-тов. Табл. 2: 15, 16). К нему относятся довольно приземистые горшки средних размеров (d венчика = 15-20 см, предположительная Н = 9-13 см). Шейка незначительно отогнута наружу, плечики покатые. Орнаментировано 25% в основном волной или одиночной, или в сочетании с линией. Для венчиков характерен вариант 10В. Аналогии встречены у с. Еремейцево Мышкинского района22, в могильниках у с. Веськово и у д. Киучер (втор. пол. XI в.)23 Переславского района. В Ростове такие сосуды датируются втор. пол. XI - началом XII вв.;
- подтип Б (7 ф-тов. Табл. 2: 17, 18). Включает сосуды с вертикальной или несколько отогнутой наружу шейкой (Н шейки = одной пятой Н сосуда), резко переходящей в плечики, при этом иногда образовывая ребро. Максимальное расширение тулова приходится на верхнюю треть Н сосуда. Д венчика = 16-22 см, предположительная Н = 13-18 см. Орнаментировано сочетаниями волн и линий или просто линиями 25%. Найдена верхняя часть сосуда с ушком. Венчики относятся в основном к варианту 9А. Аналогии довольно редки: похожие формы есть в Суздальском ополье24. В Ростове эти сосуды бытовали в конце XI - перв. пол. XII вв.;
- подтип В (5 ф-тов. Табл. 2: 19). К нему относятся приземистые сосуды с прямо поставленной шейкой, резко переходящей в низкие плечики. Тулово конусовидное, приплюснутое (максимальное его расширение совпадает с верхней третью высоты сосуда). Д венчика = 15-19 см, Н » 10-13 см.

Все ф-ты орнаментированы сплошным линейным многорядом или линиями. Венчики принадлежат к вариантам 7А и 9А. Сосуды такой формы встречены в Суздале в слоях XI - середины XII вв.25, на Семьинском городище26. В Ростове они датируются концом XI - перв. пол. XII вв. Практически все фрагменты извлечены из постройки 4 раскопа 1988 г., которая была, по-видимому, хлевом27.

Принимая во внимание недолгое время существования подтипов А, Б и В типа IV и малое количество фрагментов от этих сосудов, можно предположить, что это были пробные формы, которые впоследствии трансформировались в более устойчивые (например, вполне вероятно, что из типа IVБ возник тип IVГ);
- подтип Г (50 ф-тов. Табл.2:20-23). Включает горшки с довольно высокой, несколько отогнутой шейкой, плечикам плавных очертаний. Д венчика = 13-23 см. Выделены подтипы Г1 и Г2;
- Г1 (13 ф-тов. Табл. 20:20, 21). У этих сосудов d венчика = d тулова, длина шейки составляет одну четверть высоты сосуда. Наиболее характерные варианты венчиков - 9В, 10В. Орнаментировано 45%. Орнамент представляет собой линии, сочетания линий и волны. Аналогии найдены на Семьинском городище (ХII - ХIII вв.)28, в Ярославле29. В Ростове такие сосуды датируются началом XII - началом XIII вв.;
- Г2 (37 ф-тов. Табл. 2:22, 23). Сосуды такого подтипа имеют d тулова, несколько превышающий d венчика, шейку, равную одной пятой высоты сосуда, овальное тулово. 54 % горшков оргнаментировано. В основном это сочетания линейного и волнистого орнаментов, но есть и вдавления, и ногтевой орнамент. Венчики относятся, как правило, к вариантам 7А, 8В, 9В. Горшки такой формы были довольно распространены в Ростово-Суздальской земле: они встречены на Семьинском городище30, во Владимире31 и Ярославле32 в слоях XII - XIII вв., в Суздальском ополье33. В Ростове они бытуют с середины XII до конца XIII вв.

Тип V (27 ф-тов и 1 полная форма. Табл. 2:24-28). К этому типу принадлежат сосуды с высокой вертикальной шейкой, равной одной третьей - одной четвертой высоты сосуда, и имеющей снаружи от 3 до 6 хорошо выраженных валиков. Тулово коническое или овальное. Сосуды такого вида являлись первыми кринками. Они использовались исключительно как столовая посуда для отстоя молока. На некоторых из них есть следы нагара, особенно с внутренней стороны. Вероятно, он образовывал специальную защитную пленку внутри горшка для того, чтобы молоко из него не просачивалось в процессе длительного отстоя. Выделено 3 подтипа:
- подтип А(11 ф-тов. Табл. 2:24,25) включает сосуды с несколько наклоненной внутрь шейкой, резко переходящей в крутые плечики. Тулово конусовидное, приплюснутое. Сосуды имеют средние размеры: d венчика - 16-20 см, d тулова = 20-23 см, предположительная Н = 15-18 см. Толщина стенок значительная: 0,7-0,9 см, однако тесто достаточно хорошей промешанности, с примесью в основном мелкой дресвы и песка. Орнаментировано 70% волнами с линиями. Венчики принадлежат к вариантам 9В и 10В. Аналогии довольно редки: горшки такой формы встречены, например, в Ярополче Залесском (ХII в.)34. В Ростове они датируются втор. пол. XI - рубежом ХII/ХIII вв.;
- подтип Б (13 ф-тов. Табл. 2:26, 27). К нему относятся сосуды с вертикально поставленной шейкой, плавно переходящей в покатые плечики. Тулово вытянутое, овальное. Сосуды имеют небольшие размеры: d венчика = 12-19 см. Н = 14-21 см. Толщина стенок = 0,5-0,7,ом; тесто с примесью мелкой дресвы и песка. Орнаментировано 60% ф-тов. В орнаменте преобладает одиночная волна, есть линии. Венчики принадлежат к вариантам 9В, 10В. В Ростове эта форма сосудов была распространена с конца XI по начало XIII вв. Сосуды такого вида встречены в Ярославле (ХII в.)35, на селищах Угличского района Ярославской области (ХII-XIII вв.)36, на Семьинском городище (ХII-XIII вв.)37;
- подтип В (3 ф-та и 1 полная форма. Табл. 2:28). К нему принадлежат горшки с вертикальной шейкой, конусовидным туловом, максимальное расширение которого приходится на половину Н сосуда. Горшки имеют средние размеры: d венчика = 16-20 см, Н = 17-21 см, d донца = 7,5-9 см.

Толщина стенок = 0,6-0,7 см. Тесто с примесью мелкой дресвы и песка. Венчики относятся к варианту 10В. Орнамента не обнаружено. Такие сосуды датируются втор. пол. XI - началом XII вв. Вероятно, являлись пробной формой высокогорлых сосудов.

Группа мисок

Для ростовской керамики ХI - ХIII вв. характерны 2 типа мисок.

Тип 1 (11 ф-тов. Табл. 2:29). Включает наиболее ранние формы мисок, бытовавшие в Ростове в конце XI - перв. пол. XIII вв., которые можно назвать скорее мисковидными сосудами, так как они были профилированными: имели невысокую прямо поставленную или чуть отогнутую наружу шейку, достаточно резко переходящую в крутые плечики (d плечиков равен или чуть больше d венчика) и конусовидное тулово. Однако, поскольку d венчика = 16-22 см, а предположительная Н=7-10 см, т.е. меньше половины d венчика, то эти сосуды все же следует отнести к группе мисок. Толщина стенок = 0,6-0,8 см. В тесто добавлялась средняя и мелкая дресва и песок. Наиболее характерными вариантами венчиков были 7А, 8А, 9А. 60% сосудов орнаментировано линиями. Аналогии встречены на Семьинском городище38, в Суздале39.

Тип II (5 полных форм. Табл. 2:30). Появляется примерно на рубеже ХII-ХIII вв. К нему относятся миски без поддона с прямыми или чуть округленными стенками, имеющие венчик варианта 7А. Миски типа II были меньше по размеру, чем типа I: d1 венчика = 12-19 см, Н=2,5-5,5 см, d донца = 7-12 см. Толщина стенок=0,5-0,7 ом, тесто - с примесью мелкой дресвы и песка. Орнамента нет. Аналогии найдены на Тимереве40, Семьинском городище, в Угличе в слоях XII-XIIIвв.41

Миски, без сомнения, служили столовой посудой, хотя на некоторых ф-тах есть темные пятна, похожие на нагар. Они могли образоваться в результате обжига посуды; кроме того по-видимому, в мисках часто подогревали пищу.

В коллекции ростовской керамики есть еще 16 полных форм мисок и 1 блюдце, относящиеся ко втор. пол. XIII-XIV вв., также в слоях этого времени найдены фрагментеы верхних частей кувшинов, верхняя часть небольшого сосуда с ушками, точное назначение которого пока не ясно (может быть, использовался в качестве умывальника?), но все эти формы принадлежат уже к красноглиняной керамике.

Группа крышек

Крышки появляются в Ростове примерно в конце XI века.

В слоях конца ХI-ХII вв., однако, найдено всего 3 крышки, что указывает на незначительное их применение в это время.

Найденные крышки четко делятся на 2 типа:

Тип I (2 крышки. Табл. 2:31). Конические крышки средних размеров с бортиком снизу. Д наружной части крышки =11-14 см, d бортика=8-11 см. Снаружи поверхность обработана лощением. Эти крышки предназначались для сосудов с высокой шейкой: бортик позволял крышке плотно закрывать горло горшка. Так как эти крышки найдены при раскопках постройки 4 раскопа 1988 года, то можно предположить, что они изготовлены для сосудов типа VБ, так как подходят к ним по размерам. Датируются такие крышки XII веком.

Тип II (1 крышка. Табл. 2:32). К нему относится коническая крышка без бортика с ручкой округлой формы с круглым отверстием посередине. Д наружной части=14 см, Н=5,5-6 см. Такими крышками закрывали сосуды, имевшие венчики со специальными закраинами изнутри, позволявшими удерживать крышку (варианты, ЗВ, 8, возможно, 9А). За отверстие в ручке крышку можно было привязать к сосуду. Крышка этого типа найдена в слое конца XI-начала XII вв.

Ни одна из найденных крышек не орнаментирована.

Выделено 10 вариантов венчиков (Табл. 3):
- в а р и а н т I (145 ф-тов (15% от общего количества). Включает венчики с косым срезом, отогнутые наружу. Наиболее архаичен вариант IА, который датируется втор. пол. X - рубежом ХI/ХII вв. (в статье А. Е. Леонтьева и Н. Г. Самойлович он датируется концом X - третьей четвертью XI вв.42 (Датировки А. Е. Леонтьева и Н. Г. Самойлович могут несколько отличаться от приведенных в данной статье, что является одним из подтверждений специфики отдельных раскопов Ростова)); вариант IБ относится к ХI-ХIIвв., IВ - ко втор. пол. ХI-ХII вв. (тип IБ по А. Е. Леонтьеву и Н. Г. Самойлович датируется третьей четвертью XI - перв. пол. XII вв., втор. пол. XII - началом XIII вв.); IГ - ко втор. пол. XI - середине XIII вв.;
- в а р и а н т 2 (8 ф-тов (0,9%). Включает венчики с двумя косыми срезами. Вариант 2А относится ко втор. пол. X - втор. пол. XI вв.; вариант 2Б - к середине XI - середине XII вв.;
- в а р и а н т 3 (91 ф-т (9,7%). К нему относятся отогнутые наружу венчики с косо срезанным краем, но со скругленными краями и желобком изнутри. Вариант ЗА датируется втор. пол. X - серединой XI вв. (тип 2 по А. Е. Леонтьеву и Н. Г. Самойлович (перв. пол. XI века); ЗБ - серединой XI - серединой XII вв., ЗВ - концом XI - серединой XIII вв. Из этого варианта мог выделиться и вариант 8;
- в а р и а н т 4 (29 ф-тов (3%). Включает венчики с заостренным верхним краем и округлым нижним. Вариант 4А относится к середине XI - середине XII вв.; 4Б - ко втор. пол. ХI-ХII вв.; 4В - к рубежу ХI/ХII - середине XIII вв.;
- в а р и а н т 5 (71 ф-т (7,2%). К нему относятся венчики со слегка утолщенным, оттянутым, загнутым внутрь верхним краем. Вариант 5А датируется ХI-ХIIвв., 5Б - серединой XII - серединой XIII вв., 5В и 5Г - серединой ХII-XIII вв.;
- в а р и а н т 6 (36 ф-тов (4%). Включает так называемые "манжетовидные" венчики. Вариант 6А относится к XI-XII вв., 6Б - ко втор. пол. XII - началу XIII вв.;
- в а р и а н т 7 (201 ф-т (21,1%). К нему принадлежат венчики с округлым краем, который может быть несколько утолщен снаружи. Вариант 7А датируется серединой XI - перв. пол. XIII вв., 7Б - серединой XI - серединой XII вв. (соответственно типы 6А и 6Б по А. Е. Леонтьеву и Н. Г. Самойлович (конец XI в., втор. пол. XII - начало XIII вв.), 7В - перв. пол. XII - концом XIII вв.;
- в а р и а н т 8 (212 ф-тов(22,3%). Включает венчики со скругленным загнутым внутрь краем, который образует желобок для крышки. Вариант 8А относится к концу XI - началу XIII вв. (тип 4, выделенный А. Е. Леонтьевым и Н. Г. Самойлович (конец XI - начало XIII вв.), 8Б - к середине XII - середине XIII вв.;
- в а р и а н т 9 (95 ф-тов (9,9%). К нему относятся венчики со срезанным внутрь краем. По срезу может проходить желобок. Вариант 9А датируется серединой XI - началом XIII вв. (тип 3 в статье А. Е. Леонтьева и Н. Г. Самойлович) третья-четвертая четверти XI в.), вариант 9Б относится к середине XI - рубежу ХII/ХIIIвв., вариант 9В, включающий венчики горшков с высоким горлом, - ко втор. пол. XI - началу XIII вв.;
- в а р и а н т 10 (67 ф-тов (6.9%). Включает венчики с горизонтально срезанным краем. По срезу может проходить ложбинка, один из концов может быть оттянут. Вариант 10А относится к концу XI - середине XIII вв., 10Б (вероятно, модификация варианта 10А, не получившая распространения) - ко втор. пол. XII в., 10В (венчики горшков с вертикальным горлом) - к концу XI - середине XIII вв. (тип 5 у А. Е. Леонтьева и Н. Г. Самойлович, относящийся к третьей четверти XI - середине ХIIвв.).

Наиболее распространенными вариантами являлись варианты 8, 7, 1В, Г: к ним относится 57% всего количества венчиков. Наиболее архаичными, появляющимися уже во второй половине X века были варианты 1А, 2, ЗА. Аналогии встречены на Сунгиревском селище Владимирской области в слоях Х-ХI вв.43, в Суздале (ХI в.)44. А вот варианты венчиков 1Г, 4В, 7В, 8А, Б, 10А переходят на красноглиняную керамику и продолжают существовать до первой половины - середины XIV века. Единичными ф-ми представлены варианты 5Г и 10Б, но их аналогии есть в Ростово-Суздальской земле: вариант 5Г встречается в Суздале (ХII-ХIII вв.)45, на Семьинском городище (ХII-ХIII вв.)46, вариант 10Б - в Угличе в слоях ХI-ХIIIвв.47

Интересно наличие довольно значительного количества манжетовидных венчиков. Они встречаются и в других городах и поселениях Ростово-Суздальской земли в слоях XI-начала XII вв. (например в Суздале48, на селище Гнездилово-2 под Суздалем), хотя это типичная форма южных территорий Древней Руси, бытовавшая там а X - начале XI вв.49

Из 960 фрагментов и полных форм сосудов орнаментировано 599, т. е. 62%. Приемы орнаментации и степень орнаментированности тех или иных типов сосудов Ростова представлены в таблицах 5 и 6. По данным этих таблиц можно сделать следующие заключения:
- орнаментация круговой ростовской керамики конца Х-ХIII вв. была довольно разнообразной: для украшения сосудов использовались:
1 - различные штампы, которые:
а) вырезались из кости или дерева (Табл. 5 :49, 50);
б) наносились на специальное колесико, которое прокатывалось по поверхности горшка (Табл. 5:1-7);
2 - палочки с заточенными по разному концами. Ими наносились:
а) вдавления различной формы (Табл. 5 : 36-38, 40-44, 46, 48, 52);
б) линии, волны, зигзаги (Табл. 5:9-12, 16-19, 24-27, 29, 32-34) (в более позднее время (ХII-ХIII вв.) линии и волны могли прочерчиваться ножом);
3 - ногтевой орнамент (Табл. 5:35, 45, 47);
4 - щепочки (щеточки) из дерева или специальные гребни из дерева или кости. Их использовали для нанесения:
а) линейного или волнистого многоряда (Табл. 5:12-14, 20-23, 28, 30, 31);
б) наколов (Табл. 5:39);
- сосуды орнаментировались только по тулову и шейке, причем для керамики Ростова, как и для керамики других древнерусских городов, характерно уменьшение орнаменти­рованной площади сосуда с течением времени (примерно с конца XI века орнаментируются, как правило, лишь верхняя половина тулова, с середины XII века - верхняя треть). Орнаментация по срезу венчика и тулову одновременно одиночной волной встречена лишь на 1 фрагменте;
- наиболее распространенным видом орнамента был линейный (72% от всей орнаментированной керамики). Причем для конца X- начала XII вв. характерна орнаментация глубокими линиями толщиной 1-5 мм, потом толщина ли­ний уменьшается и доходит до 0,5 мм. Линии проводятся уже по полуподсушенной глине, а не по сырой, как на ранних этапах, расстояние между ними увеличивается, а сами они становятся более ровными. Довольно распространенным элементом орнамента был линейный многоряд (8%), причем наиболее ранним его видом был сплошной (Табл. 5: 13, 14), а потом получает распространение раздельный линейный многоряд (Табл. 5:15). 9% ф-тов орнаментировано сочетаниями линейного и волнистого орнаментов. Среди волнистого орнамента наиболее распространена была плавно идущая по верхней части тулова волна толщиной 1-2 мм. Другие виды орнаментации: штампы, наколы, вдавления и их сочетания зафиксированы в единичных случаях;
- наибольшее разнообразие в орнаментации сосудов приходится на конец ХI-ХII вв. В конце XI века наряду Б типично славянскими линией и волной и различными их композициями начинает бытовать орнаментация штампом. В начале XII века появляются различные вдавления, ногтевой орнамент, а также их сочетания с линией и волной. Причину такого разнообразия орнаментации можно объяснить тем, что она совпадает по времени с увеличением ассортимента посуды;
- определенной зависимости в целом между видами орнаментации и формами сосудов не обнаружено (Табл. 6), кроме того, что 75% орнаментированных столовых сосудов типа УБ украшено одиночной волной, которая вообще довольно редко встречается на ростовской керамике. Но так как почти половина фрагментов сосудов этого типа найдены при расчистке построек 4 и 5 раскопа 1988 года и были изготовлены, по-видимому, одной династией гончаров, то данную зависимость можно рассматривать как исключение;
- можно также предположить, исходя из данных таблицы 6, что на пробные формы сосудов (например тип II, IVБ) орнамент часто не наносился и, наоборот, - чем устойчивее, были типы сосудов, тем разнообразнее они орнаментировались. Однако, это вопрос спорный, так как на разнообразие орнаментации могла влиять распространенность в быту тех или типов посуды.

Итак, исходя из данных хронологической классификации и сопоставления ее с орнаментацией, можно говорить о трех периодах развития ростовской круговой керамики втор. пол. Х-ХIIIвв.:
- втор. пол. X - втор. пол. XI вв. Появление и утверждение круговой керамики. Возникают типы I, IIIА, Б, ВI, ГI, варианты венчиков IА, Б, 2А, ЗА, 4А, 5А, 6А, 7А, 9А. Ассортимент сосудов был невелик;
- конец XI - рубеж ХII/ХIII вв. Время творческого поиска и расширения аcсортимента посуды. Появляются новые формы горшков, как не получающие дальнейшего развития (типы II, IVВ), так и утвердившиеся на довольно продолжительный срок (типы IVГ2, VА, Б). Кроме этого, начинают бытовать такие группы керамики, как миски, крышки. Оформление вариантов венчиков становится более разнообразным: к уже существующим добавляются варианты IВ, Г, 2Б, ЗБ, В, 4Б, В, 5Б, В, Г, 7Б, В, 8, 8Б, В, 10;
- XIII век. Начало процесса унификации круговых форм. Исчезают типы V, IIIА, IVА-В, сокращается количество вариантов венчиков: к “дожившим” до рубежа ХII/ХIII вв. вариантам IГ, ЗВ, 4В, 7А, В, 8, 9В, 10В добавляется лишь 6Б. Уже в первой половине XIII века в Ростове появляется красноглиняная керамика, которая окончательно утверждается к концу XIII вв.

Хронология типов круговой керамики Ростова
Виды орнаментов керамики Ростова втор. пол. X-XIII вв.
  1. Леонтьев А. Е., Самойлович Н. Г. Керамика Ростова Х-ХIII веков // Керамика раннего железного века и средневековья Верхневолжья и соседних территорий. Тверь, 1991. С. 56-66.
  2. РЯ АХМЗ, фонд археологии. № А91.
  3. Хохлов В. Н. Отчет об археологической разведке в г. Ростове Ярославской области в 1984 г. Архив ИА РАН, Р-1, № 10605, 10605А.
  4. Леонтьев А. Е. Отчеты за 1983-92 гг. Архив ИА РАН, Р-1, №№ 9653, 9653А, 10352, 10352А, 1133, 1133А, 11300. 11300А, 11982, 12859, 14624.
  5. Леонтьев А. Е., Самойлович Н. Г. Указ. соч. С. 59. Табл. 2.
  6. Леонтьев А. Е. Отчет о полевых исследованиях Волга-Окской экспедиции Института Археологии РАН в 1992, г. Архив ИА РАН, С. 2-7.
  7. Моргунов Ю. Ю. Древнерусские городища течения р. Ромен / КСИА. 1983. Выл. 175. С. 76. Рис. 2:20.
  8. Мошенина Н. Н. Отчет об археологических раскопках, проводившихся на могильнике “Сунгирь” и в г. Владимире в 1972-73 гг. Ар­хив ИА РАН, Р-1. № 5193. 5193А. Табл. 46.
  9. Леонтьев А. Е. Отчет о работе Волга-Окской экспедици в 1988 г. Архив ИА РАН, Р-1, № 12859. С. 40-42.
  10. Коваленко В. П., Шекун А. В. Летописный Листвен (к вопросу о локализации) // СА. 1984. .№ 4. С. 71. Рис. 8 : 14.
  11. Материалы хранятся в Народном музее г. Мышкина Ярославской области.
  12. См. напр.: Лапшин В. А. Раскопки селища Гнездилово-2 под Суздалем в 1985 г. Архив ИА РАН, Р-1, № 10771, 10771А, Табл. 23:8.
  13. Материалы хранятся на кафедре всеобщей истории. ГУ.
  14. Седых В. Н. Керамика Тимеревского комплекса. Дубов И.В. Северо-Восточная Русь в эпоху раннего средневековья Л., 1982. Рис. 50:1,2.
  15. Кашкин А. В. Отчет о работе Волжского отряда Волго-Окской экспедиции в 1989 г. Архив ИА РАН,Р-1,№ 13781. Ряс. 16.
  16. Вишневский В. И. Отчет о раскопках селища раннего железного века, кургана IХ-Х вв., грунтового могильника Х-ХI вв. у. с. Веськово Переславского района Ярославской области в 1988 году. Архив ИА РАН, Р-1№ 13936. С. 6. Рис. 14.
  17. Сабурова М.А., Чукова Т.А., Лапшин В.А., Мощенина Н. Н. Отчет Владимира-суздальской экспедиции за 1986 г. Т. II. Исследования в округе г. Суздали. Архив ИА РАН, Р-1, № 11963. С. 59. Табл. 21.
  18. ЯИАМЗ, фонд археологии, № 7057.
  19. Материалы хранятся на кафедре всеобщей истории ЯрГУ.
  20. ЯИАМЗ, фонд архелогии: № 7002/31.
  21. Мошенина Н. Н. Отчет об археологических раскопках Семьинского городища в Юрьев-Польском районе Владимирской области в 1979 г. Архив ИА РАН, Р-1. № 7746. С. 11-12.
  22. Комаров К. И. Отчет о работе Ярославского отряда ИА СССР в 1986г. Архив ИА РАН, Р-.1, № 11861. Рис. 93.
  23. Горюнова Е. И. Отчет о работе Верхневолжского отряда Волжской экспедиции 1960 г.*Архив ИА РАН, Р-1, № 2101. 2101А. Рис. 23, 44.
  24. Лапшин В. А. Раскопки селища Гнездилово-2 под Суздалем в 1987 г. Архив ИА РАН, Р-1, № 12076. 12076А. Табл. 67:9.
  25. Лапшин В. А. Керамическая шкала домонгольского Суздаля // Древнерусская керамика. М., 1992.0. 100. Рис. 1.
  26. Мошенина Н. Н. Отчет об археологических раскопках... в 1979 г.
  27. Лентьев А. Е. Отчет о работе... в 1988 г. С. 37-40.
  28. Мошенина Н. Н. Отчет об археологических раскопках... в 1979 г. С. 11-12.
  29. Материалы хранятся на кафедре всеобщей истории ЯрГУ.
  30. Мошенина Н. Н. Отчет об археологических раскопках... в 1979 г.
  31. Мошенина Н. Н. Отчет об археологических раскопках... в 1972-73 гг. Табл. 46.
  32. ЯИАМЗ, фонд археологии: № 7057.
  33. Лапшин В. А. , Раскопки... в 1987 г. Табл. 55: 18, 19, 20.
  34. Седова М. В. Ярополч Залесский. М., 1978. С. 90. Рис. 33:VБ
  35. ЯИАМЗ, фонд археологии: № 70б7.
  36. Фехнер М. В. Селища Ярославского Поволжья ХI-ХIII вв. // Краеведческие записки. Ярославль. 1957. Вып. 11. С. 191. Рис. 4.
  37. Мошенина Н. Н. Отчет об археологических раскопках... в 1979 г.
  38. Там же. С.11.
  39. Лапшин В. А. Керамическая шкала... С. 100. Рис. 1.
  40. Седых В. Н. Указ. соч. Рис. 50:4.
  41. Томсинский С. В. Отчет о раскопках на территории кремля г. Углича в 1989 году. Архив ИА РАН, Р-1, № 14366. Табл. 20.
  42. Леонтьев А. Е., Самойлович Н. Г. Указ. соч. С. 60. Табл. 3.
  43. Воронин Н. Н. Из ранней истории Владимира и его округи. СА. 1959. № 4. С. 78. Рис. 3 : 18, 19. 22.
  44. Лапшин В. А. Керамическая шкала... С. 100. Рис. 1.
  45. Воронин Н. Н. Отчет о работе Суздальского отряда Среднерусской экспедиции 1958 г. Архив ИА РАН, Р-1, № 1869, 1869А. Рис. 59, 62.
  46. Мошенина Н. Н. Отчет об археологических раскопках... в 1979 г.
  47. Томсинский С. В. Отчет о раскопках... в 1989 году. Табл. 20.
  48. Лапшин В. А. Керамическая шкала... С. 100. Рис. 1.
  49. См. напр.: Новое в археологии Киева. Киев, 1981. С. 298-300. Рис. 131.