О.Н. Наумов

Актуальные проблемы изучения отечественных гербовников

Гербовники являются важнейшими геральдическими источниками, содержащими богатую информацию о различных аспектах бытия практической и развития научной геральдики. Они представляют собой специфическую форму осмысления геральдических знаний1, а также традиционный, широко распространенный способ подачи информации о гербах. Гербовники – историко-культурный феномен, который требует планомерного и всестороннего исследования.

В России слово «гербовник» появилось в первой половине ХVIII в., в период интенсивного формирования геральдической терминологии. Первоначально оно было многозначным и обозначало также понятия «герб» и «геральдика»2. С другой стороны, в ХVIII в. содержавшая гербы книга называлась не только гербовником, но и исчезнувшим словом «гербовница». В филологических справочниках термин «гербовник» впервые отмечен в 1771 г.3, и с той поры его дефиниция претерпела значительную эволюцию. Гербовник толковался как книга с описаниями и изображениями гербов, и утверждалось, что в нее могут включаться только дворянские эмблемы4. Другие виды гербов (территориальные, государственные) игнорировались. В XIX в. определение часто основывалось на национальном опыте геральдики. Под термином могли понимать не геральдические справочники вообще, а конкретные издания. В «Энциклопедическом лексиконе» А. Плюшара, например, в такой роли выступал «Общий гербовник дворянских родов»5.

В геральдических трудах определения гербовников давались редко, видимо – в силу мнимой очевидности термина. Исключение составляет словарь В.Е. Белинского, дефиниция которого [«родословная книга, составляющая собрание гербов фамильных и муниципальных (городских, государственных, общинных и проч.)»]6, хотя и учитывала существование не только родовых эмблем, все равно оставалась противоречивой. Понятие «родословная книга» связано только с родовой геральдикой и плохо применимо к другим разделам герботворчества.

В определениях XX в. ориентация на родовые гербы была преодолена7. Однако эти дефиниции по-прежнему оставались не вполне точными, поскольку не учитывали, что гербовники могут содержать не только рисунки и описания, но и иную информацию. Лишь недавно такая погрешность была исправлена, и дефиницию дополнили указанием на «истолкования» гербов8. На фоне постепенно возрастающей источниковедческой точности определений в филологических справочниках неудачной выглядит дефиниция И.В. Борисова, которая в научном отношении является безусловным шагом назад. Автор утверждает, что гербовники – «это сборники, в которых находятся рисунки гербов с указанием фамилий их владельцев»9. Предложенное понимание не учитывает возможности помещения в гербовниках описаний гербов, генеалогических, просопографических и иных сведений, не упоминает о территориальных и государственных гербовниках. Кроме того, справочник может состоять только из описаний гербов, без рисунков.

В отечественной историографии до сих пор отсутствует точная и устоявшаяся дефиниция одного из основных геральдических понятий, и такая ситуация отражает несовершенство понятийно-терминологического аппарата дисциплины и ее теоретического раздела в целом.

Гербовник – это собрание расположенных в определенном порядке гербов (их рисунков, описаний, объяснений семантики), которое может сопровождаться генеалогическими, историческими, географическими, биографическими и иными сведениями. Он может включать не только гербы одного вида (родовые или территориальные), но и разных. В отечественном гербоведении термин применяется неоправданно узко. Собрания гербов, появившиеся после 1917 г., продолжают по привычке именоваться альбомами. В советской историографии это слово применялось или чтобы не привлекать излишнего внимания к опальной геральдике (когда речь шла о книгах типа альбома Н.Н. Сперансова10), или для акцентирования идеи о «коренном отличии» новых, советских гербов от старых, дореволюционных. Сейчас оба обстоятельства утратили актуальность, поэтому издания советского времени следует, в соответствии с геральдической терминологией, именовать гербовниками.

Другой границей использования понятия в России стало то, что его традиционно относят только к книгам. Между тем, существуют серии журнальных публикаций, которые представляют собой собрания гербов. К ним принадлежат, в частности, незавершенная публикация В.К. Лукомского о неутвержденных гербах титулованных родов, материал С.Н. Тройницкого о дипломных гербах и др.11 По содержанию, цели создания, источниковедческому значению они ничем не отличаются от книжных гербовников. В.К. Лукомский называл свою журнальную публикацию именно гербовником12. Разница заключается только в форме, которую нельзя признать достаточным основанием для введения каких-то терминологических отличий. Гербовник может существовать и как книга, и как статья, а в последнее время еще и в электронном виде. Формы гербовников взаимосвязаны и переходят одна в другую. Так, собрание гербов офицеров брига «Меркурий» сначала было опубликовано в журнале «Гербовед» как статья, а затем переиздано брошюрой13.

В польской традиции гербовником называют не собрания гербов, а, скорее, генеалогические справочники с обязательным указанием на геральдические сведения. Известно несколько подобных публикаций и на русском языке: Оршанский гербовник, Гербовник витебского дворянства (оба – по оригинальным рукописям XVIII в. из архивных собраний)14. Их название следует воспринимать с определенной долей условности.

Принципиальной проблемой изучения гербовников является их систематизация. Отечественная геральдическая мысль обращалась к ней редко, что обусловлено небольшим количеством подобных источников на русском языке, а в советское время – еще и отсутствием целенаправленного научного интереса. Вариант систематизации русских гербовников предложил в конце 1980-х годов И.В. Борисов15. Автор разделил их на официальные (т.е. утвержденные властью и имеющие, по его словам, «юридическую силу») и неофициальные (т.е. возникшие в результате деятельности частных лиц).

Избранный критерий нельзя признать обоснованным. Взаимоотношения между утвержденными и неутвержденными гербами очень сложны и имеют множество нюансов. И.В. Борисов уклонился от уточнения, подразумевает ли он под официальными гербовниками только те, которые утверждены именно как конкретные собрания, или также и те, которые состоят из гербов, утвержденных в разное время. Это имеет принципиальное значение, поскольку собрания утвержденных гербов могут составляться и издаваться частными лицами. Кроме того, в гербовниках могут объединяться и самобытные, и официальные гербы. Такие собрания совершенно не укладываются в предложенную И.В. Борисовым схему.

О ее несостоятельности свидетельствует также сделанное автором распределение конкретных гербовников между двумя группами. Оно оказалось противоречивым, и с ним трудно согласиться. Так, к утвержденным ошибочно отнесен «Гербовник всероссийского дворянства» В. Дурасова16, в котором нет «гербов княжеских, герцогских, графских и дворянских фамилий», как утверждает И.В. Борисов. К той же группе причислен «Эмблематический гербовник» В.К. Лукомского, включающий наряду с утвержденными и самобытные гербы (например, Бычковых-Ростовских)17. «Малороссийский гербовник»18, содержащий и неутвержденные, и официальные гербы, отнесен к неофициальным гербовникам. Автор неоднократно повторял свою систематизацию, не пытаясь ее усовершенствовать. Вопрос о систематизации остается открытым и, по нашему мнению, может быть разрешен на основе изучения источниковедческих возможностей гербовников, их структуры, состава информации и других критериев.

Специфика гербовников как источников заключается в сложном сочетании общего и частного. Каждый из входящих в такое собрание гербов является самостоятельным, полноценным источником, к которому применимы методы соответствующего анализа. С другой стороны, сам гербовник – также целостный источник. Содержащиеся в нем гербы оказывают существенное влияние на источниковедческие параметры памятника, хотя не обуславливают их полностью. Состав устанавливает границы научного и практического использования конкретного гербовника, но его авторство, время создания, структура и др. зависят от гербов опосредованно.

Автором гербовника является лицо, которое занималось собиранием, систематизацией, иногда – рисованием и описанием гербов. В точном смысле слова автор гербовника – это его составитель, который, как правило, опирается на уже существующее геральдическое пространство и создает источник в соответствии со своими научными представлениями, практическими потребностями, художественными вкусами, политическими задачами и т.п. Когда гербовнику придается официальный характер, авторское начало сводится к минимуму, поэтому такие справочники в большинстве случаев анонимны. Ситуацию мало меняет то, что иногда составитель одновременно выступает в роли художника и рисует гербы. Он все равно ориентирован на уже существующие изображения, только придает им определенную художественную форму, стиль, единообразие.

Подобную специфику имеет также датировка гербовников. Под их датой обычно подразумевается время составления самого памятника, поскольку гербы могут возникать на протяжении длительного времени. Так, гербовник А.Т. Князева 1785 г.19 содержит гербы, возникавшие на протяжении нескольких десятилетий, а справочник П.П. фон Винклера20 – гербы, которые утверждались с середины XVIII до конца XIX в. Даты составления (или утверждения) самого раннего и самого позднего гербов определяют хронологические рамки гербовника. Таким образом, каждый геральдический справочник имеет две временные системы: собственную дату и период создания составляющих его гербов. Каждая из них может служить предметом самостоятельного исследования, а их существование обусловлено источниковедческими особенностями гербовников, которые изначально ориентированы на обобщение и структурирование геральдической информации.

Гербовники, будучи собранием фактическом информации, играют важную роль в становлении геральдики как научной дисциплины. Такая тенденция четко прослеживается в отечественной историографии, где уже в гербовниках ХVIII в. возникло стремление к научным обобщениям, толковались термины и др.21

Информация гербовников различается по составу и степени подробности. Наиболее частым ее компонентом являются рисунки. В большинстве случаев они сопровождаются описаниями, ссылками на документы, литературу, музейные материалы, сведениями по генеалогии (для родовых справочников), истории и экономике (для территориальных справочников). Описания могут либо заимствоваться из официальных документов (например, жалованных грамот22), либо составляться автором гербовника. Для отечественных справочников характерно отсутствие пояснений символики фигур и цветов, поэтому расшифровка гербов стала в историографии самостоятельным направлением исследований, но смысл многих из них не установлен до сих пор. Редким исключением из общего правила оказался справочник П.П. фон Винклера23, да и то только потому, что семантика городских гербов комментировалась в указах об их утверждении.

Важнейшей источниковедческой характеристикой гербовников является их структура, т.е. порядок расположения гербов. Он может быть простым алфавитным или более сложным – логическо-аналитическим.

Общий алфавитный порядок употребляется в гербовниках, которым изначально придается исключительно справочное значение. Логическо-аналитическая структура приводит гербы в иерархическую систему, демонстрирующую представления о взаимоотношениях их различных групп, облегчающую изучение и др. Для отечественного гербоведения большое значение имела структура геральдического пространства, введенная «Общим гербовником дворянских родов». В слегка измененном виде она была усвоена А.Б. Лакиером, впоследствии модернизирована В.К. Лукомским, из трудов которого в упрощенном варианте вошла в учебные пособия второй половины XX в.24

Систематизации могли быть общими, т.е. претендовавшими на охват всех гербов («Общий гербовник дворянских родов», «Гербы городов, губерний, областей и посадов Российской империи» П.П. фон Винклера), или частными, предназначенными для структурирования заранее выделенных групп гербов («Малороссийский гербовник» В.К. Лукомского и В.Л. Модзалевского).

Самым распространенным и наиболее существенным основанием отбора является видовой, когда гербовник включает только родовые или территориальные, реже – государственные гербы. В пределах этой границы материал мог выделяться и далее: по региональному (гербовник Московской области), юридическому (гербовник неутвержденных гербов), тематическому (гербовник лейб-компанских гербов), хронологическому и иным критериям25. Причем число этих критериев увеличивалось в периоды, когда геральдика в России развивалась наиболее активно – в начале и в конце XX в.

Гербовники представляют собой не только структурированные, но либо открытые, либо закрытые информационные системы. Открытыми следует признать такие собрания, которые изначально предполагают регулярные дополнения, не нарушающие установленной структуры. Пример подобной системы – «Общий гербовник дворянских родов», который, составляясь более 100 лет, сохранил первоначальную структуру. Закрытые информационные системы предполагают конечное число объектов и не рассчитаны на дополнения, хотя они и возможны. Так, недавно обнаружено несколько ранее неизвестных лейб-компанских гербов, которые должны были войти в соответствующий гербовник26.

Информационная открытость связана с проблемой авторства. Авторские гербовники не могут быть дополнены принципиально. В гербовник А.Т. Князева, например, невозможно включить никакие новые гербы, даже если они будут обнаружены. Переиздание с дополнениями приведет к утрате целостности источника и утвердившегося в историографии названия. Гербовник А.Т. Князева – памятник русской геральдической мысли ХVIII в., показывающий тенденции развития и состояние геральдики определенной эпохи.

Гербовники различаются по цели составления. Для практического этапа геральдики характерны собрания, фиксировавшие геральдическое пространство, приводившие его «в известность». Затем цели изменились. В предисловиях к справочникам конца XIX – начала XX в. неизменно констатировалось, что смысл их публикации – введение в оборот новых источников, необходимых для развития русского гербоведения27. Гербовники советских эмблем преследовали преимущественно пропагандистские цели, и поэтому в них указывалось, что советские гербы «наиболее обобщенно отражают основные идеи и принципы нашей государственности, наше общественно-политическое и государственное устройство»28.

Важнейший аспект источниковедческого изучения состоит в определении степени достоверности гербовников. Справочники, особенно официальные, содержат утвержденные властью и, следовательно, в большинстве случаев искаженные изображения гербов. Это требует установления первоначального варианта или вариантов гербов, которые функционируют в обществе29. Такие изображения могут помещаться в гербовниках, предназначенных для научных целей. Ценность гербовника А.Т. Князева, например, как раз заключается в том, что он относится к периоду до кодификации родовых гербов и его изображения «рисованы с печатей, т.е. имели практическое значение»30. Источниковедческие возможности гербовников, хотя и широки, но все-таки ограничены. Они не могут дать полного представления о бытовании гербов в социуме.

Гербовники часто порождают особую, сопутствующую литературу, связанную с их источниковедческими характеристиками. Это именные указатели, перечни гербов и т.п., которые представляют собой форму дальнейшего обобщения геральдической информации. Их возникновение часто детерминировалось структурой справочников и характерно для тех из них, где гербы расположены не по алфавиту. Многочисленные публикации подобного рода спровоцировал «Общий гербовник дворянских родов»31, вокруг которого сложилась многоуровневая информационная система32, облегчавшая его использование и поиск гербов.

В отечественной геральдической историографии существует несколько серьезных дискуссионных проблем источниковедческого плана. В их числе – вопрос о том, какой памятник следует считать первым русским гербовником. Иногда в качестве такового называется «Большая государственная книга» 1672 г., известная также как «Титулярник»33. Однако подобная оценка не вполне точна. Во-первых, создание рукописи не было связано с обобщением именно эмблем и гербов; они, наряду с портретами правителей, выполняли только функцию иллюстраций. Во-вторых, сами изображения, символизировавшие русские земли и княжества, нельзя однозначно трактовать как гербы. Они сочетают геральдические (например, наличие щита) и негеральдические (несоблюдение правила сочетания цветов, иконописное изображение фигур и др.) признаки, и их логичнее определить как протогербы. «Титулярник», являясь ценным геральдическим источником, не гербовник ни по содержанию, ни по цели создания.

Первым русским геральдическим справочником следует признать рукопись, известную как «Гербовник Б.К. Миниха» 1729 г.34, в котором содержатся территориальные эмблемы. Первым родовым гербовником России долго считалось сочинение А.Т. Князева 1785 г.35 Однако в эмигрантской историографии была описана рукопись гербовника, нарисованного художником А. Грековым в 1769 г.36 Он содержал гербы лиц, входивших в состав Двора наследника престола Павла Петровича. По всей видимости, наиболее ранним гербовником следует признать именно его.

В ХVIII в. составлением геральдических справочников занимались два герольдмейстера: известный историк князь М.М. Щербатов, создавший в 1775 г. по распоряжению Военной коллегии территориальный гербовник37, и Л.И. Талызин. Долгое время о рукописи последнего имелись только самые смутные сведения, и даже выдающийся геральдист В.К. Лукомский называл ее «преданием»38. Однако гербовник существует и был сравнительно недавно обнаружен в составе бывшей Эрмитажной библиотеки. Он создан в конце 1780 – начале 1790-х годов и является единственным в отечественной геральдике примером смешанного гербовника. В нем содержатся и родовые, и территориальные гербы39.

Русские гербовники ХVIII в. в большинстве своем составлялись частными лицами и по собственному почину. Рукописи богато оформлены, украшены цветными рисунками и являются памятниками книжного искусства. Издан из них только гербовник А.Т. Князева, да и то с черно-белыми иллюстрациями40. Индифферентное отношение к гербовникам объясняется тем, что в ХVIII в. власть не видела в собирании гербов большого практического значения. Когда же вопрос о кодификации гербов был поставлен официально, эпоха рукописных гербовников завершилась.

Первым печатным гербовником в России стал «Общий гербовник дворянских родов», появившийся в самом конце XVIII в. и оказавший существенное влияние на развитие отечественного гербоведения. Это издание долгое время удовлетворяло потребность исследователей в геральдической информации, поэтому других справочников о родовых гербах не появлялось. В середине XIX в. начались работы по составлению официального гербовника польских дворянских родов на русском языке, которые преследовали цель уравнять статус польских гербов с российскими. Издание этого собрания осталось незавершенным, вышло только два тома41.

Удачный опыт кодификации русских родовых гербов способствовал возникновению идеи о создании аналогичного гербовника, который должен был подвести итоги городского герботворчества, особенно активно развивавшегося в конце 1770-х – начале 1790-х годов. В августе 1800 г. появился именной указ о создании «Общего гербовника городов Российской империи». Однако составлен он не был. Сначала этому помешали некоторые юридические обстоятельства (в частности, восстановление в начале правления Александра I актов, касающихся местного самоуправления), а к середине XIX в. проект утратил актуальность, поскольку в 1843 г. в качестве приложения к «Полному собранию законов Российской империи» был опубликован первый территориальный гербовник42. Реформа городского герботворчества во второй половине XIX в. способствовала к выходу в свет справочника с цветными рисунками новых вариантов губернских и областных гербов43. Итоги развития русской территориальной геральдики ХVIII-ХIХ вв. подвела книга П.П. фон Винклера, зафиксировавшая корпус гербов, утвержденных до 1900 г.44

В середине XIX в. существовал проект создания нового официального гербовника, который должен был объединить все виды гербов (государственные, территориальные, императорские, родовые). Предполагалось его издание с цветными рисунками, но никаких реальных последствий предложение не имело.

Острая потребность в фактической информации, связанная со становлением гербоведения, выразилась в издании нескольких фундаментальных справочников в начале XX в. Большинство из них имело четкую ориентацию на источники – как письменные, так и иконографические. В основу гербовников мог быть положен единственный памятник (гербовник А.Т. Князева, третий том «Гербовника дворянских родов Царства Польского»45), совокупность документов одного вида (грамоты лейб-компанцам) или разнородные источники («Малороссийский гербовник» В.К. Лукомского и В.Л. Модзалевского). Появился тип журнального справочника, произошла значительная дифференциация тематики, публиковались гербовники, посвященные весьма узкой проблематике (гербовник украинских гетманов)46. Всего в 1910-е годы вышло в свет около 10 справочников, и все они касались родовой геральдики. Это объясняется тем, что именно изучение родовых гербов было приоритетным направлением исследований и способствовало формированию научных основ дисциплины.

В начале XX в. сложилась разновидность гербовника, предназначенного для исследовательских целей. Причем, опасаясь возможных недоразумений с официальными органами герботворчества, составители подчеркивали, что публикация в справочнике не означает юридического признания герба47. Внимание к гербовникам существенно возросло. Их публикации сопровождались многочисленными журнальными и газетными рецензиями, а об утверждении очередных томов «Общего гербовника дворянских родов» сообщалось в исторических журналах48.

Успешное развитие русского гербоведения прервал 1917 г., после которого изучение гербов считалось ненужным, и В.К. Лукомскому пришлось приложить немало усилий, доказывая обратное. Снова появляются рукописные гербовники («Эмблематический гербовник» В.К. Лукомского, «Кавказский гербовник»)49. Составление гербовников продолжалось в эмиграции. В 1940 г. в Брюсселе был издан справочник, включавший гербы русских дворян, проживавших в Бельгии50. Как и другие эмигрантские издания, его характеризует отрывочность и противоречивость источниковой основы, а также несовершенство содержания51.

По мере становления геральдической системы СССР возникла потребность в обобщении советских эмблем. В начале 1950-х годов началась публикация справочников по советской геральдике52, продолжавшаяся до конца 1970-х годов. Наряду с гербами в подобных книгах часто помещались и рисунки флагов. Эти издания не имели указаний на автора, справочного аппарата, выпускались большими тиражами. Первоначально они состояли только из цветных рисунков. Затем появился текст, сводившийся к цитированию статей конституций, сопровождавших описания гербов. Постепенно справочно-информационный характер подобных изданий менялся на пропагандистский. Эта тенденция вполне согласовывалась с попытками найти в символике дополнительный резерв для идеологической работы.

Возрождение во второй половине 1960-х годов городской геральдики способствовало изданию территориального гербовника, составленного Н.Н. Сперансовым на основании книги П.П. фон Винклера. Гербы были воспроизведены в цвете и систематизированы по тематике изображений53. В конце 1980-х годов обострилась проблема доступности и обобщения геральдической информации. Поскольку долгое время в области гербоведения систематических исследований не велось, то началось переиздание дореволюционных справочников, ставших библиографической редкостью. Были опубликованы труд П.П. фон Винклера54, «Малороссийский гербовник»55, «Общий гербовник дворянских родов», причем один раз – в США, что отражало интерес, проявлявшийся к России за рубежом56. Однако к концу 1990-х годов репринтные воспроизведения перестали удовлетворять потребности гербоведения, все яснее ощущалась необходимость в подготовке новых справочников.

Массовое создание городских гербов, формирование символики входящих в Российскую Федерацию республик предопределили внимание к проблемам территориальной геральдики. Современную ситуацию с городским герботворчеством отразил справочник «Гербы городов России», в котором собраны восстановленные дореволюционные, советские и недавно составленные эмблемы57. Полный корпус гербов, утвержденных до 1917 г., по сути – справочник П.П. фон Винклера с дополнениями за 1900-1917 гг., был издан А.В. Кудриным и А.Л. Цехановичем58. Бурное развитие городского герботворчества привело к возникновению новой разновидности справочников – региональных гербовников. К настоящему времени подобные книги опубликованы по Московской, Мурманской, Тверской и другим областям59. Интерес к западному опыту, попытки его использования при создании национальных эмблем оказались стимулом для издания на русском языке справочника, посвященного городским гербам Германии60.

Гербовников, обобщающих родовые гербы, за последнее десятилетие появилось немного. Это связано со значительной трудоемкостью их подготовки и большими финансовыми затратами на издание. Так, выдвигавшийся в середине 1990-х годов проект публикации всех, в том числе и архивных, томов «Общего гербовника дворянских родов» с цветными рисунками не был реализован из-за материальных трудностей. Вышло в свет только несколько локальных справочников: региональных дворянских корпораций Белоруссии, татарских родов Великого княжества Литовского61. Вклад общественных организаций в создание гербов для частных лиц отразился в издании «Гербового матрикула», который составляется Всероссийским геральдическим обществом62. В целом количество доступных для изучения родовых гербов возросло в последнее время незначительно. Их корпус не только полностью, но даже в основной части в научный оборот не введен.

Опубликованные за последнее десятилетие гербовники были не столько результатом развития научной геральдики, сколько отражением процессов, происходивших в сфере герботворчества, даже если речь шла об изданиях, подготовленных на достаточно профессиональном уровне.

Изучение русских гербовников началось в середине ХIХ в. Уже автор первого в России научного труда по геральдике А.Б. Лакиер ясно осознавал их колоссальное познавательное значение и признавался, что главным источником его «Русской геральдики» стали тома «Общего гербовника дворянских родов»63. Однако на гербовник как целостный источник внимания он обратил мало, заимствовав из него только систематизацию геральдического материала. Недооценивал гербовники Ю.В. Арсеньев, который в своей классификации источников поставил их на четвертое место, после печатей, монет, вещественных памятников и грамот64. Он вскользь упомянул о русских гербовниках и не сделал их источниковедческого анализа.

Иную позицию занимал В.К. Лукомский, придававший справочникам самостоятельное познавательное значение и основывавший на них изложение истории геральдики России65. Расценивая гербовники как концентрированное выражение основных тенденций развития дисциплины, он стремился расширять границы их изучения. В.К. Лукомский показал возможности гербовников как источников по истории геральдического искусства и по формальным аспектам герботворчества. Значение справочников для исследования формальной геральдики подчеркивал также В.Е. Белинский, сделавший обзор русских гербовников в общеевропейском геральдическом контексте66.

В конце XIX – начале XX в. одним из основных методов изучения гербов был сравнительно-эмблематический, заключавшийся в сопоставлении различных вариантов изображений и использовании полученной информации для генеалогических, просопографических и иных изысканий, для разъяснения семантики эмблем и др. Гербовники в подобных исследованиях играли первенствующую роль. Они широко использовались в геральдических публикациях, часто выступая основными источниками. Привлекались также западные справочники. Так, А.П. Барсуков сравнивал дипломный герб историка А.Л. Шлёцера, утвержденный Александром I в 1803 г., с гербом его потомков, помещенным в «Гербовнике Зибмахера»67.

В XIX в. сложилась традиция помещать сведения о русских гербовниках в энциклопедические издания, которая сохранялась на протяжении всего последующего столетия68. Эта информация была не только очень краткой, но часто ошибочной в фактологическом отношении. Так, в «Русской энциклопедии» сообщалось, что последняя часть «Общего гербовника» была утверждена в 1836 г., хотя его составление продолжалось до 1917 г.

В 1930-е годы подчеркивалось значение гербовников (русских и европейских) для проведения атрибуции неизвестных гербов69. Такое прагматическое отношение сохранялось до 1980-х годов М.А. Добровольская посвятила специальное исследование возможностям гербовника А.Т. Князева при проведении гербовой экспертизы частных печатей70.

Изучение гербовников нашло отражение в эмигрантской историографии 1930-1940-х годах. Приоритетными проблемами были археографические проблемы и информационная доступность гербовников; продолжалось издание указателей к «Общему гербовнику дворянских родов»71.

Для учебных пособий 1940-1980-х годов. характерно упрощенное изложение истории гербовников. Авторы ограничивались констатацией их существования, не поясняя ни причин возникновения, ни структуры, ни источниковедческих возможноcтей72. Это было связано с господствовавшими в советской историографии представлениями о «ненужности» и «бесперспективности» геральдических исследований.

Ситуация изменилась в конце 1980-х годов, когда вопросы внешней критики гербовников были затронуты в работах о геральдических учреждениях, обзорах архивных материалов73. В 1990-е годы вышли в свет исследования, касавшиеся источниковедческих аспектов некоторых неопубликованных справочников74.

Отечественные гербовники изучены неравномерно. Чаще всего предметом исследования становился «Общий гербовник дворянских родов», хотя и его полный источниковедческий анализ пока не выполнен. Остаются дискуссионными даты публикации его первых томов, количественный состав, источниковая основа, степень достоверности сведений и др. На первых четырех томах гербовника отсутствуют года издания. В.С. Сопиков, а вслед за ним и Г.Н. Геннади относили их к 1803-1809 гг., т.е. ко времени правления Александра I75. В.К. Лукомский и С.Н. Тройницкий сначала поддерживали эту датировку, но, видимо, сомневались в ее точности, поэтому сопроводили год оговоркой – «около 1803 г.»76. Затем В.К. Лукомский заменил нижнюю границу публикации на 1800 г.77 Уточнение было сделано несомненно на основании архивных документов, но без соответствующих ссылок. Одни историки его признают, другие продолжают использовать устаревшую датировку, третьи не указывают никаких дат вообще78. Часто дата публикации отождествляется с моментом утверждения томов гербовника или даже со временем указа о составлении справочника. Недавно точка зрения В.К. Лукомского получила подтверждение источниками79. Было установлено, что первая и вторая части гербовника вышли в свет не позднее 12 мая 1800 г. Однако эту датировку можно уточнить, поскольку об издании первой части «Общего гербовника» газета «Санкт-Петербургские ведомости»80 сообщила в июне 1799 г.

О количестве содержащихся в «Общем гербовнике дворянских родов» гербов также существуют различные точки зрения. Казалось бы, это не должно вызывать затруднений – источник сохранился, и изображения можно просто пересчитать. Однако далеко не все затрудняют себя подобной работой. В историографии бытуют две цифры – около 3-х тысяч и около 5-ти тысяч81. Вторая, вероятно, восходит к широко известной статье В.К. Лукомского «Гербовая экспертиза», где указано число утвержденных русских родовых гербов – 467982. Геральдист включал в него не только гербы «Общего гербовника дворянских родов», но и так называемые «дипломные» гербы, содержавшиеся в особом сборнике, составленном в Департаменте герольдии на рубеже XIX-XX вв. Отдельные исследователи не разобрались в этом, и возникла ошибка с цифрами. На самом деле в «Общем гербовнике дворянских родов», включая XXI том, утвержденный при Временном правительстве, содержится немногим более 3100 гербов.

В начале XX в. в историографии активно обсуждался вопрос о достоверности сведений «Общего гербовника дворянских родов». Его постановка была связана с тем, что в то время геральдика отставала в познавательном отношении от информационно близкой генеалогии, в которой формировались методы критического анализа источников. В рамках источниковедческо-генеалогических исследований был оценен «Общий гербовник дворянских родов». Крупнейший русский генеалог Л.М. Савелов высказался крайне отрицательно о его достоверности, констатируя, что тот «по внутреннему своему содержанию не отвечает своему назначению» и «служит ярким показателем того, как осторожно нужно обращаться с источниками»83. Он указывал на совершенно фантастические родовые легенды, попавшие в «Общий гербовник дворянских родов» и получившие через это официальное утверждение. К мнению Л.М. Савелова присоединился Ю.В. Арсеньев, добавивший, что «в геральдическом отношении» источник «оставляет желать весьма многого»84, и другие исследователи.

Негативная оценка стала в генеалогии едва ли не общепринятой. Однако не все с ней согласились. Н.П. Лихачев указывал, что хотя «Общий гербовник дворянских родов» содержит много неверных генеалогических фактов, но они заимствованы из источников, поэтому их изучение также представляет научный интерес. В геральдическом отношении, по его мнению, гербовник, напротив, представляет собой важный источник информации, позволяющий проследить эволюцию эмблематических изображений85.

Точку зрения Н.П. Лихачева частично разделял В.К. Лукомский. Генеалогическую компоненту гербовника он игнорировал, а при изучении гербов солидаризировался с Н.П. Лихачевым, придавая первенствующее значение проектам, а не их утвержденным вариантам. Он подходил к геральдической информации дифференцированно и отмечал, что в «Общий гербовник» попадали как действительно «старые родовые эмблемы», так и не представляющее серьезной научной ценности «творчество» чиновников Герольдии86. В отечественной историографии сложилось два взгляда на проблему достоверности и использования сведений «Общего гербовника», которая отражала противоречивость и неоднозначность самого источника.

Обсуждение вопроса о достоверности способствовало возникновению еще одного направления в изучении справочника – выяснения его источников. В начале XX в. было опубликовано несколько работ, касающихся делопроизводства о внесении в «Общий гербовник» конкретных гербов (князей Хованских, князей Урусовых, князей Енгалычевых, князей Бабичевых, князей Мещерских и др.87). Главная цель этих публикаций заключалась в объяснении смысла эмблем, уточнении их связи с генеалогией и историей рода.

В конце XX в. акцент в изучении источников гербовника сместился с частного на общее и с геральдики на генеалогию. Были установлены группы источников, которыми подтверждались данные о роде: документы, выданные государственными учреждениями, и документы губернских органов дворянского самоуправления88. Обращалось внимание на генеалогический состав томов. Предпринимались попытки связать его с расстановкой политических сил при императорском дворе, с фаворитизмом и др.89 В связи с этим следует подчеркнуть, что очередность внесения в гербовник в первую очередь зависела от социального положения рода (более древние и знатные семьи стремились утвердить герб быстрее), от действительного использования каких-либо эмблем, от простой осведомленности о планах правительства. Бывали случаи, когда провинциальные дворяне, не зная об утверждении родового герба, представляли собственные проекты90.

Изучение «Общего гербовника дворянских родов» оказало большое влияние на источниковедческий анализ других русских гербовников, способствовало формированию парадигмы исследования подобных памятников, что стимулировало выделение источниковедения как самостоятельного раздела отечественного гербоведения.

Столь же весомым оказалось значение публикаций гербовников для развития в России геральдической археографии. Подготовка этих изданий ставила определенный круг специфических проблем: отбор гербов, основания их распределения, соотношение визуального ряда и текста, состав научно-справочного аппарата. Причем они возникали не только при работе над научными публикациями, но и при издании официальных справочников, хотя, разумеется, в более упрощенном виде. Гербовники являются особым видом издания, сочетающим визуальный и текстовой материал. Иногда они приобретают регестровый характер, обусловленный необходимостью выделения из источников только геральдической компоненты. Публикация гербовников предполагает соединение разнообразных археографических методик. Отбор гербов часто предопределяется целью издания, а их расположение и научно-справочный аппарат – потребностями развития геральдики или господствовавшим в определенный момент отношением к ней.

В начале XX в. были сформулированы требования, предъявляемые к публикациям гербовников.

1) Полнота и достоверность гербового материала. Публикуемые гербы должны всесторонне охватывать заявленную тему, соответствовать ей. Пропуск гербов был одним из самых серьезных упреков рецензентов. Так, С.Н. Тройницкий критиковал В.К. Лукомского и В.Л. Модзалевского за отсутствие в их «Малороссийском гербовнике» гербов Б. Хмельницкого, А. Мартоса-Куликовопольского, И. Рубана, И. Ганжи, и авторам пришлось давать подробные разъяснения по сути замечаний91.

2) Точность описания и воспроизведения материала. В данном случае точность описания сводилась к терминологическим проблемам и к тому, насколько описания должны быть понятны широкой публике. Проблема воспроизведения заключалась не столько в точности рисунков, которая, как правило, соблюдалась, сколько в цвете. Публикация гербов в красках была дорогой, поэтому все гербовники начала XX в., за редчайшими исключениями, имеют черно-белые иллюстрации. Это либо оговаривалось самими публикаторами, либо становилось поводом для упреков рецензентов. Так, С.Н. Тройницкого критиковали за то, что он не воспроизвел в цвете хотя бы один лейб-компанский герб92. М.А. Добровольская в конце 1980-х гг. указывала на необходимость переиздания гербовника А.Т. Князева с цветными рисунками93.

3) Полнота научно-справочного аппарата. В большинстве гербовников начала XX в. имеется значительный научно-справочный аппарат: предисловия, комментарии, публикации документов, именные указатели и др. В комментариях помимо генеалогических и биографических сведений проводился сравнительный анализ с изображениями на печатях, с утвержденными вариантами гербов и др. Почти постоянно указывалось на факт утверждения властью. Наиболее крупная публикация источников прилагалась к сборнику лейб-компанских гербов, хотя С.Н. Тройницкий и писал, что не задавался целью подготовить подборку документов94. Однако научно-справочный аппарат не всегда оказывался совершенным, его недостатки часто отмечали рецензенты. Известный книговед У.Г. Иваск упрекал С.Н. Тройницкого за неточность сделанного в комментариях сравнения печатей с польскими гербами, а анонимный рецензент указывал на фактическую ошибку в предисловии к Гербовнику А.Т. Князева95.

Благодаря публикациям гербовников, актовых материалов, делопроизводственных источников в начале XX в. в отечественной геральдике сложились критерии научной публикации. Однако не все проблемы геральдической археографии были решены. Справочники не охватывали все геральдическое пространство России, и составление гербовников выдвигалось в качестве одной из основных задач дисциплины. Н.П. Лихачев писал, что «необходимо издать альбом рисунков из старых дел Герольдии, портфелей Миллера, гербовника Князева, экземпляров семейных архивов и т.д. и сопоставить с официальным гербовником»96.

Гербовники воспринимались как основная форма введения в научный оборот геральдических источников. Подчеркивалась прямая зависимость состояния гербоведческих исследований от количества и качества справочников. В.К. Лукомский, намечая в 1940-е годы программу развития дисциплины, назвал самой актуальной задачей «опубликование первоисточников русской геральдики» и «составление эмблематических гербовников»97, т.е. сборников гербов, расположенных в систематизированном по эмблемам порядке. Вопрос об издании гербовников поднимался также историками-эмигрантами, которые пророчески отмечали, что хотя рано или поздно придется переиздавать «Общий гербовник дворянских родов», более важная и неотложная задача заключается в издании сборника неутвержденных гербов, «могущих быть совершенно затерянными»98. Однако все эти планы остались невыполненными.

Значение собранной в гербовниках информации трудно переоценить. Она дает представление о составе и структуре геральдического пространства России, о его семантических, иконографических и формально-геральдических особенностях, позволяет уточнить юридический статус и политическое значение гербов. Территориальные гербовники отражают экономическое развитие и административно-территориальное деление страны. Без родовых гербовников немыслимы генеалогические исследования, проведение атрибуций вещественных и письменных памятников. Гербовники содержат перечень объектов изучения геральдики как научной дисциплины, способствуют ее структурированию, выделению разделов источниковедения, археографии, источниковедения и совершенствованию терминологии. Они являются важнейшим источником по истории геральдики, а с художественной точки зрения – еще и источником по истории культуры и искусства.

Источниковедческая ценность гербовников состоит в том, что в них конкретный герб вводится в определенное, составленное на основании различных (юридических, хронологических, тематических) критериев пространство. Обозначение типологической принадлежности герба облегчает его источниковедческое исследование, которое становится более репрезентативным, точным и достоверным.

Структура гербовников определяет проблемы их изучения, из которых для отечественного гербоведения наиболее актуальными остаются источниковедческая и археографическая. Первая сводится к проведению целенаправленной, всесторонней и полной внешней критики отечественных гербовников, выяснению их возможностей для познания истории геральдических знаний и искусства. Другой важнейшей проблемой остается введение русских гербов (прежде всего – родовых) в научный оборот, которое возможно только через публикацию соответствующих справочников.

Накопившиеся проблемы в последнее время приобретают все большую остроту, поскольку произошедшее повышение научного и практического интереса к гербам требует разносторонней, верифицированной информации, отсутствие которой создает серьезные препятствия для развития современного гербоведения России.

  1. Черных А.П. Геральдика // Введение в специальные исторические дисциплины. М., 1990. С. 69.
  2. Словарь русского языка ХVIII в. Л., 1989. Вып. 5. С. 106.
  3. Российский целлариус, или Этимологический российский лексикон. М., 1771. С. 90.
  4. Словарь церковно-славянского и русского языка. СПб., 1847. Т. 1. С. 259; Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка. М., 1978. Т. 1. С. 349.
  5. Энциклопедический лексикон. СПб., 1838. Т. 14. С. 117.
  6. Белинский В.Е. Русский геральдический словарь. СПб., 1913. Вып. 2. С. 85.
  7. Словарь современного русского литературного языка. М.;Л., 1954. Т. 3. С. 75.
  8. Словарь современного русского литературного языка. М., 1992. Т. 3. С. 77.
  9. Борисов И.В. Источники о родовых гербах и гербовых учреждениях // Гербовед. 1997. № 16. С. 25-26; то же см. в кн.: Борисов И.В. Родовые гербы России. М., 1997. С. 52.
  10. Сперансов Н.Н. Земельные гербы России ХII-ХIХ вв. М., 1974.
  11. Лукомский В.К. Неутвержденные гербы титулованных родов Российской империи и Царства Польского // Гербовед. 1913. № 1-5; Тройницкий С.Н. Дипломные гербы, не вошедшие в «Общий гербовник» // Там же. 1914. № 1-12.
  12. Лукомский В.К. Указ. соч. № 1. С. 19.
  13. Гербы командира и офицеров брига «Меркурия» // Гербовед. 1914. № 10. С. 147-154; Гербы командира и офицеров брига «Меркурия». Пг., 1915.
  14. Оршанский гербовник // Историко-юридические материалы, извлеченные из актовых книг губерний Витебской и Могилевской. Витебск, 1900. Вып. 28. ; Гербовник витебского дворянства // Heraldica. СПб., 1900. Т. 1. Подробнее см.: Думин С.В. Уездные гербовники и первые дворянские родословные книги белорусско-литовских губерний конца XVIII – начала XIX в. // Гербовед. 2002. № 59. С. 92-100.
  15. Борисов И.В. Гербовые изображения в России XVIII – начала XX в. на документальных и вещественных памятниках. Проблемы идентификации и источниковедческого анализа. Автореф. дис... кандид. историч. наук. М., 1987. С. 18; Он же. Источники о родовых гербах. С. 26; Он же. Родовые гербы России. С. 52.
  16. Дурасов В. Гербовник всероссийского дворянства. СПб., 1906. Ч. 1.
  17. Лукомский В.К. Эмблематический гербовник // Геральдика. Л., 1987. С. 137.
  18. Лукомский В.К., Модзалевский В.Л. Малороссийский гербовник. СПб., 1914.
  19. Гербовник А.Т. Князева 1785 г. СПб., 1912.
  20. Винклер П.П., фон. Гербы городов, губерний, областей и посадов Российской империи. СПб., [1900].
  21. Кипнис Б.Г., Сапожников А.И. «Гербовник» Лукьяна Ивановича Талызина // Гербовед. 1996. № 12. С. 86-88.
  22. Тройницкий С.Н. Гербы лейб-компании: обер и унтер-офицеров и рядовых. Пг., [1914].
  23. Винклер П.П., фон. Указ. соч.
  24. Каменцева Е.И., Устюгов Н.В. Русская сфрагистика и геральдика. М., 1974. С. 199-200. Об эволюции иерархии гербов см.: Наумов О.Н. Геральдическая историография России. М., 2001. С. 1-22, 57.
  25. Гербы подмосковных городов. М., 1997; Лукомский В.К. Неутвержденные гербы...; Тройницкий С.Н. Гербы лейб-компании.
  26. Кипнис Б.Г., Сапожников А.И. Указ. соч. С. 90-94.
  27. Гербовник А.Т. Князева. С. VII; Тройницкий С.Н. Указ. соч. С. XII; Лукомский В.К., Модзалевский В.Л. Указ. соч. С. ХV, ХХII.
  28. Государственные символы Родины. Таллин, 1979. С. 11.
  29. Черных А.П. Указ. соч. С. 53.
  30. Гербовник А.Т. Князева. С. VII.
  31. Список по алфавиту дворянских фамилий, коих гербы внесены в Общий дворянских родов гербовник. Б.м. и г.; Алфавитный список фамилиям, коих гербы находятся в Высочайше утвержденном «Общем гербовнике дворянских родов Российской империи». [Ч.1-10]. [СПб.], 1839; Указатель к «Общему гербовнику дворянских родов Всероссийской империи». СПб., 1888; Лукомский В.К., Тройницкий С.Н. Указатели к Высочайше утвержденным «Общему гербовнику дворянских родов Всероссийской империи» и «Гербовнику дворянских родов Царства Польского». СПб., 1910.
  32. Дворянские роды, внесенные в «Общий гербовник Всероссийской империи» // Дворянский адрес-календарь на 1898 г. СПб., [1898]. Т. 1. Стб. 149-208; Краткие заметки о происхождении дворянских родов // Там же. Ч. 2. С. 204-218; Бобринский А.А. Дворянские роды, внесенные в «Общий гербовник Всероссийской империи». СПб., 1890. Ч. 1-2.
  33. Коротков Ю.Н. Геральдика // Большая советская энциклопедия. М., 1971. Т. 6. С. 343. Подробнее о роли «Титулярника» в отечественной геральдике см.: Наумов О.Н. «Титулярник» 1672 г. как памятник геральдики: Проблемы изучения // Румянцевские чтения. М., 2001. С. 216-219.
  34. О нем см.: Соболева Н.А. Российская городская и областная геральдика ХVIII-ХIХ вв. М., 1981. С. 57-59. Известен также знаменный гербовник 1712 г., который, однако, не является гербовником в полном смысле слова, а представляет собой собрание рисунков для знамен (См.: Висковатов А.В. Историческое описание одежды и вооружения российских войск. СПб., 1899. Ч. 2).
  35. Лукомский В.К. О геральдическом художестве в России // Старые годы. 1911. № 2. С. 21; Савелов Л.М. Лекции по русской генеалогии. Ч. 2. М., [1908]. С. 252.
  36. Навроцкий Ю.А. О первом русском гербовнике // Новик. 1939. № 1. С. 38-41. То же: Гербовед. 1998. № 30. С. 128-132.
  37. РГАДА. Ф. 20. Оп. 1. Д. 269. Л. 1-47. О нем см.: Соболева Н.А. Указ. соч. С. 101-102. Следует отметить, что с формальной стороны гербовник М.М. Щербатова существует в виде Всеподданейшего доклада Сенату. В нем содержится 35 гербов (цветных рисунков и описаний с объяснением символики), которые предназначались для знамен полков.
  38. Лукомский В.К., Типольт Н.А. Русская геральдика. Пг., 1915. С. 13.
  39. Кипнис Б.Г., Сапожников А.И. Указ. соч. С. 89-90.
  40. Гербовник А.Т. Князева.
  41. Гербовник дворянских родов Царства Польского. Варшава, 1853. Ч. 1-2; Лукомский В.К., Тройницкий С.Н. Гербы третьей части «Гербовника дворянских родов Царства Польского». СПб., 1910.
  42. Рисунки гербам городов Российской империи. СПб., 1843. Указ о составлении «Общего гербовника городов Российской империи» см.: ПСЗ. Собр.1-е. СПб., 1830. Т. 26. С. 251-252. № 19504.
  43. Гербы губерний и областей Российской империи. СПб., 1880.
  44. Винклер П.П., фон. Указ. соч.
  45. Гербовник А.Т. Князева; Лукомский В.К., Тройницкий С.Н. Гербы третьей части.
  46. Нарбут Г.И. Гербы гетманов Малороссии. [Пг.], 1915.
  47. Лукомский В.К., Модзалевский В.Л. Малороссийский гербовник. С. XXIV.
  48. Летопись Историко-родословного общества в Москве. 1905. Вып. 1. Отд. III. С. 5 и др.
  49. Лукомский В.К. Эмблематический гербовник; Гулордава Д.А. «Кавказский гербовник» В. Цихинского // Гербовед. 2000. № 44. С. 75-87.
  50. Навроцкий Ю.А. Библиография // Новик. 1940. № 2. С. 37-38.
  51. Подробнее см.: Наумов О.Н. Источники исследований русских генеалогов в эмиграции // История России ХIХ-ХХ веков: Историография, источниковедение. Н. Новгород, 1995. С. 133-134.
  52. Государственный герб СССР. Государственные гербы союзных республик. Б. м., 1950; Государственный герб СССР. Государственный флаг СССР. Государственные гербы и флаги союзных советских социалистических республик. М., 1959 и др.
  53. Сперансов Н.Н. Указ. соч.
  54. Винклер П.П., фон. Указ. соч. М., 1990; То же: Винклер П.П., фон. Указ. соч. М., 1991; То же: Львовская летопись. Рязань, 1999. Ч. 2.
  55. Лукомский В.К., Модзалевский В.Л. Указ. соч. Киев, 1993.
  56. Общий гербовник дворянских родов Всероссийской империи. СПб., [1992-1993]. Т. 1-3; Mandich D.R., Placek J.A. Russian Heraldry and Nobility. Boyton Beach, 1992.
  57. Гербы городов России. М., 1998.
  58. Кудрин А.В., Цеханович А.Л. Гербы городов и областей Российской империи: 1900-1917. М., 2000; Они же. Гербы городов, губерний, областей и посадов Российской империи: 1649-1917. М., 2000. Т. 1-2.
  59. Сметанников И.С., Моченов К.Ф. Гербы земли Московской. М., 1991; Лавренов В.И., Лавренова М.В. Старинные гербы городов Тверской земли. Тверь, 1990; «Городу иметь герб...»: Мурманская область. Мурманск, 1999; Официальные символы Подмосковья, 2003.
  60. Туманьян Ю.А. Гербы городов Восточной Германии // Гербовед. 1998. № 32. С. 5-165.
  61. Гербовник новогрудской шляхты. Минск, 1997 (на белорус. яз.); Думин С.В. Краткий гербовник татарской шляхты Великого княжества Литовского // Гербовед. 1996. № 11. С. 5-44; То же: Dumin St. Herbarz rodzin tatarskich Wielkiego ksistwa Litewskiego. Gdask, 1999.
  62. Гербовый матрикул Русской геральдической коллегии // Гербовед. 1999. № 35. С. 150-157, 160-167.
  63. Лакиер А.Б. Русская геральдика. М., 1990. С. 229.
  64. Арсеньев Ю.В. Геральдика. Ковров, 1997. С. 122.
  65. Лукомский В.К. О геральдическом художестве; Лукомский В.К., Типольт Н.А. Указ. соч. С. 8-20.
  66. Белинский В.Е. Указ. соч. С. 85-87.
  67. Барсуков А.П. Герб Августа Шлёцера // Памятники древней письменности. СПб., 1891. Т. 83. Прилож. 8. С. 3, 6.
  68. Энциклопедический лексикон. СПб., 1838. Т. 14. С. 117; Энциклопедический словарь. СПб., 1892. Т. 15. С. 463; Русская энциклопедия. СПб., [1913]. Т. 5. С. 315 и др.
  69. Лукомский В.К. Гербовая экспертиза (случаи и способы применения) // Архивное дело. 1939. № 1. С. 75-76.
  70. Добровольская М.А. «Гербовник» А.Т. Князева и несколько печатей из собрания Эрмитажа // Геральдика. Л., 1987. С. 101-106.
  71. Навроцкий Ю.А. Указатели к Высочайше утвержденному «Общему гербовнику дворянских родов Всероссийской империи» [ч. XIX-XX] // Новик. 1941. № 4. С. 32-37; Навроцкий Ю.А. Об одиннадцатой части Высочайше утвержденного «Общего гербовника дворянских родов» // Для немногих. Нью-Йорк, 1944. Вып. 2. С. 31-34; Список родов, которым утверждены гербы Правительствующим Сенатом с 1 июня по 22 ноября 1917 г. // Новик. 1945. С. 103-104 и др. См.: Наумов О.Н. Проблемы геральдики в историко-генеалогическом журнале «Новик» (1934-1947 гг.) // Гербовед. 1995. № 8. С. 41-51; Он же. Геральдика в историко-генеалогическом журнале «Новик» (1948-1963 гг.) // Там же. 1997. № 15. С. 69-74.
  72. Каменцева Е.И., Устюгов Н.В. Указ. соч. С. 22, 24, 27 и др.
  73. Иванова М.Д. Гербовый материал из фондов Департамента герольдии Сената // Геральдика. Л., 1987. С. 107-115; Суханова О.П. Материалы Гербового музея: (Обзор) // Там же. С. 124-127 и др.
  74. Кипнис Б.Г., Сапожников А.И. Указ. соч.; Они же. Неизвестные дворянские родовые гербы в «Гербовнике» Л.И. Талызина // 275 лет геральдической службе. СПб., 1997. С. 29-33; Гулордава Д.А. Указ. соч. и др.
  75. Геннади Г.Н. Словарь русским писателям и ученым, умершим в XVIII и XIX столетиях. Берлин, 1876. С. 129; Сопиков В.С. Опыт российской библиографии. СПб., 1904. Ч. 2. № 2805.
  76. Лукомский В.К., Тройницкий С.Н. Указатели. С. 8.
  77. Лукомский В.К., Типольт Н.А. Указ. соч. С. 18.
  78. Пример устаревших датировок: Агафонова Е.А. «Общий гербовник дворянских родов Всероссийской империи»: К истории создания и публикации // 275 лет геральдической службы. С. 4. От указания даты уклонились Е.И. Каменцева и Н.В. Устюгов (Указ. соч. С. 263), а также И.В. Борисов (Родовые гербы России. С. 52-64).
  79. Хоруженко О.И. К истории создания «Общего гербовника дворянских родов Всероссийской империи» // Генеалогические исследования. М., 1993. С. 224.
  80. Санкт-Петербургские ведомости. 1799. 17 июня. № 48. С.1168.
  81. Коротков Ю.Н. Указ. соч. С. 343; Штакельберг Ю.И. Геральдика // Отечественная история: Энциклопедия. М., 1994. Т. 1. С. 537.
  82. Лукомский В.К. Гербовая экспертиза. С. 49.
  83. Савелов Л.М. Указ. соч. С. 137.
  84. Арсеньев Ю.В. Указ. соч. С. 121.
  85. Известия Русского генеалогического общества. СПб., 1909. Вып. 3. С. 368.
  86. Лукомский В.К. Неутвержденные гербы титулованных родов. № 1. С. 119.
  87. Гербовед. 1913. № 4. С. 61-64; 1914. № 1. С. 11-14; № 8. С. 120-121; № 9. С. 140-145 и др.
  88. Хоруженко О.И. К вопросу об источниках «Общего гербовника» // 40 лет научному студенческому кружку источниковедения истории СССР. М., 1990. С. 60-64.
  89. Он же. К истории создания. С. 225-226; Медведев М.Ю. Мальтийская геральдика в России // Император Павел Первый и Орден св. Иоанна Иерусалимского в России. СПб., 1995. С. 91.
  90. Вельяминов Г.М. Герб рода Вельяминовых // Гербовед. 1996. № 12. С. 98-101.
  91. Гербовед. 1914. № 10. С. 157; № 11. С. 174-175.
  92. Русский библиофил. 1915. № 3. С. 106.
  93. Добровольская М.А. Указ. соч. С. 105.
  94. Тройницкий С.Н. Гербы лейб-компании. С. XII.
  95. Русский архив. 1912. № 5. 3 л. обл.; Русская старина. 1913. № 1. 2 л. обл.
  96. Известия Русского генеалогического общества. Вып. 3. С. 367.
  97. Лукомский В.К. Герб как исторический источник // КСИИМК. М.;Л., 1947. Вып. 17. С. 56-57.
  98. Навроцкий Ю.А. Библиография. С. 38.