Л.А. Секретарь

Новые материалы о строительной деятельности ростовских мастеров-каменщиков в конце XVII - начале XVIII веков

Данное сообщение дополняет уже известные факты о строительной деятельности ростовских каменщиков в пределах Ростовской митрополии, обобщенные в статье Э.Д. Добровольской “Новые материалы по истории Ростовского кремля”1, и содержит новые сведения о работах этих мастеров в других регионах России в конце XVII - начале XVIII веков. Выявление как можно большего числа имен мастеров-каменщиков и фактов, связанных с их деятельностью, позволит в будущем представить более полно историю строительства отдельных архитектурных памятников, глубже изучить вопросы, связанные с организацией строительных работ (характером формирования и составом строительных артелей, взаимоотношениями между заказчиком, каменных дел подмастерьем и артелями мастеров-строителей, ролью каждого из них в формировании архитектурного облика постройки), и, в итоге, проникнуть в тайны своеобразия русской архитектуры XVII - начала XVIII веков.

В фонде 237 (“Монастырский приказ”) и 248 (“Правительственный Сенат”) РГАДА обнаружено несколько документов, датированных началом XVIII в. и содержащих сведения более раннего времени о работах ростовских каменщиков.

Наибольший интерес представляет челобитная каменщика Ивана Иванова, “допросные листы”, в которых он свидетельствует о своих работах разных лет, а также “сыскное дело” каменщика Петра Федорова2.

Из челобитной Ивана Иванова, взятого в Москву на “драгунскую службу” вопреки царскому указу, по которому каменщиков не имели права определять в солдаты, следует, что он вместе с отцом Иваном Оксеновым и братом Григорием Ивановым “работали у каменного дела в Ростове в доме богородицыне многие годы”3. Имя Ивана Оксенова упомянуто в списке каменщиков, приложенном к статье Э.Д. Добровольской4. Таким образом, определяется еще одна династия каменщиков при Ростовском архиерейском доме. Кроме того, документ позволяет выявить состав артели ростовских мастеров, в которой трудился Иван Иванов, и определить круг работ этой артели. Это Иван Вахромеев, Степан Федоров, Артемий Иванов, Савелий Иванов, Григорий Иванов (брат челобитчика)5. Иван Иванов сообщает, что “в прошлых годех”, т. е. до 1708 г. - момента написания челобитной, - они работали по найму “московского записного каменных дел подмастерья” Алексея Лукина в Переяславле-Залесском “у строения трапезы Никицкого монастыря”6, а также в Москве на строительстве церкви Спаса в Новосолдатской слободе у церкви “за арбацкими вороты у Николая Чудотворца что в Плотниках”7.

В 1708 г. Иван Иванов вместе с этими же мастерами (кроме Ивана Вахромеева) трудился в Москве “у городового дела”.

В документе о “сыске” каменщика Петра Федорова, выходца из села Никольского, являющегося вотчиной Ростовского митрополита, выясняются имена еще одной строительной артели, которая в начале XVIII в. была занята реконструкцией крепостных стен в Москве. В стенах башен каменщики устраивали новые бойницы. В артель входили: ярославский каменщик “Семен Семенов сын Мурзин” из села Путятина - вотчины стольника Семена Хотянцева - и ростовские каменщики Алексей Иванов из села Шуйца - вотчины Борисоглебского монастыря, Степан Федоров из села Зверинец - вотчины архиерейского дома, и Петр Федоров. В течение 3 лет эта артель возводила ограду в Вознесенском монастыре г. Курска, в течение года строила кельи в Ивановском монастыре г. Вязьмы и в течение года участвовала в строительстве знаменитой церкви Рождества богородицы в Нижнем Новгороде - вотчине Строгановых8.

В “допросе” Петр Федоров подтвердил, что в прошлые годы работал “в товарищах” с упомянутыми выше каменщиками. Кроме того, он назвал еще один храм - Петра и Павла “что в Олафертове полку” в Москве, - в строительстве которого он принимал участие, но с другими каменщиками. В 1702 г., вероятно, по причине старости он был взят на “архиерейский двор” в конюхи.

В начале XVIII в. ростовские каменщики вместе с мастерами из других регионов России широко привлекаются для строительства Петербурга. О тяжелом положении этих людей, насильно, по указу Петра I, взятых в Петербург, свидетельствуют архивные документы. 1707 годом датируется челобитная архимандрита Борисоглебского монастыря Даниила “с братьею” на имя Петра I о каменщиках и кирпичниках строительной артели во главе с Григорием Перфильевым. В челобитной монастырские власти жалуются, что они выплатили взятым из их вотчины мастерам “хлебное жалованье”, а положенные им деньги, записанные в окладные книги стольника Василия Вейкова, не были выданы. Оставшиеся в деревнях Ростовского уезда семьи умирали от голода9.

В начале XVIII в. в связи с широкомасштабными строительными работами в Петербург по указам Петра I насильственно переселяются мастеровые люди из разных губерний России. 1713 годом датируется список “переведенцам на вечное житие в Санкт-Петербурх”, которых определили к “городовому строению” и другим делам и расселили по разным квартирам, но они бежали, не выдержав выпавшего на их долю тяжелого бремени10. В списке перечислены имена 24 каменщиков из села Яковлевское с относящимися к нему деревнями - вотчины Ростовского архиерейского дома, и 5 каменщиков из вотчины Борисоглебского монастыря. Итак, рассмотренные выше документы позволили:
1) прибавить к списку имен каменщиков, которые участвовали в создании уникального ансамбля Ростовского кремля, еще два имени братьев Ивана и Григория Ивановых, сыновей уже известного по другим документам Ивана Оксенова;
2) определить состав неизвестных ранее трех артелей мастеров-каменщиков и выявить их работы, в том числе, и за пределами Ростовской митрополии;
3) сделать вывод о том, что главными центрами, в которых сформировались кадры мастеров-каменщиков из крестьянского населения, являлись вотчины Ростовского архиерейского дома и Борисоглебского монастыря;
4) выяснить некоторые особенности организации строительных работ на рубеже XVII-XVIII вв. Каменщики трудились не только на строительстве объектов в тех вотчинах, к которым они принадлежали, но и имели возможность работать по найму “каменных дел подмастерьев” в других регионах России. В начале XVIII в. в их деятельность все более настойчиво вторгается государство, насильно привлекая к работам, ведущимся по государственным заказам: реконструкции крепостных сооружений Москвы, строительству Петербурга.

  1. Добровольская Э.Д. Новые материалы... // Материалы по изучению и реставрации памятников архитектуры Ярославской области. Т. 1. Древний Ростов. Ярославль, 1958. С. 26 - 42.
  2. РГАДА. Ф. 237. Оп. 1. Д. 2106. Л. 10 об. - 13.
  3. Там же. Л. 10 об.
  4. Добровольская Э.Д. Новые материалы... С. 41.
  5. РГАДА. Ф. 237. Оп. 1. Д. 2106. Л. 11.
  6. Трапезная Никитского монастыря в Переяславле-Залесском была возведена в середине XVI в. В XVII в. она была кардинально перестроена. В 1690-е гг. сооружен пятиглавый храм с востока от трапезного корпуса, надстроен и расширен сам трапезный корпус. См.: Ильин М. Путь на Ростов Великий. М., 1975. С. 60-61.
  7. Текст документа оставляет сомнение в том, все ли перечисленные объекты строились по найму Алексея Лукина или только трапезный корпус Никитского монастыря.
  8. РГАДА. Ф. 237. Оп. 1. Д. 2106. Л. 12 об. - 13.
  9. Там же. Д. 2220. Л. 213 об. - 216.
  10. Там же. Ф. 248. Оп. 2. Д. 24. Л. 554 - 554 об.