Л.Ю. Мельник

Театр в Ростове в конце XIX – первой половине XX вв.

История возникновения и существования в Ростове профессионального театра до сей поры практически не была изучена. Даже в обзорной статье В.М. Марасановой «Театральное дело в Ярославской губернии в конце XIX – начале XX вв.» Ростов как один из центров театральной жизни не существует вообще – притом, что упоминания удостоились театральные общества не только в Ярославле и Рыбинске, но и в некоторых селах1.

В конце XIX в. нами отмечена интересная попытка возродить на базе Ростовского духовного училища, притом – в стенах Ростовского музея древностей, некоторые традиции школьного театра святителя Димитрия2.

Настоящий же театр в Ростове (пусть вначале он и существовал на непрофессиональной основе) появился после создания в городе Общества любителей искусств. Устав этого Общества был утвержден 2 декабря 1895 г., а свои действия оно открыло с 21 января 1896 г. Председателем правления был Новицкий, секретарем – И.П. Побединский3. Деятельность его тогда характеризовалась следующими параметрами: «...в составе общества в первом сезоне числилось почетных членов 2, действительных – 53, членов посетителей – 23»4. Как было заявлено, «деятельность «Общества» распространяется по трем отделам: музыкальному, драматическом и художественному». Драматический отдел дал один спектакль, поставив драму «Соколы и Вороны» 5 мая. Директором этого отдела был С.И. Мясоедов, директор художественного отдела барон К.К. Тизенгаузен сделал декорации для этой драмы5.

У Общества, как очевидно, вначале не было помещения для театральных спектаклей. 15 февраля 1902 г. «городская дума... постановила разрешить Правлению общества любителей искусств воспользоваться Думским залом для устройства торжеств в память Гоголя и Жуковского»6.

В Ростовском филиале Госархива Ярославской области есть очень ценный источник по истории театрального дела в Ростове, – небольшая коллекция программок спектаклей этого общества за 1905-1915 гг. (см. Приложение 1)7. Коллекция очень полно характеризует десятилетие театральной жизни уездного городка, доставляя сведения о репертуаре, труппе, регулярности постановок.

В коллекции содержится и указание на место проведения спектаклей. В 1905 г. таким местом назван дом наследников Рыкунина в кремле города – как помещение Общества Любителей Искусств8 (в это время наследникам купца П.И. Рыкунина принадлежало трехэтажное здание, в котором ныне расположен Дом культуры – ул. К. Маркса, 169), в 1915 г. – актовый зал мужской гимназии10.

Общество благополучно действовало, как очевидно, до Октябрьской революции. Труппу драматического отдела составляли, вероятно, ростовцы – об этом свидетельствует более всего последний из приводимых в Приложении 1 документов, содержащий такие, например, «ростовские» фамилии, как Израилева, Кострулина, Ярославцева, Царькова. Но определиться в этом отношении со всей точностью мешает то, что актеры пользовались псевдонимами, особенно в программках более раннего времени.

Программки дают представление о репертуаре местного театра. Игрались пьесы «из современной жизни», преимущественно комедии.

После февральской революции очевидной стала необходимость устройства Народного дома. 17 августа 1917 г. городская дума слушает вопрос «об учреждении в гор. Ростове Народного дома». Аргументация следующая: «Нужда в помещении для собраний с марта месяца с возникновением всякого рода общественных профессиональных и других организаций особенно возросла; с началом занятий в мужской гимназии большая часть этих организаций не будет иметь места для собраний... Постановили: принять меры... подыскать помещение для собраний... чтобы с 1 сентября не нарушался нормальный ход их работы...»11.

Между тем, созданный, скорее всего, после августа 1917 г. Народный дом вовсе не стал лишь местом для проведения собраний. И территориально, и идейно он оказался продолжателем традиций драматического отдела Общества любителей искусств, а также – предтечей Ростовского Городского драматического театра, Гортеатр унаследовал отведенное для Нардома помещение. О соблюдении привычного распорядка театральной жизни, ее «сезонности», свидетельствует газетное извещение конца весны 1919 г. о завершении очередного театрального сезона: «В воскресенье 11 мая, последний прощальный спектакль труппы Народного Дома. «Враги» пьеса в 3 действиях, соч. М. Горького»12.

В. Жадовский в феврале 1919 г. публикует в местной газете заметку о спектакле в Народном доме, где пишет: «Нельзя обойти вниманием попытку нового приглашенного режиссера Левинского – пьесу «Дни нашей жизни». 5 февраля в нашем Народном Доме...»13. Отмечает наличие «труппы народного дома» архивный документ (из фонда Гортеатра) 1920 г., когда перечисляет служащих (заведующий, киномеханик, контролеры, актеры), нанятых в 1917-1919 гг., местом службы называя Народный дом14 (см. Приложение 2). А другой документ, также содержащий список служащих, сообщает, например, что В.И. Горностаев является заведующим Городского театра с 1 июня 1921 г.15 Существование Гортеатра вместо бывшего Нардома отмечается в ростовских «Известиях» от 27 июля 1921 г.16

Можно предположить, что между драматическим отделом Общества любителей искусств, труппой Народного дома и Городским драматическим театром существовала преемственность. Свидетельством этого следует считать тот факт, что, по крайней мере, одна артистка (Ю.И. Кривоногова17) труппы Общества числится служащей в Народном доме в качестве артистки с 1 сентября 1917 г.18 – то есть с той даты, которую можно принять за дату учреждения Народного дома (см. выше). Вполне вероятно, что и некоторые коллеги Юлии Ивановны Кривоноговой по труппе Общества, скрывавшие в 1905-1915 гг. свои фамилии за псевдонимами (см. Приложение 1), также вошли в труппу Нардома, а затем Гортеатра. О той же преемственности может говорить и сообщение о том, что «контролер Народного дома» Василий Андреевич Лотков ранее «служил в обществе любителей искусств, в Ростове»19.

Датировать реорганизацию Народного дома и появление Городского театра следует серединой 1920 г. 15 июля 1920 г. был нанят на работу в качестве заведующего гортеатром Роман Васильевич Морозов20. Заведовавший же Народным домом Павел Николаевич Курбатов, нанятый на эту службу 5 октября 1919 г., освобожден от должности «согласно Постановления Коллегии о реорганизации Управления Народного Дома»21. Как Гортеатр это заведение присутствует в прессе в начале весны 1921 г.22 Следовательно, сезон 1920/21 г. стал первым для Гортеатра.

Знаменательно, что накануне этого сезона, летом 1920 г. в местной газете появилось объявление об открытии курсов драматического искусства. Организатором их выступил культурно-просветительный отдел профсоюза совработников23.

Судя по архивным документам, достаточно серьезно в Ростове взялись за организацию работы театра в 1925 г., когда его передали из ведения Уездного Профбюро в Уполитпросвет (12 октября 1925 г.)24.

В момент передачи «была установлена абсолютная непригодность здания к зрелищным предприятиям... Вместимость зрительного зала была рассчитана на 375-380 человек...»25. В летний сезон 1926 г. был выполнен значительный ремонт здания. Итогом, помимо всего прочего, было увеличение зала до 566 мест26.

В сезон 1926/27 г. «была введена труппа постоянного состава»27.

На следующий сезон метод организации труппы был изменен. Решили, что труппа «будет подбираться с таким расчетом, чтобы отдельные актеры были сильнее актеров минувшего сезона и в случае отсутствия таковых по цене, взять часть из прошлогоднего состава пока не определяя персонально. Состав труппы будет набираться в Москве и частию в Ленинграде, причем труппа подписывает договора с обязательством проработать летний сезон в одном из городов СССР, имея в виду, что здесь будет выработан репертуарный план будущего зимнего сезона, каковой за счет летней работы будет частично проработан, а главное будет достигнута ансамблевость состава и возможен отсев непригодных к работе зимнего сезона...»28.

В сезон 1928/29 г. «состав труппы драмо-опереточный с персоналом в 24 человека... В течение сезона было поставлено 85 спектаклей при 33 премьерах...»29.

Картину тогдашней деятельности ростовского театра рисует в своих воспоминаниях Н. Рыкунин: «...Город засверкал яркими афишами – в городском театре начался новый сезон смешанной труппы драмы и оперетты. Я до сих пор понять не могу, как это могло быть! В те годы, которые я прожил в Ростове, всегда были профессиональные труппы артистов. Им приходилось каждую неделю играть новую пьесу. Зрители очень любили ходить в театр, они знали всех артистов, которые жили в частных домах... наш учитель мне сказал, что в городском театре хотят открыть «детский театр»... Поскольку наш детский театр был при настоящем театре, нас, ребят, занимали в спектаклях взрослых артистов. Мы знали наизусть все роли, особенно из оперетты «Мистер Икс». В этой оперетте мы изображали маленьких циркачей...»30.

В 1930-х гг. предполагалось капитальное переустройство Ростовского театра – для этого намеревались объединить здания собственно Театра и бывшей гостиницы «Лион», с устройством подъезда с ул. Советской, а не с ул. К. Маркса31, как было и остается ныне.

Интересные сведения дают архивные документы насчет источников пополнения реквизита театра. Через Ростовской финотдел проходили документы о продаже в 1929 г. ростовским актерам церковных облачений, в частности – из имущества бывшего Троицкого в Варницах монастыря32.

Время от времени со всей остротой перед Ростовским театром вставала финансовая проблема. В 1933 г. на заседании президиума Горсовета шла речь о том, что содержание «в условиях гор. Ростова» «годовой труппы» нерентабельно; театральный сезон было решено определить в 4 с половиной месяца, предполагалось предложить Шуйскому Советскому театру совместно содержать ростовскую труппу на определенных условиях33.

Вместе с тем театр пытался искать формы работы со зрителем: организовывал зрительские конференции34, ставил пьесу местного автора35; готовил премьеру за премьерой (см. выше). В сезон 1932/33 г. было поставлено 26 пьес, редкие из них шли более 6-7 раз; в сезон 1933/34 – 28 пьес36. Попытки ставить «кассовые» пьесы иногда наталкивались на запрет начальства37.

На Гортеатр, помимо работы в Ростове и гастрольных поездок по области, ложилась также обязанность инструктировать драмкружки городских клубов и армейские драмколлективы, «обслуживать колхозы подшефной МТС» во время весеннего сева38.

Характерно, что с течением времени местная печать все меньше и меньше внимания уделяла Гортеатру. Редко какие премьеры сопровождались в 1940-50-е годы рецензией – и это при том, что в газете отмечается: «Особенно любят наши рабочие театр... Театр пополнился новыми актерами...»39.

Если в 1920-30-е годы в газете регулярно публиковалась реклама спектаклей Гортеатра, то в кон. 1940 – нач. 1950 гг. она почти исчезает.

Бесследно для местной печати прошло и упразднение Городского драматического театра. Это невнимание настолько демонстративно, что нельзя не предполагать особого на то указания.

Подводя итоги, отметим следующее:
Истоки профессионального театра Ростова Великого предположительно можно видеть в деятельности Общества любителей искусств, созданного в 1896 г. С сентября 1917 г. профессиональная труппа существует в Народном доме, а после реорганизации последнего в первой четверти 1921 г. – в Городском драматическом театре. Под таким названием – «Городской драматический театр», меняя подчиненность, переживая взлеты и падения, с профессиональной труппой, набиравшейся ежегодно, просуществовал несколько десятилетий. Последним для него стал зимний сезон 1951/52 года. После этого здание по ул. Карла Маркса, 16, стало именоваться Горкинотеатром и исполняло соответствующие функции.

  1. Марасанова В.М. Театральное дело в Ярославской губернии в конце XIX – начале XX вв. // Ярославский архив: Историко-краеведческий сборник. М.-СПб., 1996. С. 186-209.
  2. Архиепископ Ярославский и Ростовский в 1890 г., посетив Ростовский музей, «...нашел полезным установить в нем постоянное по воскресным дням, когда музей преимущественно посещается народном, пение учениками духовного училища кантат святителя Ростовского Димитрия и воспроизведения ими же на камертонах о. Израилева Ростовских звонов...» (Из пребывания Высокопреосвященнейшего Ионафана, Архиепископа Ярославского и Ростовского, в Ростове // Ярославские епархиальные ведомости. 1890. № 13 за 23 марта. Стб. 193).
  3. Отчет правления ростовского общества любителей искусств о деятельности и оборот сумм за первый сезон с 21 января по 1 сентября 1896 г. Ростов-Ярославский, 1896. С. 3.
  4. Там же. С. 4.
  5. Там же.
  6. Журнальные постановления Ростовской городской Думы за 1902 г. Ростов, 1903. С. 8.
  7. РФ ГАЯО. Ф. Р-1130. Оп. 1. Д. 282. Л. 1-10.
  8. Там же. Л. 4.
  9. Мельник А.Г. История формирования пятидесятого квартала города Ростова. Историческая справка.
  10. РФ ГАЯО. Ф. Р-1130. Оп. 1. Д. 282. Л. 10.
  11. РФ ГАЯО. Ф. 2. Оп. 1. Д. 1517. Л. 78.
  12. Народный Дом // Известия. 1919 г. № 19 от 10 мая.
  13. Жадовский В. Народный дом // Известия. 1919 г. – № 14 от 8 февраля.
  14. РФ ГАЯО. Ф. Р-81. Оп. 1. Д. 1. Личный состав служащих Ростовского городского театра. 1920. Л. 1-4 об.
  15. РФ ГАЯО. Ф. Р-81. Оп. 1. Д. 2. Список служащих и рабочих Ростовского Городского театра коммунального отдела. 1921-1923 гг. Л. 1 об.
  16. Объявление // Известия. 1921 г. – № 14 от 27 июля.
  17. РФ ГАЯО. Ф. Р-1130. Оп. 1. Д. 282. Л. 10.
  18. РФ ГАЯО. Ф. Р-81. Оп. 1. Д. 1. Л. 4 об.
  19. Там же. Л. 3 об.
  20. РФ ГАЯО. Ф. Р-81. Оп. 1. Д. 1. Л. 4 об.
  21. Там же. Л. 1 об.
  22. Объявление // Известия. 1921 г. № 35 от 29 марта.
  23. Объявление // Известия 1920 г., № 66 от 15 июня.
  24. РФ ГАЯО. Ф. Р-81. Оп.1. Д. 9. Л. 32.
  25. РФ ГАЯО. Ф. Р-81. Оп.1. Д. 13. Л. 1.
  26. РФ ГАЯО. Ф. Р-81. Оп.1. Д. 9. Л. 45.
  27. Там же.
  28. Там же. Л. 97-97 об.
  29. Там же. Л. 101.
  30. Рыкунин Н. Откровения сатирика // «Ростовский вестник». № 9-10 за 27 января 1995 г.
  31. РФ ГАЯО. Ф. Р-81. Оп. 1. Д. 26. Л. 8.
  32. РФ ГАЯО. Р-9. Оп. 1. Д. 17. Л. 70, 83.
  33. РФ ГАЯО. Ф. Р-6. Оп. 1. Д. 231. Л. 18.
  34. РФ ГАЯО. Ф. Р-81. Оп. 1. Д. 29. Л. 4.
  35. РФ ГАЯО. Ф. Р-81. Оп. 1. Д. 46. Л. 4.
  36. Там же. Л.10.
  37. РФ ГАЯО. Ф. Р-81. Оп. 1. Д. 48. Л. 12.
  38. Там же. Л. 77.
  39. Наши пожелания коллективу театра // «Большевистский путь». № 142 от 30 ноября 1951 г.