И.Д. Шабалина

Голгофский крест в мелкой пластике из дерева в собрании Государственного музея-заповедника «Ростовский кремль»

О Государственном музее-заповеднике «Ростовский кремль» или Музее церковных древностей, как его называли раньше, издано много литературы. В последние годы музей включен в свод особо ценных объектов культурного наследия народов Российской Федерации. Коллекции музея представлены в обширных экспозициях. Научный потенциал музея позволяет проводить изучение музейных собраний.

Священные реликвии, представленные в этой работе, отражают церковную культуру русского Севера. Эти памятники в течение ста с лишним лет сохраняются в фондах музея. Немногие из них увидели свет на выставках.

Каталог включает группу памятников с изображением Голгофского Креста - одного из основных образов христианства. Коллекция мелкой пластики из дерева достаточно полная, позволяет проследить иконографию данного сюжета во всем его многообразии.

Все памятники публикуются впервые.
Каталог

Древнерусская пластика все чаще привлекает внимание исследователей. Отдельные образцы резных икон и крестов встречаются в издании А.А. Бобринского, в работах Н.Н. Соболева, Н.Н. Померанцева, А.К.Чекалова. В последние десятилетия появились монографии и статьи Т. В. Николаевой, А. В. Рындиной, Н.Г. Порфиридова, И.И. Плешановой, Н.В. Мальцева, И.М. Соколовой, И.Н. Ухановой, Г.В. Сидоренко и др. авторов. Эти исследования во многом определяют представления о своеобразии пластики Москвы, Новгорода, Великого Устюга, Русского Севера, Троице-Сергиева и Кирилло-Белозерского монастырей и др. центров, где развивалось резное дело.

Полное же богатство и неповторимость иконографии, стилистических особенностей и технологических приемов можно будет оценить и осмыслить лишь после публикации научных каталогов тех музейных собраний, где хранятся, чаще в запасниках, произведения скульптуры и мелкой пластики.

Важным шагом в этом направлении стали изданные Т.В. Николаевой научные каталоги богатейшего собрания мелкой пластики Загорского музея. Увидели свет три тома каталога скульптуры Третьяковской галереи, куда вошли и произведения пластики. Издан каталог мелкой деревянной пластики Государственного Исторического музея. В последние годы появились небольшие каталоги провинциальных музеев, посвященные, в основном, памятникам XVIII-ХIХ вв.1

Но даже в этих фундаментальных трудах недостаточно внимания уделено мелкой пластике из дерева. Причина в том, что до конца не осознана природа деревянных икон и крестов, не осмыслено художественное значение подобных памятников. Главная же проблема заключается в следующем: не обретены подходы к этому материалу, пока еще не разработаны методологические принципы научной обработки резной пластики из дерева2.

Существенные результаты в исследовании мелкой пластики из дерева дают материалы проводимых в последнее время выставок деревянной скульптуры в Москве, Санкт-Петербурге, Архангельске и других городах. В настоящее время ведется работа над каталогами крупнейших собраний древнерусской скульптуры Русского музея, ГИКМЗ «Московский Кремль», Новгородского музея-заповедника и других музеев, где, надеемся, в будущем больше внимания будет уделено резным иконам и крестам, хранящимся пока еще большей частью в фондах.

Настоящее издание вводит в научный оборот 24 памятника с изображением Голгофского Креста из собрания Государственного музея-заповедника «Ростовский кремль». Данный сюжет оказался одним из самых распространенных в собрании мелкой деревянной пластики, что привлекло наше внимание и послужило поводом для исследования. Ранее эти памятники практически не изучались, лишь некоторые из них были представлены на выставках.

Формирование в музее коллекции резных икон и крестов с изображением Голгофского Креста началось в конце ХIХ в. Некоторые памятники поступили в дар в 1883-87 гг. от частных лиц. Другие были приобретены путем закупки, самая большая из них была сделана в 1888-1889 гг. в г. Санкт-Петербурге у торговца древностями Александра Кириллова. По отчетам музея можно судить о том, что к этому времени коллекция уже сформировалась и насчитывала 34 единицы (только резных икон и крестов). Пополнение собрания продолжалось и позднее. К сожалению, документы не сохранили всех имен людей, предложивших музею резные реликвии. Имеющиеся же данные не дают всей полноты сведений о них.

Особый интерес представляет та группа памятников, которая была закуплена в 1898 г. в г. Ростове на ярмарке. Это дает возможность предположить о распространении резных икон и крестов с общепризнанной старообрядцами символикой – восьмиконечным крестом на Голгофе среди приверженцев старой веры, проживавших и в Ростовском крае3.

Памятники сохранялись, несмотря на запреты Синода на изготовление и использование скульптуры в убранстве храма и в личном пользовании4. Особо это касалось резных икон, которые наряду с литыми, рекомендовалось «не делать и в церквах не употреблять,… а в домах, кроме малых крестов и панагии, искусною работою деланных, отнюдь никаких резных и отливанных икон не держать». В описании документов и дел, хранящихся в архиве святейшего правительствующего Синода, указывалось, что «поклоняться резной иконе значит поклоняться болвану»5.

Тем не менее, в народе сохранялись резные памятники из дерева, в приходских храмах и монастырях чтились святые образы на рези. Может быть, поэтому в собрании Музея церковных древностей в конце прошлого века среди первых поступлений оказались резные иконы и кресты, которые музей получал в дар или закупал для своих коллекций у жителей Ростовского уезда, а также других городов России.

Сохранившиеся частичные сведения о поступивших памятниках не дают точного ответа на вопрос о месте изготовления резных рельефов, имеющихся в коллекции музея. Мы можем лишь предполагать, что памятники, приводимые в нашем каталоге, могли быть выполнены в тех художественных центрах, откуда поступили: это Москва, Санкт Петербург, в том числе и Ростов Великий.

На то, что Ростов в прошлом был центром производства деревянной скульптуры, указывают авторы каталога «Резные иконостасы и деревянная скульптура Русского Севера»6. Согласно мнению авторов, Ростов являлся одним из городов, откуда регулярно, на протяжении нескольких столетий, как и из других поволжских городов, отправляли произведения деревянной скульптуры.

А.А. Титов высказывал предположение о существовании в Ростове на протяжении ХVI в. мастерской, которая могла находиться при дворе ростовского архиепископа7.

О Ростове как крупном центре древнерусской резьбы писал Н.Н.Померанцев8. Свои выводы автор делал на основании наличия в Ростове двух резных запрестольных крестов ХVI в. и ряда других памятников.

И.М. Соколова на материале нескольких резных деревянных икон подтверждает вывод Н.Н. Померанцева о Ростове как центре резьбы9. Она выдвигает две гипотезы местонахождения мастерской в Ростове. Согласно одной из них, мастерская могла существовать при Архиерейском доме, согласно другой – при Богоявленском Авраамиевом монастыре, так как резьба по дереву являлась одним из древнейших и традиционных монастырских занятий. Нам известны имена некоторых резчиков10. Наконец, в Ростов могли приезжать мастера и из других городов и работать по заказам монастырей и церквей Ростова Великого. Так, в ХVI в. в Ростов приезжали мастера-резы из Москвы, участвовали в обустройстве интерьеров Успенского Собора и некоторых зданий Архиерейского двора11. Нельзя оставить без внимания и факт торговых и культурных связей, когда подобные памятники могли быть привезены их владельцами из других городов, а по полученным с них образцам могли выполнить копийный вариант, в том числе и интересующий нас резной Голгофский Крест.

Некоторые памятники нашего собрания по происхождению можно определенно связать с Выгом (Выго-Лексинское общежительство старообрядцев, в литературе называется «Выговская пустынь» - известный старообрядческий монастырь на р. Выг в Повенецком уезде Олонецкой губернии, он был одним из крупнейших центров производства резных икон и крестов с приводимой символикой в ХVII -ХIХ вв.)12. Часть исследуемых памятников с сюжетом Голгофского Креста идентична с выговскими по манере резьбы, по характерной раскраске и другим особенностям. Более точно определить происхождение памятников помогут достаточно полные публикации по художественному наследию Выга, а также других художественных центров. Ввиду предположительных данных графа «происхождение» в нашем каталоге опущена.

Памятники, вошедшие в каталог, расположены следующим образом. Первая группа – иконы. Обращаем внимание на терминологию, которая применяется к этой группе памятников. В научной литературе они фигурируют иногда под другими названиями: «резные доски»13 или «намогильнички»14. Нельзя согласиться с утверждением некоторых авторов о том, что название «резная икона» само по себе не верно, ибо это «резные доски», и «назначение доски – прежде всего мемориальное»15. Действительно, существовали традиции изображения Голгофского Креста на надгробии, в средокрестии намогильного креста или столбика-голбца. Такие изображения высекались на новгородских каменных крестах ХII-ХV вв., они известны на могильных плитах ХVI-ХVII вв. Об этом сообщают новгородские летописи вплоть до ХVII в.

Но подобные памятники использовались и как иконы охранного назначения. Их располагали над дверями домов, часовен, ворот, калиток, включали как керамиды в стены церковных построек. Помимо охранной функции нельзя исключить и то, что им молились, поклонялись.

Следует отметить иконный характер памятников, резанных в дереве. Как утверждал еще преподобный Иоанн Дамаскин, «различие вещества не оскорбляет достоинства образа»16. И преподобный Иосиф Волоцкий указывал на принципиальную неразличимость, правда, шитых и писаных икон: «Аще мудр будет певчий и мудр живописец, оба едино дело творят»17. И изображение Креста на Голгофе, резанное в дереве – это изображение одного из главных образов христианства – Креста Господня. Резной образ и есть икона, так как представляет «традиционно иконный по своей сути материал»18. Подобные памятники представляют собой особую группу резных рельефов, имеющих сложившиеся иконографические типы и своеобразное пластическое решение. Поэтому мы посчитали более точным определение: «Иконы с изображением Голгофского Креста».

Вторая группа памятников объединяет кресты с изображением Голгофского Креста – это четырех- и восьмиконечные кресты, односторонние и двухсторонние. Некоторые кресты имеют расширенные ветви, наряду с прямоконечными. Другие кресты имеют подрезки к средокрестию на верхних и нижних ветвях. В научной литературе не выработано единых критериев к классификации подобных типов крестов. В разных источниках употребляются разные названия одной и той же формы креста в значении «четвероконечный» и «восьмиконечный». В связи с этим интересно отметить отношение старообрядцев к данному вопросу. Четвероконечный крест старообрядцы называли «латинским крыжем». Часто его изображение (независимо от формы ветвей) мы находим в многочисленных старообрядческих сочинениях19.

К сожалению, вопрос о функциональном назначении данных памятников в настоящее время полностью не изучен. Но нам известно, что они служили как молельные образы, использовались как наперсные кресты, наряду с намогильничками, где резались сведения об усопшем, создавались и обережные резные кресты с изображением Голгофы. Таким образом, можно убедиться в многофункциональности и этой группы памятников.

С некоторой условностью можно отнестись к приводимой нами датировке. Это объясняется недостатком имеющихся данных. В дальнейшем исследовании после публикаций каталогов других музеев, имеющих резную пластику, а также после публикаций материалов художественного наследия старообрядческих центров, вопрос этот будет уточнен.

Голгофский Крест в пластике

Большинство памятников, представленных в каталоге, датируются ХVIII-ХIХ вв. Это период, когда уже окончательно сложился канон, уходящий своими корнями в древнерусские традиции. В связи с этим интересно проследить за традицией изображения Голгофского Креста в различных материалах.

Самые ранние сохранившиеся памятники с изображением Голгофского Креста – это антиминсы, датируемые ХII в.20 Рисунок на антиминсах неустоявшийся: крест мог быть четырех-шести-семи или – восьмиконечным, иногда добавлялось ступенчатое подножие, глава Адама и орудия страстей – копие и трость с губкою. Текстовая часть не регламентировалась.

Произведения мелкой пластики из камня также являются древнейшими из сохранившихся миниатюрных рельефных изображений. Одним из ранних памятников с изображением Голгофского Креста можно считать четырехконечный крест, датируемый ХII-ХIII в. из собрания В.В.Тарновского21. Это печать для просфор, изготовленная из сланца, диаметром 5 сантиметров. В круге помещен четырехконечный крест, в середине которого вырезан другой маленький крест, по сторонам креста буквы IC, N, К. Часть печати с буквами утрачена, там, вероятно, помещались буквы ХС22.

Часто встречается Голгофский Крест в медном литье. Самые ранние памятники относятся к ХII в.23 И позднее, на Выге отливали двухстворчатые складни с изображением св. Троицы и иконы «Богоматерь Знамение», а также четырехстворчатые складни с двунадесятыми праздниками. На их обороте – изображение Креста Господня. Много подобных памятников датируются ХIV-ХV вв. Отливали и трехстворчатые складни, где Голгофский Крест изображался на лицевой стороне, в числе основных тем.

Интересно проследить за Голгофским Крестом еще в одном материале, который также использовался в церковном искусстве – в финифти (эмали). Среди финифтяных памятников изображение Голгофского Креста на дробницах, потирах XVIII-XIX вв.24

Любопытно, что случайно на выставке в Коломенском (2000 г.) нам встретилось изображение Голгофы с орудиями страстей на одном из изразцов-памятнике явно не церковного характера. Но это еще раз доказывает, что сюжет Голгофы, появившийся в раннем христианстве и широко распространившийся позднее, получает развитие в самых разных видах искусства.

Дерево же было, несомненно, с древнейших времен наиболее распространенным материалом для культовой скульптуры и мелкой пластики. Из-за непрочности материала и гонений на резную пластику немного сохранилось произведений из дерева, относящихся к раннему периоду. Самые первые из них датируются ХII-ХVII вв., обнаружены они во время раскопок во дворе старого здания Московского университета25. Среди находок – нательные крестики четырехконечной формы с изображением Голгофского Креста и надписями IС, ХС, Г, НИ. Чаще всего подобные памятники встречаются в ХVII-ХIХ вв.

На широкое использование этого сюжета в дереве, без сомнения, повлияло широкое бытование меднолитейной продукции, а также распространение гравюр в конце ХVII – начале ХVIII вв. Именно с деревянных печатных досок, среди которых была и Голгофа с характерными текстами молитв Кресту, возродилось гравирование в России26. С гравюр изображения переходили на иконы, и, наоборот, с икон – на гравюры.

Интересно отметить, что по настоянию владык запрещено было (после 1674 г.) продавать как листы, неискусно резанные и отпечатанные на бумаге торговыми людьми, так и листы, напечатанные немцами – еретиками, и приказано собирать их и истреблять, взыскивая с продающих большую пеню.

Деревянные печатные доски, с которых делались оттиски, были в употреблении народа и иногда находились на полках в ряду икон, и «по непониманию, что это клише, они и были как образа, коим покланялись»27.

Изображение Креста в резной пластике по дереву на протяжении веков видоизменялось, дополнялось в деталях, получало различные богословские объяснения и толкования.

В основе иконографии деревянных рельефов, представленных в каталоге – Голгофский Крест (иногда семиконечный наряду с чаще употребляемым восьмиконечным28). Крест трехсоставный: имеет большую перекладину, вверху – короткую, внизу –косую. Это канон, который тщательно соблюдается в резных рельефах. Канон прослеживается и в рельефных надписях, которые располагаются вокруг креста, иногда с титлами (сокращениями). Каноничны и изображения орудий страстей: трости и копия.

Подобный вариант иконографии среди памятников мелкой пластики из дерева в собрании музея встречается чаще всего. Отдельной схемой мы приводим основные иконографические элементы Голгофского Креста (рис.1-17).Но есть и еще более полное изображение орудий страстей в рельефе: молоток, клещи, столп, лестница.

Наиболее древней надписью, сопровождающей Крест, является греческая надпись «ЦАРЬ СЛАВЫ», которая появилась в ХII в. Позднее стали писать«IС ХС». С ХIV века возле Голгофы появляется «МЛ РБ ГГ ГА», что означает – место лобное, рай бысть, гора Голгофа, глава Адама.

Исследование эпиграфических элементов очень важно в связи с датировкой памятников. Так, после нововведений Никона появляются изменения в надписях: «IИС ХС», «ИС ХС», «ИСЪ ХСЪ» – cо второй половины ХVII в. Написание «IИ Х» следует относить к еще более позднему периоду – концу ХVIII – началу ХIХ в. Подобные памятники имеют ярко выраженное западное влияние.

Кроме того, вокруг Креста помещаются тексты молитв, посвященных поклонению Кресту как одному из основных символов христианства: «Кресту твоему поклоняемся, Владыко», «Крест – хранитель всей Вселенной», «Да воскреснет Бог...» Иногда вырезаны лишь начальные буквы слов молитвы-криптограммы. Раскрыть, прочитать криптограммы пытались исследователи еще в прошлом веке. В настоящее время большинство криптограмм расшифровано, благодаря исследованиям ученых и публикациям материалов проводимых выставок29. В нашем каталоге отдельным списком мы приводим расшифровку криптограмм, встречающихся в текстах, согласно современному уровню изучения темы. Некоторые криптограммы не расшифрованы.

Рассматривая памятники из собрания музея, можно отметить общие, характерные черты: скупой, несколько суховатый язык резьбы, почти все памятники выполнены в низком рельефе; в дополнение к резьбе мастера иногда использовали цвет – частичную окраску рамы или фона или рельефно выполненных букв и текстов. В окраске можно наблюдать применение белых или оранжевых точек по кругу, широких или узких цветных полос по краю иконы.

Приводимый нами каталог резных икон и крестов ростовского собрания достаточно полный и разнообразный, позволяет проследить за иконографическим решением Голгофского Креста, выделить стилистические особенности памятников, систематизировать их в данной коллекции. В собрании нет двух похожих памятников, все они имеют хоть незначительные, но отличия. Аналоги же некоторых памятников можно проследить в собраниях музеев Санкт-Петербурга, Москвы, Каргополя, Вельска, и других городов, коллекции которых еще полностью научно не обработаны и мало опубликованы.

  1. Николаева Т.В. Произведения мелкой пластики ХIII-ХVII вв. в собрании Загорского музея. Каталог. Загорск, 1960; Древнерусское искусство Х – нач. ХV века. Государственная Третьяковская Галерея. Каталог собрания. М., 1995; Стругова О.Б., Гончарова Н.М. Святое искусство Руси. ГИМ. М., 1998; Крючкова Т.А. Деревянная скульптура в Иркутском областном художественном музее // Музей, 5, М., 1984; Власова О,М. Пермская деревянная скульптура. Искусство Прикамья, Пермь, 1985; Цодикович В.К. Народная деревянная скульптура Ульяновской области. ХVII-ХIХ вв. Каталог. Ульяновск, 1988.
  2. Хотя ряд материалов проливает свет на эти проблемы: Уханова И.Н. Некоторые замечания о резном дереве северного края // Доклады географического общества СССР. Вып. 5. Л.,1968; Томсинский С.В. Об одном направлении в мелкой пластике Заонежья. Сообщения Государственного Эрмитажа, II. Л., 1986. С. 28-30. Левина Т.В. Деревянные поклонные кресты на русском Севере // Древнерусская скульптура. Проблемы и атрибуции. М., 1991. С. 245-261; Уханова И.Н. Резные деревянные иконы русского Севера. Народное искусство, СПб, 1995.
  3. Димитрий Ростовский. Розыск о раскольнической Брынской вере, о учении их, о делах их и изъявлении яко вера их неправа. М., 1847; Димитриевский В. Современный раскол в Ярославской епархии и борьба с ним. Ярославль, 1892; Виденеева А.Е. Содержание старообрядцев в монастырях Ростовской епархии // Старообрядчество. История, культура, современность. М., 1995; Виденеева А.Е. Обращение в правоверие старообрядцев Ростовской епархии в ХVIII веке, там же. С. 90-93; Виденеева А.Е. Дело о серебреннике Афанасии Дмитриеве // Старообрядчество. История, культура, современность. М., 1997. С. 96-98; Виденеева А.Е. В раскол бы паки не обратился. Судьба старообрядца Михаила Васильева // ж. «Русь», 1997. С. 96-100; Сагнак И.В. А.Л. Кекин о семейном староверии // Старообрядчество. История, культура, современность. М., 1998. С. 67-71.
  4. Подобных постановлений было несколько, первое в 1722 г. Запрет на скульптуру накладывали и указы 1723, 1767, 1830, 1832 гг. Последний из подобных указов требовал нигде в церквах не иметь никаких изображений, кроме образов. Причину обычая применения резной скульптуры Синод видел «в иноверных, наипаче от римлян и последующих им порубежных нам поляков, которым, яко благочестивой нашей вере последовать не подобает».
  5. Полное собрание Постановлений и распоряжений по ведомству православного исповедания Российской империи. Т.11, 1722, СПб, 1872. С. 575-576; Там же. Т. 18, 1728, СПб, 1891. С. 102.
  6. Резные иконостасы и деревянная скульптура русского Севера. Каталог выставки. М., 1995. С. 161-186.
  7. Титов А.А. Кремль Ростова Великого, М.,1903. С.12.
  8. Померанцев Н.Н. Русская деревянная скульптура и декоративная резьба // V выставка произведений изобразительного искусства, реставрированных ГЦХНРМ им. академика И.Э. Грабаря. Каталог. М.,1965. С. 70-71.
  9. Соколова И.М. Об одной группе ростовских икон ХVI в. // Древнерусская скульптура, М., 1996. С. 40-45.
  10. Известно имя резчика – инока Исайи, изготовившего царские врата для Богоявленского собора Авраамиева монастыря; О резчике В.Л. Никольском, изготовившем копию с царских врат с памятника ХVI в для церкви на Ишне см.: Титов А.А. Ростов Великий. М., 1905.С.95; О династии ростовских резчиков Кищенковых см.: Брюханова Е.В. Династия ростовских резчиков Кищенковых // История и культура Ростовской земли. Ростов, 1996. С. 176-185; о других ростовских резчиках см.: Брюханова Е.В. Резчики Ростова Великого конца ХIХ в. // История и культура Ростовской земли. Ростов, 1993. С. 9-8.
  11. Мельник А.Г. Интерьер Ростовского Успенского собора в ХVI-ХVIII вв. // Сообщения Ростовского музея. Ростов, 1993. V выпуск. С. 84.
  12. Неизвестная Россия. К 300-летию Выговской старообрядческой пустыни. Каталог выставки. М., 1994. С.79-82.
  13. См. Резные иконостасы и деревянная скульптура русского Севера…С. 174-184; Томсинский С.В, Старообрядческие намогильные доски из Тихвина Бора // Сообщения Государственного Эрмитажа. ХLVIII, 1983. С.18.
  14. Винокурова Э.П. О художественном наследии Выго-Лексинской старообрядческой пустыни (состояние вопроса) // Старообрядчество в России (ХVII-Х VIII вв.) М., 1994. С. 142-144.
  15. Томсинский С.В. Старообрядческие намогильные доски из Тихвина Бора… С. 18.
  16. Пр. Иоанн Дамаскин. Три защитительных слова против порицающего святые иконы или изображения. СПб, 1893. С. 11.
  17. Пр. Иосиф Волоцкий. Послание иконописцу. М., 1993. С. 56.
  18. Рындина А.В. Иконный образ и русская пластика ХIV-ХV вв. // Древнерусская скульптура. М., 1991. С. 21. Благодарю за представленный материал В.И. Вахрину и Т.Ю. Субботину.
  19. Мельников Ф.Е. Краткая история древлеправославной (старообрядческой) церкви. Барнаул, 1999. С. 73-84; РГБ ОР. Фонд 247 № 411, л. 1,18,21,123; РГБ ОР. Фонд 247 № 628, лл. 81-118; ЯИАМЗ. 15106; ЯИАМЗ 15407, л. 25, 312, 37, 39; ЯИАМЗ. 15100, многочисленные рисунки.
  20. Антиминс (от греч. «анти» и лат. «менса»-вместопрестолие – четырехугольный плат с частицами мощей, на котором совершается Евхаристия, имеет значение алтаря, жертвенника. Традиции уходят в первые века христианства. Первоначально изготавливался из холста, с ХVII в. – из шелка, с начала ХVIII в. – из атласа.
  21. Каталог украинских древностей. Коллекции В.В. Тарновского. Киев, 1898. Вып.1/2, № 34.С. 8
  22. Собрание Б.И. и В.Н. Ханенко. Древности русские. Киев,1900. С. 18, табл. ХХVII, № 310. Подобные надписи на каменных крестах-мощевиках, иконках встречаются и позднее, вплоть до конца ХIХ в.
  23. Из устного сообщения Гнутовой С.В. (музей им. А. Рублева, май 2000 г)
  24. Из устного сообщения Федоровой М.М. (ГМЗ «Ростовский Кремль», октябрь 2000 г.).
  25. Кренке Н.А. Нательные крестики из раскопок во дворе старого здания Московского университета // Российская археология, 2000 . № 1. С. 207-214.
  26. Ровинский Д.А. Русские гравюры и произведения с 1564 г. М., 1870. С. 9.
  27. Голышев И.А. Новые приобретения старинных образцов резьбы по дереву. М.,1877. С…
  28. В соч. Покровского Н.Н.«Евангелие в памятниках иконографии преимущественно византийских и русских» утверждается, что древняя форма Креста Господня на Руси была восьмиконечная с титлой ЦАРЬ СЛАВЫ IС ХС НИКА. См. Труды VIII Археологического съезда в Москве, 1890. СПб, 1892. Т.I. C. 357.
  29. Там же. С. 356-357; Ровинский Д.А. Русские народныя картинки. СПб, 1881. Кн.III. С. 332-334; Резные иконостасы и деревянная скульптура Русского Севера… С. 204-207; Бобринский А.А. Русские народные деревянные изделия. М., 1913. Вып. Х. С 56; Соболев Н.Н. Русская народная резьба по дереву. М.-Л. 1934. С.246; Плужников В.И. Термины российского архитектурного наследия. М., 1995. С. 152.