В.С. Бейлекчи, В.В. Бейлекчи

Раскопки раннесредневекового поселения в городище Алчедар

В 1984 г. авторы проводили раскопки ранее не исследовавшегося поселения у раннесредневекового городища близ с. Алчедар (Шолданештский район, Республика Молдова). Комплекс раннесредневековых памятников в кусте эпонимного городища в 50-60-е годы был объектом долговременных планомерных исследований Прутско-Днестровской археологической экспедиции АН СССР во главе с Г.Б. Федоровым, а городище, как и Екимауцкое, было отнесено к древнерусским и легло в основу концепции генезиса феодализма в Днестро-Прутско-Дунайском междуречье1. Наш объект прежде не привлекал внимания исследователей, что и вызвало к нему интерес.

Поселение вытянуто примерно на 900 м к северо-западу от городища вдоль северо-восточного склона лощины, параллельно грунтовой дороге Алчедар-Матеуцы; ширина выхода культурного слоя местами достигает 200 м. В 600 м к северо-западу от подошвы вала городища, на удалении 70 м к северо-востоку от дороги, был заложен раскоп площадью 2169 кв. м (рис. 1).

Перепад высот на участке раскопа составлял 0,2 м на 10 м склона. Культурный слой поселения подвергался неоднократной плантажной вспашке; толщина его достигала 0,3-0,5 м. Раннесредневековый горизонт подстилался слоем первых веков н.э., сведения о котором составили отдельную статью. Насыщенность слоя была невысокой, увеличивалась над углубленными сооружениями. Инвентарь из слоя малочислен: железное тесло-молоток (рис. 2. 1); обломки железных пластинок (рис. 2. 6), стержней (рис. 2. 3), ножей (рис. 2. 4, 5), ведерных дужек и ушек (рис. 2. 9, 12, 14); два гвоздя (один - подковный) (рис. 2. 11); граненый ланцетовидный бронебойный наконечник стрелы (рис. 2. 2); костяные проколки; астрагалы; стеклянная зонная лимоновидная бусина (рис. 2. 8); точильные бруски; глиняные пряслица и их заготовки (рис. 2. 13, 15); фрагмент тигелька (рис. 2. 10); обломок глиняной антропоморфной статуэтки (рис. 2. 7), а также - 1053 фрагмента раннесредневековой керамики.

К раннесредневековому горизонту раскопа относятся шесть жилищ, восемь отдельных печей, один горн, десять крупных и несколько столбовых ям (рис. 1. 2). Случаи взаимного прорезания сооружений встречены не были; глубины измерялись от уровня материка; описания комплексов приводятся в порядке сплошной нумерации.

Все жилые сооружения представлены полуземлянками, ориентированными скругленными углами по сторонам света и оборудованными сложенными насухо печами-каменками. Длины сторон котлованов указаны начиная с юго-запада по часовой стрелке.

ЖИЛИЩЕ 1 (рис. 1.2; 3.1) - было обнаружено в 620 м к северо-западу от вала городища. Длины сторон котлована: 2,8 м, 3 м, 2,65 м, 2,95 м; глубина достигала 0,65 м. Стенки к неровному полу скруглялись. По углам и у середины стен были расчищены столбовые ямы; для северо-восточного столба была вырезана в стене желобчатая выемка. Вход, видимо, был оборудован с востока, где столбы формировали дверной проем шириной 0,85 м. К ремонтным можно отнести парные ямки вдоль юго-западной стены и одну яму у входа. Квадратная в плане печь длиной 1,7 м, шириной 1,6 м, высотой 0,57 м, стояла вплотную к восточному углу, устьем к югу. Прямоугольная в плане топка длиной 0,5 м, шириной 0,35 м, высотой 0,4 м, была сложена из плит. Материковый под печи был прожжен на 2 см. В трех углах печи были прослежены столбовые ямки от крепиды.

В затечной линзе заполнения были найдены полукольцевая железная пластинка и кости животного; ниже заполнение состояло из смеси чернозема и суглинка, в которой были обнаружены: железное калачевидное с язычком кресало (рис. 2.16); обломок железной пластины и 121 фрагмент раннесредневековой керамики (рис. 3.3-7).

ЖИЛИЩЕ 2 (рис. 1.2; 3.2) - было выявлено в 24 м к северо-западу от Жилища 1. В плане имело подквадратную форму с длинами сторон котлована 3,4 м, 3,4 м, 3,3 м, 3,8 м, при глубине до 0,85 м. Пол был материковым, неровным, с повышением в восточном и южном углах. Характер заполнения и особенности конструкции свидетельствовали о наличии двух строительных горизонтов.

Первоначально жилище было подквадратной в плане формы, с длинами сторон котлована 2,8 м и 3 м, с расположением столбов по углам и у середины стен, со входом с южной стороны. Прямоугольная в плане печь, размерами 1,2 X 1,4 м, была возведена в восточном углу на останце, устьем к югу; под ее был желобчатый, размерами 0,7 X 0,75 м; стенки топки были сложены из небольших камней; по углам располагались столбики крепиды. Позднее был произведен ремонт жилища с расширением котлована до размеров 2,8 X 3 м, углублением его до 0,85 м и переносом входа, ширина которого составила 1,05 м, к западному углу, а также - с подмазкой пола тонким слоем глины с примесью золы. Под печи был усилен слоем мелких камней и глины, замене подверглись столбики крепиды.

В верхнем строительном периоде размеры жилища увеличились до указанных и была изменена конструкция обшивки стен: в котлован опустили сруб, от нижнего венца которого в полу остались желобчатые канавки. Венцы сруба упирались в печь, а посередине юго-западной стены формировали дверной проем шириной до 1,1 м. Печь была увеличена до размеров 1,4 X 1,6 м, по трем ее углам были уложены крупные камни, сменился западный столбик крепиды. Новая топочная камера, размерами 0,5 X 0,7 м, была сложена из крупных плит, под ее был покрыт тонким слоем глины.

Заполнение котлована состояло из смеси чернозема и глины, перекрытой с запада и юга суглинистым затеком и сверху - черноземной линзой. В слое над жилищем были найдены: обломок железной дужки ведра; фрагмент глиняного биконического пряслица (рис. 2.18); половина астрагала и спил отростка оленьего рога. К верхнему строительному горизонту относятся: железная пластинка; шиферное биконическое пряслице (рис. 2.17); молоток из оленьего рога (рис. 2.21); две костяные проколки (рис. 2.19); спиленный с трех сторон олений рог (рис. 2.22); обломок сланцевого оселка; два фрагмента точильных камней и кусок каменной соли. Нижнему строительному периоду принадлежат обломки астрагала и амулета из клыка животного. Обнаружены также 382 фрагмента раннесредневековой керамики (рис. 3. 8-15).

ЖИЛИЩЕ 3 (рис. 1.2; 4.1) - было локализовано в 25,7 м к северо-западу от Жилища 1. В плане имело подтрапециевидную форму, с длинами стен котлована 2,8 м, 2,9 м, 3,4 м, 2,8 м, при глубине до 0,83 м. Стенки скруглялись к горизонтальному полу. Столбовые ямы располагались по углам и у середины стен. Вход, видимо, находился в западном углу, близ которого за пределами котлована расчищена столбовая ямка от навеса тамбура? Жилище подвергалось ремонту, в ходе которого были вбиты несколько новых несущих столбов и переоборудовано отопительное сооружение. Печь располагалась в восточном углу, устьем к югу: первоначально была возведена в желобчатой яме, глубиной 0,15 м от пола и имела размеры 0,7 X 1,15 м; при ремонте яма была засыпана и обмазана глиной нового, прямоугольного - размерами 0,47 X 0,65 м - пода, а печь приобрела квадратную в плане форму и размеры 1,2 X 1,2 м.

Котлован был заполнен золистым черноземом и сверху перекрывался затечной линзой. Из заполнения происходят: половина каменной бусины уплощенно-шаровидной формы; точильный камень и 26 фрагментов раннесредневековой керамики (рис. 4.3-5).

ЖИЛИЩЕ 4 (рис. 1.2; 4.2) - было обнаружено в 35 м к северо-северо-востоку от Жилища 1. В плане имело подквадратную форму, с длинами сторон котлована 4,35 м, 4,1 м, 4 м, 4,1 м, при глубине до 1 м. По периметру котлована, за исключением западного угла и отрезка северо-восточной стены, был прослежен материковый останец шириной до 0,3 м и высотой до 0,2 м над полом. Пол, в целом горизонтальный, к западному углу повышался на 0,2 м, образуя пандус входа. Столбовые ямы располагались по углам и у середины стен, местами врезаясь в останец. Печь находилась в восточном углу, устьем к югу, была сооружена на останце; размеры ее, судя по столбовым ямкам крепиды, достигали 1,4 X 1,65 м; сложена была из мелких камней. Под печи в плане был прямоугольным, размерами 0,7 X 1 м, обмазан слоем глины в 2 см.

Котлован был заполнен суглинком с вкраплениями угольков, перекрытым сверху линзой затека. Из заполнения происходят: обломок железной пластинчатой с шипами шпоры (рис.6.1); железный бронебойный граненый наконечник стрелы (рис. 6.4); целый и обломанный железные ножи (рис. 6.3, 5); обломки 2 железных пластин (рис. 6.2, 6); ожерелье из 8 бусин (рис. 6.9), одна из которых янтарная биусеченно-коническая, остальные сердоликовые призматического граненого (5 шт.), бипирамидального 16-гранного (1 шт.) и уплощенно-прямоугольного (1 шт.) типов; от этого же ожерелья найдена еще одна обожженная бусина последнего типа (рис. 6. 8) и просверленный молочный зуб оленя (рис. 6.7); 4 целых и обломок биконических глиняных пряслиц (рис. 6. 12, 13, 16-18); 6 астрагалов (2 просверлены, 2 с насечками; рис. 6.10, 11, 14, 15); 3 костяные проколки и обломок точильного камня, а также 431 фрагмент раннесредневековой керамики (рис. 4.6-8).

ЖИЛИЩЕ 5 (рис. 1.2; 5.1, 2) - было зафиксировано на удалении 19 м к востоку от Жилища 1. В плане имело подквадратную форму с длинами сторон котлована 4,1 м, 4,3 м, 4 м, 4,15 м, при глубине до 0,74 м. Пол жилища был неровным, несколько более углублен в центре. Характер заполнения котлована и расположение столбовых ям свидетельствовали о наличии двух строительных горизонтов.

Первоначально жилище в плане имело подквадратную форму, при размерах до 3,6 X 3,8 м; столбы располагались по углам и у середины стен; вход был оборудован у южного угла, где столбы формировали дверной проем шириной до 0,9 м. Печь находилась в восточном углу, устьем к югу, подквадратной в плане - судя по расположению столбиков крепиды - формы, размерами до 1,1 X 1,15 м; под имел подтрапециевидную в плане форму, размерами до 0,5 X 0,6 м, залегал ниже уровня пола на 0,12 м, был обмазан сантиметровым слоем глины.

В верхнем строительном периоде размеры котлована были увеличены до приведенных выше, столбовые ямы засыпаны и в жилище был сооружен сруб, обугленные остатки которого позволили проследить особенности конструкции. По периметру котлована, за исключением северного угла, были уложены расколотые вдоль отрезки бревен, упиравшиеся в серединные столбы и связанные “в лапу” в южном, восточном и западном углах, где они были усилены угловыми столбами. В северном углу и до середины северо-восточной стены обшивка состояла из вертикальных столбов. Снаружи сруб был обмазан слоем глины с примесью шамота, толщиной до 7 см. Стратиграфия и взаиморасположение деревянных остатков свидетельствовали, что в пожаре первой рухнула двускатная крыша, на конек которой опирались стропила из плах, скрепленные жердями; очередность обрушивания стен не реконструируется. Установлено, что с северо-восточной стороны высота сруба достигала около 1,4 м, т. е. он превышал уровень материка на 0,6 м. При перестройке жилища под печи был засыпан слоем суглинка толщиной 4 см и вымазан таким же слоем глины; из мелких камней были возведены стенки печи (размеры не восстановимы) и вбиты два новые столбика крепиды.

Заполнение котлована состояло из чернозема с примесью обмазки и углей, перекрытого линзой затека. В жилище найдены: железный четырехгранный бронебойный наконечник стрелы, застрявший в обмазке стены у входа (рис. 6.19); фрагмент железной пластинки (рис. 6.21); 2 целых и 2 обломка глиняных пряслиц биконической и шаровидной форм (рис. 6.22-25); астрагал; обломок костяной проколки (рис. 6.20); 2 обломка точильных камней, а также 67 фрагментов раннесредневековой керамики (рис. 5.4-8).

ЖИЛИЩЕ 6 (рис. 1.2; 5.3) - было выявлено в 21 м к востоку от Жилища 1. В плане имело подпрямоугольную форму, с длинами стен 2,1 м, 2,6 м, 2,5 м, 2,6 м, при глубине до 0,6 м. Пол жилища в центре залегал несколько ниже, имел небольшой уклон к югу. Вход в жилище был оборудован с юга, где два столба формировали дверной проем шириной до 1 м. Печь располагалась в восточном углу, устьем к югу; в плане имела прямоугольную форму, размерами 0,9 X 1,2 м, при остаточной высоте до 0,2 м; сложена была из мелких камней. Под имел подпрямоугольную в плане форму, размерами 0,4 X 0,9 м; был обмазан сантиметровым слоем глины. В северной части жилища в полу были зафиксированы три ямки в ряд, одна из которых была заполнена дробленым шамотом, а другая - зеленой сарматской глиной с примесью толченого пирита (типичное гончарное тесто для памятников типа Алчедар - Екимауцы).

Заполнение котлована состояло из смеси суглинка и чернозема, перекрытой линзой затека. Из жилища происходят: 2 бронзовых гладкопроволочных с несомкнутыми заходящими концами кольца, сцепленных вместе (рис. 6.26); 2 фрагмента белой пастовой и черной стеклянной бусин; обломок песчаника с отверстием, а также 72 фрагмента раннесредневековой керамики (рис. 5.9-12).

Изученные на памятнике открытые печи представлены двумя типами; печами-каменками (Печи 1, 3, 4, 5, 7, 8) и купольными глинобитными (Печи 2 и 6).

ПЕЧЬ 1 (рис. 1. 2; 7. 1) - была обнаружена на расстоянии 6,4 м к юго-востоку от Жилища 2. В плане имела подовальную форму, размерами 0,65 X 0,7 м, при высоте 0,35 м. Выстроена была из небольших камней на останце, в яме Г-образной формы, максимальными размерами 1,73 X 1,5 м, глубиной 0,23 м; устьем была обращена к югу. Топка, прямоугольной в плане формы, имела размеры 0,25 X 0,45 м, при высоте 0,2 м; сложена из мелких камней; под был материковым.

Заполнение печи и ямы состояло из чернозема с примесью угольков, железного шлака и печины; из него происходят 11 фрагментов раннесредневековой керамики (рис. 7.10).

ПЕЧЬ 3 (рис. 1.2; 7.2) - была зафиксирована на удалении 1,2 м к югу от Жилища 4; сильно разрушена. Устьем была обращена к югу, ко входу в жилище. В плане была подпрямоугольной формы; сохранившаяся задняя стенка имела размеры 0,3 X 1,2 м. Топочная яма, овальной в плане формы, имела размеры 0,8 X 1,4 м.

Заполнена была черноземом с примесью угольков. В заполнении обнаружены лепной тигелек (рис. 6.30) и 15 фрагментов раннесредневековой керамики.

ПЕЧЬ 4 (рис. 1.2; 7.3) - была выявлена в 17 м к юго-западу от Жилища 4, сильно разрушена. Топочная яма в плане имела овальную форму, размерами 0,72 X 1,3 м, при глубине 0,2 м; стенки ее были покатыми. Под печи подвергался ремонту: на материковом дне ямы прослежена подушка из суглинка, перекрытая слоем мелких камней, обмазанных сверху глиной; при ремонте был оборудован новый глиняный под подквадратной в плане формы, размерами 0,2 X 0,25 м, толщиной 3 см. Вблизи развала печи была расчищена столбовая ямка от навеса.

Заполнена была черноземом с примесью угольков, в котором найдены 17 фрагментов раннесредневековой керамики.

ПЕЧЬ 5 (рис. 1.2; 7.4) - была обнаружена на удалении в 22 м к юго-западу от Жилища 4. Сооружена была на останце в яме подтреугольной формы, максимальными размерами 1,5 X 1,7 м, глубиной до 0,15 м. Печь в плане имела подпрямоугольную форму, размерами 0,58 X 0,6 м, при высоте до 0,3 м; устьем была обращена к югу; сложена из мелких камней. Топка имела прямоугольную в плане форму, размерами 0,28 X 0,3 м, под был обмазан сантиметровым слоем глины с примесью известняка.

Заполнение состояло из чернозема, из которого происходят 3 фрагмента раннесредневековой керамики.

ПЕЧЬ 7 (рис. 1.2; 7.5) - была зафиксирована в 3 м к западу от Жилища 5. Представлена развалом небольших камней на площади 0,38 X 0,44 м, высотой 0,2 м. Размеры разрушенного пода не восстановимы.

Чернозем заполнения был насыщен обломками пода и глиняной жаровни; в нем были найдены 4 фрагмента раннесредневековой керамики.

ПЕЧЬ 8 (рис. 1.2; 7.6) - была выявлена на расстоянии 5,6 м к западу от Жилища 5. Была сооружена в круглой яме, диаметром 0,54 м, глубиной 5 см, дно которой являлось подом. Устьем была обращена к югу; стенки не сохранились.

В черноземном заполнении, насыщенном мелкими камнями, обломками жаровни и угольками, были найдены 11 фрагментов раннесредневековой керамики (рис. 7.11, 12).

ПЕЧЬ 2 (рис. 1.2; 7.7) - была обнаружена на удалении в 3,75 м к юго-востоку от Жилища 2. Представлена овальной в плане купольной глинобитной печью, сооруженной в круглой яме с выходом в предтопочную яму. Общие размеры сооружения 1,7 X 3,8 м, из которых предтопочная яма занимала пространство 1,7 X 2,65 м; общая ориентировка комплекса северо-восток - юго-запад. Стенки печной ямы были отвесными, размеры ее составляли 0,82 X 1,15 м, при глубине 0,67 м; дно ее было вогнутым, а перед устьем печи - горизонтальным. Стенки предтопочной ямы были сильно наклонными, сужали размеры дна до 0,4 X 1,25 м, глубина ее достигала 2,05 м. Печь в плане имела размеры 0,82 X 1,15 м, при высоте до 0,18 м; свод ее был двуслойным, с толщиной наружного слоя 4,5 см, внутреннего - 1 см. Вогнутый под печи также состоял из двух слоев толщиной по 4 см каждый; нижний под был наполовину выстлан камешками.

Заполнение сооружения состояло из смеси чернозема и глины с примесью золы и железного шлака. В печи был найден астрагал (рис. 6.28); в предтопочной яме - железный нож с горбатой спинкой (рис. 6.27); астрагал (рис. 6.29), а также 39 фрагментов раннесредневековой керамики (рис. 7.13, 14).

ПЕЧЬ 6 (рис. 1.2; 7.8) - была равноудалена от Жилищ 1 и 5 на 15 м. Представлена купольной глинобитной печью в овальной яме, устьем обращенной к востоку, в предтопочную яму. Свод печи не сохранился. Претопочная яма в плане имела подовальную форму, размерами до 1,07 X 2,12 м, при глубине 0,4 м. Печная яма при размерах 1 X 1,6 м, имела глубину 0,4 м. О неоднократном ремонте печи свидетельствовала пятислойность ее пода. Первоначальный под был овальным, размерами 1 X 1,6 м, состоял из двух прослоек мелких камней, вымазанных глиной, общей толщиной 12 см; второй под был прямоугольным, размерами 1 X 1,2 м, толщиной 9 см, состоял из прослойки камешков, обмазанных глиной, которой были футерованы и стенки печи на высоту 12 см; третий под конструктивно был близок второму, при размерах 1 X 1,35 м и толщине 7 см, по краям имел глиняный бортик высотой 0,2 м; четвертый под аналогичен первому, при размерах 0,9 X 1,5 м и толщине 13 см, по краям был огражден каменной стеночкой высотой 15 см; пятый, последний под, был овальным, размерами 1 X 1,6 м, полностью выстланным камнями слоем в 9 см, имел устье размерами 0,3 X 0,4 м, переходящее при впадении в предтопочную яму в небольшой каменный бортик.

Заполнение комплекса состояло из чернозема с примесью золы и печины, из него происходят 9 фрагментов раннесредневековой керамики (рис. 7.15, 16).

ГОРН 1 (рис. 1.2; 7.9) - был выявлен в 12 м к юго-западу от Жилища 4. Представлен купольной глинобитной печью яйцевидной формы, возведенной в овальной яме устьем к югу, в предтопочную яму. В плане комплекс имел подовальную форму, размерами до 2,7 X 3,1 м; предтопочная яма занимала пространство 2,25 X 2,8 м, глубина ее составляла 0,61 м. Горновая яма имела размеры 1,05 X 1,2 м, при глубине 0,85 м. Максимальные размеры горна с устьем достигали 1,2 X 1,3 м, свод лежал на поде, реконструируемая высота составляла 1 м, толщина свода достигала 5 см. Трехслойность пода характеризовала его реконструкции. Первоначальный под был выложен сланцевыми плитками, обмазанными сверху глиной слоем в 3 см; второй под состоял из мелких камней слоем до 6 см, зашлакованных сверху; верхний под состоял из слоя глины и камешков толщиной до 4 см, сверху был зашлакован. Устье шириной 0,25 м, высотой 0,4 м, было образовано стеночками из крупных камней, обмазанных снаружи глиной. Рядом обнаружены обожженные камни от пробки устья. На дне предтопочной ямы была расчищена ямка от столба навеса.

Заполнял сооружение чернозем, насыщенный золой и железным шлаком. На втором поде горна найдены 2 железные крицы? и 12 фрагментов керамических квадратного сечения сопел; на верхнем поде у устья - 3 обломка таких же сопел. Обнаружены также 39 фрагментов раннесредневековой керамики (рис. 7.17-19).

Из исследованных в раскопе крупных ям (рис. 1.2): Ямы 1 и 7 относятся к хорошо известному типу кувшиновидных, для хранения общественных припасов, а Яма 5 - к типу колоколовидных.

Приведенные описания комплексов раннесредневекового горизонта раскопа позволяют обобщить следующее:
1. Жилища первоначально строились по единому образцу - столбовой конструкции, с печью в восточном углу, устьем обращенной к югу, к входу. Жилища 1, 2, 3, 5 ремонтировались; в верхнем строительном периоде Жилищ 2 и 5 расширялся котлован, в него был опущен полный или комбинированный сруб, реконструировались печи; печь Жилища 3 перестраивалась. Печь Жилища 4 была оборудована глиняной жаровней. Все эти особенности не выходят за рамки восточнославянской домостроительной традиции.
2. Печи - каменки открытого типа сооружены также по единому образцу. Печь 4 ремонтировалась, была прикрыта навесом. На печах 4, 7, 8 были установлены глиняные жаровни. В отличие от каменок в жилищах, не выявлены следы крепиды открытых печей. Подобные печи характеризуются как летние, для приготовления пищи.
3. Купольные глинобитные печи аналогичны по конструкции, неоднократно ремонтировались. Классифицируются как печи для выпечки хлеба, обжига керамики или обогащения железной руды (агломерационные)2.
4. Конструкции, аналогичные горну 1, ранее зафиксированы на Алчедаре3.

Микротопография исследованного участка выявляет тенденцию разнотипных сооружений к тяготению в значительно удаленные друг от друга группы, из которых выделяются:
1. Жилище 2, Печи 1 и 2; 2. Жилище 4, Печь 3, Ямы 2 и 3, столбовые ямы; 3. Жилища 5 и 6, Печи 7 и 8, Яма 10; 4. Горн 1, Печи 4 и 5, Ямы 5-7, столбовые ямы; 5. Печь 6, Ямы 8 и 9, столбовые ямы.

Интересны группы 4 и 5, не связанные с жилыми сооружениями - возможно комплексы общественного пользования.

Анализ остеологического материала из раскопа выявил в составе стада крупный и мелкий рогатый скот, свинью и лошадь; дикие животные представлены волком, зайцем, северным оленем а также лесной птицей.

Из инвентаря раскопа определению поддаются только некоторые находки: лимоновидная бусина из слоя (рис. 2. 8) - относится к 1-му типу восточнославянских бус, бытовавшему в Х-ХI вв.4; наконечник стрелы из слоя (рис. 2.2) - датируется Х-началом XII вв.5; тесло-молоток для работ по дереву из слоя (рис. 2.1) - имеет аналогию IХ-Х вв. на поселении Монастырек, а в Новгороде датируется Х-ХII вв.6; калачевидное с язычком кресало из Жилища 1 (рис. 2.16) - относится к 1-му типу древнерусских кресал, характерному для Х-ХI вв.7; шиферное пряслице из Жилища 2 (рис. 2.17) - характерно для XI в.8; наконечники стрел из Жилищ 4 и 5 (рис. 6.4, 19) - датируются Х-ХI вв., одна подобная стрела даже вошла в классификацию А.Ф. Медведева9; пластинчатые шпоры, подобные изделию из Жилища 4 (рис. 6.1) - появились в Восточной Европе в IХ-Х вв., изготовлялись местными кузнецами в подражание скандинавским10, сердоликовые бусы из Жилища 4 (рис. 6.8, 9) - появились в восточнославянских землях в IX в.11; гладкопроволочные височные кольца из Жилища 6 (рис. 6.26) - характерны многим восточнославянским племенам в Х-ХI вв.12

Керамический материал из слоя и комплексов довольно единообразен. Вся посуда изготовлена на ручном гончарном круге; основные примеси в тесте - толченый пирит, мелкий песок и дресва, реже встречен толченый известняк и очень редко (1 %) - шамот. Ведущие формы посуды - горшки и сковороды; миски единичны. Горшки в основном округлобокие, приземистые, с покатыми невысокими плечиками и сравнительно широкими днищами; наибольшее расширение тулова у них приходится на середину высоты. Около 15 % общего количества горшков составляют сосуды со сравнительно крутыми плечиками, наибольший диаметр тулова которых приходится на верхнюю треть высоты. Основная масса горшков имеет короткий отогнутый венчик с закругленным или срезанным краем (29 %), часто манжетовидным (до 40 %) или утолщенным (до 23 %), встречены также оттянутые венчики (8 %). Сковороды имеют невысокие вертикальные бортики, слабо отклоненные наружу, иногда с приподнятым краем. Миски имеют конусовидную форму с ровными стенками. Лепные изделия представлены жаровнями, устанавливавшимися на печах-каменках. Основные виды орнаментации горшков - врезная линейная и линейно-волнистая, иногда в сочетании с косыми насечками или овальными вдавлениями по горлу; сковороды и миски не орнаментированы.

Учитывая недостаточную разработанность хронологии раннесредневековой керамики для памятников Днестро-Прутско-Дунайского междуречья, наряду с использованием имеющихся датировок по Алчедарскому городищу имеет смысл поиск аналогий в посуде других областей восточнославянского расселения.

КомплексКерамикаАналогииДатир.,вв.
IXXXI
Жил. 13.3Киев, Алчедар13 + 
3,6Киев,Новгород14 + 
Жил. 23,8Киев, Монастырек15++ 
3,9Киев16 + 
3,11,14Киев, Буковина17 ++
3,12Волковыск18 ++
Жил. 34,6Алчедар, Буковина, Новгород19   
Жил. 44,7Волковыск20 ++
Жил. 55,6Буковина21 + 
5,8Алчедар22 + 
Жил. 65,9Киев, Буковина23 + 
5,10Киев24 + 
5,11Алчедар25 + 
5,12Старая Рязань, Монастырек, Киев + 
Алчедар26+++
Печь 17,10Монастырек27++ 
Печь 27,13Алчедар28 + 
Печь 67,15Алчедар29 + 
7,16Монастырек, Алчедар, Буковина, Волковыск30+++
Печь 87,11Алчедар31 + 
Горн 17,19Монастырек32++ 

Синхронизация инвентаря и керамического материала позволяет констатировать одновременность существования исследованных комплексов в X в., не исключая возможности функционирования некоторых из них ранее и позднее. Наличие в материале из раскопа значительного количества керамики более совершенных, по сравнению с городищем, форм, и почти полное отсутствие лепной керамики дает нам основания ограничить хронологические рамки периода обитания поселения Х-ХI вв., т. е. - предполагать большую длительность существования поселения, нежели городища.

Следует дать пояснения нашему отнесению памятника и соответственно - обнаруженного материала в категорию раннесредневековых. Согласно действующей до нынешнего дня концепции, памятники типа Алчедар-Екимауцы определяются как древнерусские. Наши данные, полученные при исследованиях 80-х гг., а также результаты обработки нефондированных коллекций с этих памятников дали возможность включить круг синхронных поселений и городищ Среднего и Нижнего Поднестровья в синкретичный ареал “контактной зоны” восточнославянской и степных вариантов салтово-маяцкой культур, верхняя граница которого ранее проводилась по низовьям Днестра и Дуная. Поэтому на данной стадии изученности проблемы мы воздерживаемся от этнических и державных ярлыков для культурной атрибуции нашего памятника.

  1. Федоров Г.Б. Работы Прутско-Днестровской экспедиции в 1960-1961 гг. // КСИА. Вып. 99. 1964; Он же. Генезис и развитие феодализма у древнерусского населения Днестровско-Прутского междуречья в IХ-ХII вв. (по археологическим данным) // Юго-Восточная Европа в эпоху феодализма. Кишинев, 1973; и др.
  2. Древняя культура Молдавии. Кишинев, 1974. С. 117.
  3. Федоров Г.Б. Работы Прутско-Днестровской экспедиции в 1960-1961 гг. С. 82.
  4. Щапова Ю.П. Стекло Киевской Руси. М., 1972. С. 84, 85, 96. Рис. 16.
  5. Медведев А.Ф. Оружие Новгорода Великого // МИА. № 65. 1959. С. 169.
  6. Максимов Е.В., Петрашенко В.А. Славянские памятники у с. Монастырек на Среднем Днепре. К., 1988. С. 89, 90; Колчин Б.А. Железообрабатывающее ремесло Новгорода Великого. // МИА. № 65. 1959. С. 104.
  7. Колчин Б.А. Железообрабатывающее... С. 99.
  8. Розенфельдт Р.Л. О производстве и датировке овручских пряслиц // СА. 1964. № 4. С. 233.
  9. Медведев А.Ф. Ручное метательное оружие (лук и стрелы, самострел). САИ. Е1-36. 1966. С. 145, № 28; 149, № 42.
  10. Перхавко В.Б. Появление и распространение шпор на территории Восточной Европы // СА. 1978. № 3. С. 118. Рис. 3. Тип X.
  11. Седов В.В. Восточные славяне в VI-XIII вв. Археология СССР. М., 1982. Табл. XXI (36).
  12. Там же. Табл. XIX (5), XXV, XXVI (5, 48), XXVII (4).
  13. Толочко П.П. Древний Киев. К., 1983. С. 162. Рис. 80; Равдина Т.В. О датировке городища Алчедар // Средневековые памятники Днестровско-Прутского междуречья. Кишинев, 1988. С. 64. Рис. 6.15.
  14. Толочко П.П. Указ. соч.; Смирнова Г.И. Опыт классификации керамики Древнего Новгорода // МИА. № 55. 1956. С. 235. Рис. 3.3а.
  15. Новое в археологии Киева. К., 1981. С. 76. Рис. 27; Максимов Е.В., Петрашенко В.А. Указ. соч. С. 21. Рис. 21.6.
  16. Толочко П.П. Указ. соч.
  17. Новое в археологии...; Тимощук Б.О. Давньоруська Буковина. К., 1982. С. 157. Рис. 94.5; 174. Рис. 98.2.
  18. Зверуго Я.Г. Древний Волковыск. X-XIV вв. Минск, 1975. Рис. 23.
  19. Равдина Т.В. Указ. соч. С. 65. Рис. 7.5; Тимощук Б.О. Указ. соч. С. 157. Рис. 94.8; Смирнова Г.И. Указ. соч. С. 238. Рис. 4.1.
  20. Зверуго Я.Г. Указ. соч. Рис. 23. 22.
  21. Тимощук Б.О. Указ. соч. С. 20. Рис. 5.5.
  22. Равдина Т.В. Указ. соч. С. 60. Рис. 1.9, 27.
  23. Толочко П.П. Указ. соч.; Тимощук Б.О. С. 56. Рис. 30.8.
  24. Новое в археологии... С. 299.
  25. Равдина Т.В. Указ. соч. С. 60. Рис. 1.7.
  26. Монгайт А.Л. Старая Рязань. МИА. № 49. 1955. С. 123. Рис. 83; Максимов Е.В., Петрашенко В.А. Указ. соч. С. 53. Рис. 45.5; 58. Рис. 51.2; Новое в археологии... С. 76. Рис. 27; Равдина Т.В. Указ. соч. С. 65. Рис. 7.3.
  27. Максимов Е.В., Петрашенко В.А. Указ. соч. С. 58. Рис. 51.9.
  28. Равдина Т.В. Указ. соч. С. 62. Рис. 4.16.
  29. Там же.
  30. Максимов Е.В., Петрашенко В.А. Указ. соч. С. 21. Рис. 15.6; 88. Рис. 64.8; Равдина Т.В. Указ. соч. С. 65. Рис. 7.5; Тимощук Б.О. Указ. соч. С. 63. Рис. 35.3; Зверуго Я.Г. Указ. соч. Рис. 23.22.
  31. Равдина Т.В. Указ. соч. С. 65. Рис. 7.5.
  32. Максимов Е.В., Петрашенко В.А. Указ. соч. С. 34. Рис. 26.3.