Е.В. Синицына

Исторические судьбы Хронографов из Ростовского архиерейского дома и Спасо-Ярославского монастыря в свете поисков рукописи со «Словом о полку Игореве»

Интерес современных историков и филологов к судьбе Хронографов, которые в конце XVIII в. хранились в Ростовском архиерейском доме и Спасо-Ярославском монастыре, был связан с поисками следов рукописи со «Словом о полку Игореве». Литература, посвященная разбору обстоятельств приобретения А.И. Мусиным-Пушкиным сборника со «Словом», насчитывает в настоящее время сотни названий, где различным образом трактуется история поступления древнерусской поэмы в коллекцию графа1. Напомним, что еще при жизни Мусина-Пушкина в научных кругах возникла мысль о необходимости изучения вопроса о происхождении погибшей рукописи. К.Ф. Калайдович, который в 1813 г. обратился к графу с просьбой о разъяснении обстоятельств открытия «Слова», получил следующий ответ: «До обращения Спасо-Ярославского монастыря в архиерейский дом управлял оным архимандрит Иоиль, муж с просвещением и любитель словесности; по уничтожении штата остался он в том монастыре на обещании до смерти своей. В последние годы находился он в недостатке, а по тому случаю комиссионер мой купил у него все русские книги, из коих под № 323, под названием Хронограф, в конце найдено «Слово о полку Игореве»2. В настоящее время все точки зрения на это показание А.И. Мусина-Пушкина можно свести к двум. По одной версии, назовем ее «ростовской», признается возможным наличие сборника со «Словом» в одном из Хронографов упраздненного Ростовского архиерейского дома (далее – РАД). Другая версия, «ярославская», связывает открытие «Слова» с библиотекой бывшего Спасского монастыря или его последнего настоятеля Иоиля Быковского.

В настоящем разделе работы рассмотрена аргументация сторонников «ростовской» и «ярославской» гипотезы в свете вновь открытых архивных документов, данных описей РАД, Спасского монастыря и Ярославского архиерейского дома (далее – ЯАД), а также истории конкретных сохранившихся до наших дней рукописей из Спасского книгохранилища и ростовской владычной библиотеки.

Обратимся вначале к анализу известий о судьбе ростовских Хронографов.

Впервые Хронографы упоминаются в Переписной книге РАД 1691 г.3 Они были названы среди книг, хранившихся в верхней кладовой палате «в бол(ь)шой коробье», и записаны вместе с еще двумя рукописями исторического содержания в 2о. Так, в описи 1691 г. значится: «Книги же в десть пис(ь)менные: летописец Московского государства, книга Степенная российских государей, три книги гранографа в десть». В следующих по времени описях РАД – 1743, 1765 и 1790 гг. – «гранографами» названы все пять рукописей, проходивших в описи 1691 г. под разными названиями4, и добавлена еще одна рукопись – Хронограф, который поступил в библиотеку между 1691-1743 гг. Таким образом, в XVIII в. в РАД среди «книг письменных в десть» хранилось «гранографов шесть»5. Последний документ, в котором фигурирует то же количество «гранографов» – опись имущества РАД, которое в январе 1790 г. было перевезено в Ярославль6. На полях этой описи имеются ревизионные приписки, датируемые временем перемещения ростовской владычной библиотеки в ЯАД и 1807 г. В этом отношении особый интерес представляет запись, сделанная напротив «гранографов шесть», она гласит: «1800 годе одного не явилось, на лицо – два», – и далее по подчищенному: «три отданы по приказанию покойного преосвященного синодальному обер-прокурору, его превосходительству Мусину-Пушкину, а одного не явилось»7. Таким образом, в составе бывшей ростовской библиотеки после 1800 г. оставался только один «гранограф»: Степенная книга и три Хронографа были «препровождены А.И. Мусину-Пушкину, а шестая рукопись из этой подборки бесследно исчезла. Итог «пропажам» был подведен в описи имущества ЯАД 1811 г. В ней, в разделе «Книги письменные в десть, значившиеся по бывшей ростовской описи», под номером 1162-м было записано: «гранографов один»8.

Какая же из обозначенных в документах РАД шести рукописей исторического содержания продолжала храниться в ЯАД?

В 1962 г. Л.А. Дмитриев разыскал в архиве ГАЯО и опубликовал дело о высылке А.И. Мусину-Пушкину четырех рукописей из бывшего книгохранилища РАД9. О.В. Творогов на основании «Реестра», приложенного к делу10, установил, что из Ростова в ЯАД были привезены: Степенная книга, два Хронографа Дорофея Монемвасийского, Хронограф редакции 1512 г., выборка из Хронографа и Хронограф редакции 1617 г.11 Из них три Хронографа и Степенная книга были отправлены в 1792 г. Мусину-Пушкину для представления «к личному рассмотрению его превосходительства». В ЯАД, таким образом, должны были оставаться два ростовских Хронографа: скорописный Дорофея Монемвасийского, согласно «Реестру», на 749 листах, и выборка из Хронографа на 432 листах. Как уже отмечалось, одна из этих рукописей «не явилась» после 1800 г., вторая же сохранилась до настоящего времени – это Хронограф Дорофея Монемвасийского, ЯГИАХМЗ–14930, написанный скорописью двух почерков, на 738 листах12. По своим кодикологическим данным рукопись ЯГИАХМЗ–14930 может быть отнесена к продукции ростовского митрополичьего скриптория начала XVIII в.13 Очевидно, она представляет собой список с такого же Хронографа из собрания РАД, отправленного в 1792 г. А.И. Мусину-Пушкину. Можно также предположить, что ЯГИАХМЗ–14930 и есть тот шестой «гранограф», который появился в описях РАД между 1691 и 1743 гг.

«Ростовская» версия происхождения «Слова о полку Игореве» основана на том факте, что одна из переданных А.И. Мусину-Пушкину рукописей РАД представляла собой Хронограф редакции 1617 г. Напомним, что сборник со «Словом» открывался именно эти произведением. Однако вряд ли стоит связывать находку древнерусской поэмы XII в. с хранилищем РАД. Дело в том, что ростовские исторические рукописи неоднократно были предметом самого «наипрележнейшего рассмотрения со стороны духовных людей», однако «Слово о полку Игореве» обнаружено в них не было.

Так, еще до А.И. Мусина-Пушкина, «гранографами» РАД интересовался архиепископом Афанасий Вольховский14. В 1766 г. по его приказанию «февраля 3-его числа … (было – Е.С.) внесено в кельи его преосвященства российских гранографов пис(ь)менных шесть»15. Об этом факте говорит специальный «Экстракт о росходе», составленный в 1766 г. в связи со сменой экономов, и запись в описи РАД 1765 г., на полях которой напротив «гранографов шесть» значится: «Оные взяты вверх в бытность прежняго эконома»16. Позднее, в 1772 г., Афанасий Вольховский еще раз обратился к изучению этих рукописей в связи с запросом, присланным ему из Вольного российского собрания при Московском университете. Архиепископу предлагалось «сыскать и доставить» в общество «принадлежащие до российской истории рукописные летописи и другие записки»17. Отсылая в Москву Степенную книгу18, Афанасий извещал правление Вольного собрания, что «ничего примечания достойного» в других книгах, «имеющихся в моем доме… не нашел»19.

Следующий по времени просмотр «гранографов» состоялся в 1778 г. под наблюдением архиепископа Самуила Миславского. Он был произведен по требованию св. Синода; занимающегося подбором исторических сочинений для издания русских летописей, задуманного митрополитом Платоном20. Позднее, в 1791 г., те же рукописи были вторично рассмотрены по распоряжению архиепископа Арсения Верещагина в связи с известным указом Екатерины II и св. Синода с разыскании древних «летописцев, повестей, или подобных тому, относящихся до российской истории сочинений»21. В результате названных «наипрелейжнейших» просмотров пяти Хронографов и Степенной книги РАД «духовные ученые люди пришли к заключению, что во оных ничего относящегося к российской истории, что бы не было напечатано и вновь из них к изданию подходило, не найдено», о чем и было объявлено в Синод специальными «Репортами» 1779 и 1791 гг.22 К последнему моменту был приложен «Реестр» исторических рукописей РАД. Из этой подробной описи явствовало, что ни один из пяти Хронографов не содержал ни «Слова о полку Игоревом», ни другие, входившие в состав мусин-пушкинского сборника, произведения23. Более того, с части Хронографа редакции 1617 г., «ростовским надписанного», из собрания А.И. Мусина-Пушкина, о котором О.В. Творогов осторожно высказался, что это мог быть «искомый… сборник со «Словом о полку Игореве»24, в 1811 г. по распоряжению ярославского архиепископа Антония Знаменского было сделано четыре копии25. Каждую такую копию Антоний, как истинный библиофил, сопроводил собственноручной записью о содержании оригинала. Приведем ее полностью: «Его есть список с той части Летописца (имеющагося у графа Алексея Ивановича Мусина-Пушкина, на корню переплета, как видно, новаго кожанаго, ростовским надписанного, который писан старинным нехорошим и, как кажется, не очень давно почерком, начат Шестодневом библейским, продолжался по 4-м монархиям, где в греческой истории сказано и о переменах султанов турецких), в которой началось повествование о России. Подобный сему список сделан и для ярославской семинарской библиотеки. Марта 8 дня 1811 года. Антоний архиепископ Ярославский и Ростовский». Позднее была сделана еще одна приписка: «Подлинник у графа с прочию библиотекаю погиб в сентябре 1812 во время нашествия неприятелей, как он мне сказывал»26. Итак, ни в «Реестре» 1791 г., ни в заметках Антония Знаменского указаний на то, что Хронограф редакции 1617 г. из библиотеки РАД содержит помимо своего основного текста еще какие-либо литературные произведения, нет. Добавим, что, если сопоставить время поступления поэмы к А.И. Мусину-Пушкину, а это событие произошло, по мнению В.А. Кучкина, после лета 1789 до июля 1791 г.27, а по наблюдениям В.П. Козлова в 1788-1790 гг.28, с датой отправки ростовских рукописей – не ранее декабря 1792 г.29, – то станет очевидной несостоятельность так называемой «ростовской» версии происхождения «Слова о полку Игореве».

Обратимся теперь к разбору второй гипотезы, «ярославской», которая связывает открытие поэмы с библиотекой Спасского монастыря. Эта версия первоначально была высказана в статьях Е.М. Караваевой30 и А.В. Соловьева31, а наиболее развернутое ее обоснование содержится в монографии Г.Н. Моисеевой32. Рассмотрим аргументы этих исследователей и прокомментируем их, опираясь на вновь открытые архивные и рукописные материалы.

«Ярославская» гипотеза основана, главным образом, на интерпретации приписок в описях Спасского монастыря 1787 и 1788 гг., которые касаются исключения из монастырской книгохранительницы четырех рукописных книг, а среди них – «Хронографа в десть». Впервые эти сведения были введены в научный оборот Е.М. Караваевой, изучавшей документы Спасской обители для проведения реставрационных работ. В 1960 г. она опубликовала статью «Хронограф Спасо-Ярославского монастыря в описи 1788 г.», где сообщила свои наблюдения по поводу уничтожения «за ветхостью и согнитием» ряда рукописей. Е.М. Караваева отметила и карандашную приписку «Иподиакон Соколов» с четырьмя вопросительными знаками и «NB» рядом с известием об уничтожении Хронографа. Она высказала предположение, что Соколов интересовался именно Хронографом, зная, что «Слово о полку Игореве» входило в его состав. Г.Н. Моисеева связывает лицо, оставившее приписки на полях описи 1788 г., с секретарем ЯАД, иподиаконом Спасо-Преображенского собора Яковом Соколовым, который упоминается в документах конца XVIII в.33 Однако наблюдения над описями ЯАД не подтверждают этого вывода Г.Н. Моисеевой. То обстоятельство, что Соколов оставил на документе только свою подпись, безусловно, затруднило отнесение по палеографическим признакам столь краткой записи к XVIII в. или следующим XIX и XX столетиям. Однако, загадочный иподиакон Соколов оставил еще одну приписку, касающуюся одной из рукописей архиерейского собрания: она сделана на полях библиотечной описи 1819 г. напротив № 740 и сообщает следующее: «№ 166. Ипод.Соколов»34. Эта книга, Патерик азбучный и скитский XVIII в., указанная под № 740 в описи 1819 г., сохранилась35 и в описи книгохранительницы ЯАД, составленной в 1912 г., значится под № 16636. Следовательно, Соколов был знаком с этой описью начала XX в. Более того, подпись иподиакона Соколова, оставленная им в описи 1788 г., идентична подписи иподьякона ярославского кафедрального собора Василия Соколова, который в 1912 г. являлся членом комиссии, подготовившей «Главную церковную и ризничную опись ЯАД»37. Вполне объяснимы и заметки, сделанные этим человеком в описи 1788 г., поскольку именно Соколов, как архиерейский ризничий, должен был по указу Синода за № 1578 в ноябре 1903 г. отправить этот документ в Московскую Патриаршую библиотеку38. Таким образом, документальные свидетельства из архива ЯАД противоречат положению, выдвинутому Г.Н. Моисеевой.

Вернемся к анализу наблюдений Е.М. Караваевой над описью 1788 г. Она установила, что после 1788 г. из монастырской библиотеки были изъяты и уничтожены «за ветхостью и согнитием» четыре рукописи: «249. Часослов на баргамине» (в 2о), «274. Псалтырь на баргамине» (в 4о), и «286. Хронограф в десть». Благодаря разысканиям Г.Н. Моисеевой стало известно, что в предыдущей описи 1787 г. напротив тех же книг было проставлено, а затем выскоблено слово «отдан»39. Таким образом, Е.М. Караваева, а вслед за ней и Г.Н. Моисеева, высказали гипотезу о том, что уничтожение названных рукописей было фиктивным. Как считают Г.Н. Моисеева40 и В.П. Козлов41, эти книги с санкции архиепископа Арсения Верещагина поступили в собрание А.И. Мусина-Пушкина. Однако «уничтоженные» или «отданные» рукописи со временем вновь оказались в Ярославле.

Так, в описи имущества ЯАД 1811 г. под номером 1229 был вновь обозначен «Часослов, писан на паргамене» (в 2о)42. Эта рукопись сохранилась43 и имеет на полях первого листа номера, соответствующие тем, под которыми она значилась в описях 1787 и 1788 гг.44 «Объявилась» и «Псалтырь на паргамене» (в 4о), в описи 1811 г. она не записана, но в следующем библиотечном каталоге ЯАД 1819 г. она появилась45. На начальных листах этого кодекса имеется традиционная запись рубежа XVII-XVIII в. о принадлежности ее Спасо-Ярославскому монастырю и инвентарные номера, под которыми «Псалтырь на баргамине» фигурировала в описях 1787 и 1788 гг.46 Что касается третьей рукописи, Поучений аввы Дорофея, то она так и не появилась в архиерейской библиотеке.

Последняя рукопись из числа «уничтоженных», – знаменитый «Хронограф в десть», – также был возвращен в книгохранительницу ЯАД. Он был вписан между номерами 1214 и 1215 в опись архиерейского имущества 1811 г.47 Эта рукопись счастливо сохранилась до настоящих дней в собрании Ярославского государственного историко-архитектурного и художественного музея-заповедника48 и на л. 1 имеет номера, которые совпадают с теми, под которыми проходил в описях 1787 и 1788 гг. Спасо-Ярославский Хронограф49. По своему содержанию эта рукопись, ЯГИАХМЗ–15443, представляет собой сборник, в котором, с начала до л. 119 об., помещен фрагмент Патриаршего летописного свода 70-х гг. XVII в., доведенный до 119  г., затем, с л. 120 до конца, идут выписки из Степенной книги. Очевидно, рукопись была записана в описях как «Хронограф» ошибочно, поскольку такое название значилось на ее корешке. По наблюдениям Б.М. Клосса, данный кодекс был составлен во второй половине 70-х гг. XVII в. в патриаршем скриптории50.

Итак, три рукописи бывшего Спасского монастыря, помеченные в описи 1787 г. как «отданные», а в описи 1788 г. как «уничтоженные», к началу XIX в. возвратились в библиотеку ЯАД в том виде, в каком они были оттуда изъяты. Вопрос о том – кому, когда и на каких условиях эти книги передавались, – остается открытым, ибо пока не отыскано прямых свидетельств, которые называли бы конкретных лиц, причастных к миграции рукописей ЯАД в конце XVIII в. С определенной долей уверенности можно утверждать лишь то, что последний настоятель Спасской обители, Иоиль Быковский, не был причастен к исчезновению казенного «Хронографа в десть». Это вытекает из того факта, что в 1791 г., когда были подписаны документы о совместном хранении имущества, упраздненного пять лет назад РАД и Спасского монастыря51, Иоиль Быковский получил официальное «Свидетельство… в том, что находившийся в ево ведении Спасо-Ярославский монастырь со всем движимом имении и зданием онаго, также ризница и прочее все, значущееся по описям, от него… приняты… и начету никакого на нем, архимандрите, а равно и ко взысканию с него ничего не открылось»52. Позднее, в 1796 г., еще при жизни Иоиля, было произведено освидетельствование имущества ЯАД. В «Репорте», представленном затем архиепископу Арсению Верещагину, эконом и казначей объявили, что «все хранится по описям в целости… и никакого казенным вещам, также церковной утвари и ризничным вещам же утраты и хищения не было»53. Зато после смерти в 1799 г. самого архиепископа Арсения, известного своей расточительностью за счет архиерейской казны, его имущество было опечатано, а новый архиепископ ярославский Павел предписал «до учинения расчета ничего... наследникам (Арсения Верещагина – Е.С.) не выдавать»54. Только в 1805 г. в духовной консистории были закончены подсчеты растрат, произведенных Арсением. Как оказалось, этот преосвященный, помимо прочего имущества и денежных сумм, присвоил 76 печатных книг и одну рукопись из архиерейской книжницы и семинарской библиотеки (общей стоимостью 80 руб.45 коп.). Справка, которая предваряла Роспись утраченных Арсением книг, сообщала, что «те книги оным преосвященным в разные времена подарены с надписанием от имени своего разным людям, как то имянинникам и прочим знакомым»55. В названной Росписи особый интерес представляет запись, из которой следует, что книгохранители ЯАД отнесли исчезновение из «письменных книг в десть одного Хранографа» на счет архиепископа Арсения и оценили эту «пропажу» примерно (в) 2 руб. – коп»56. Вопрос о том, для каких целей употребил Верещагин казенный Хронограф и каким образом данная рукопись вновь оказалась в ЯАД к 1811 г., остается открытым. Тем не менее, можно предположить, что означенный Хронограф, как и ряд других архиерейских рукописей, был передан во временное пользование А.И. Мусину-Пушкину, единственному в окружении ярославского архиепископа знатоку и коллекционеру древнерусской письменности. Напомним, что из книжницы ЯАД Мусину-Пушкину в 1792 г. были официально отданы четыре исторических рукописи. Ранее, в 1790 г., Арсений Верещагин пересылал ему же из книгохранительницы упраздненного Спасского монастыря «письменную в десть старинную книгу Правила Никейские»57. А в 1797 г. глава Ярославской епархии «благословил» графа «старинным Евангелием в десть»58.

Заканчивая разбор «ярославской» версии происхождения «Слова о полку Игореве», остановимся на рассмотрении еще одного вопроса, нуждающегося в разъяснении. Это вопрос о том, сколько Хронографов и каких было в разное время в Спасской обители.

В переписной монастырской книге 1701 г. значатся две рукописи светского содержания: «Хранограф писмяная в десть»59 и «Книга Летописец писмянои рускои, переплетен с печатным киевским в одну книгу в полдесть внов(ь)»60.

Последний конволют в следующей описи 1709 г. не значится. Возможно, «Летописец рускои», упомянутый в описи 1701 г., впоследствии был приобретен В.Н. Татищевым «у носясчаго на плосчади» и использован им при написании своей «Истории Российской». Эта была летопись (Татищев назвал ее «Ростовской») «в полдесть», писана «сначала юсами», «подписана рукою Ярославского монастыря архимандрита Иосифа (1693-1700 гг. – Е.С.)». Судьба настоящей рукописи сложилась печально. Она была подарена историком Английскому королевскому обществу, а ее точная копия послана в российскую Академию наук. До настоящего времени ни оригинал, ни копия не разысканы. Исходя из описания так называемого ярославского списка, данного самим Татищевым, Б.М. Клосс и В.И. Корецкий определили его как летопись, сходную в какой-то части, до 1389 г., с Новгородской I летописью младшего извода61.

Как установил В.В. Калугин, рассмотрев выписки из «Хронографа Спасского Ярославского», сделанные в начале XVIII в. митрополитом Димитрием Ростовским, эта рукопись представляла собой Летописец Еллинский и Римский62. Кроме этого памятника в монастырской книгохранительнице с 1696 по 1700 гг. имелся Хронограф редакции 1617 г. Данная рукопись была куплена в 1695 г. архимандритом спасским Иосифом63 у ярославца, посадского человека, Васьки Перфильева сына Ереминых64, и передана им в казенную библиотеку с записью о том, что «бысть сей книге вечно в монастыре»65. Однако, когда Иосиф был переведен в 1700 г. в Краснослободский Пензенский монастырь, он увез с собой и Хронограф66. Упоминание еще об одном «Хронографе письменном», который был отослан из Спасской обители митрополиту Арсению Мацеевичу в 1762 г., сохранилось в документах Ростовской духовной консистории67. Таким образом, кроме летописных памятников68, в Спасском монастыре в разное время должны были храниться по крайней мере три хронографические рукописи: Летописец Еллинский и Римский, Хронограф редакции 1617 г. и Хронограф, переданный в 1762 г. Арсению Мацеевичу.

Итак, если учесть судьбу исторических рукописей из РАД, а также принять во внимание, что в «Спасо-Ярославском Хронографе», ЯГИАХМЗ-15443, «Слово о полку Игореве» не обнаружено, то можно утверждать, что ни одна из версий о поступлении поэмы к А.И.Мусину-Пушкину из хранилищ РАД или Спасского монастыря не подтверждается источниками. Таким образом, вслед за В.А. Кучкиным69, можно констатировать, что правдоподобность свидетельства самого графа о приобретении им древней поэмы у бывшего спасского настоятеля Иоиля Быковского резко возрастает.

За последние два десятилетия изучение жизни архимандрита Иоиля значительно продвинулось вперед, и в настоящее время насчитывается свыше 20 полностью или частично посвященных ему работ70. В настоящем разделе работы мы попытались объяснить некоторые факты из биографии Иоиля Быковского на основе вновь открытых архивных материалов.

В 1958 г. ярославский исследователь В.В. Лукьянов в небольшой статье, посвященной биографии архимандрита Иоиля71, обратил внимание специалистов на запись в дневнике Арсения Верещагина от 26 августа 1798 г. В ней Арсений, на следующий день после смерти Иоиля, отметил: «Писано к Б.-Камен. de morte Joul»72 («Писано к Б(антыш)-Камен(скому) о смерти Иоиля»).

В.В. Лукьянов посчитал, что осторожность архиепископа Арсения, выразившаяся в «зашифровке» записи от 26 августа, а также поспешность, с которой он постарался сообщить Н.Н. Бантыш-Каменскому о смерти Иоиля, позволяют сделать два предположения. Во-первых, московский архивист, один из редакторов первого издания «Слова о полку Игореве», знал истинные причины, по которым А.И. Мусин-Пушкин задерживал обнародование рукописи со «Словом». Во-вторых, покойный архимандрит Спасского монастыря был хорошо известен Н.Н. Бантыш-Каменскому. Что касается первой версии, то логичнее было бы предположить, что Верещагин, посвященный (по мнению В.В. Лукьянова) в историю открытия древнерусской поэмы, должен был писать, в первую очередь, самому Мусину-Пушкину. Второе наблюдение В.В. Лукьянова верно и подтверждается архивными материалами.

Дело в том, что Н.Н. Бантыш-Каменский имел самые тесные связи с Ярославлем. Он был хорошим знакомым и «давнишним благоприятелем» Арсения Верещагина. Как видно из дневниковых записей архиепископа, Бантыш-Каменский состоял в переписке с Верещагиным, бывал у него в гостях и даже принимал его у себя дома, в Москве73. Сохранившиеся отпуски писем Арсения за 1797-1798 гг.74 свидетельствуют, что архиепископ довольно регулярно получал от Бантыш-Каменского книги для личной библиотеки и для епархиальных нужд. Бантыш-Каменский даже заводил речь об издании сочинений Верещагина (известно, что архиепископ был автором многочисленных торжественных речей и нескольких поэтических опытов75. В свою очередь, московский археограф пользовался связями ярославского архиепископа в церковных кругах. Так, в сентябре 1797 г. Бантыш-Каменский обратился к Арсению с просьбой составить ему протекцию для «ученых занятий» в книгохранилище Симонова монастыря. В рекомендательном письме архимандриту Иосифу Верещагин дал такую характеристику статскому советнику: «… он человек честной, умной, доброй и услужливой…»76.

Как выяснилось, Н.Н. Бантыш-Каменский хорошо знал не только архиепископа Арсения, но и Иоиля Быковского. В собрании рукописей Министерства иностранных дел РГАДА хранятся два списка «Апокрисиса» Христофора Филарета, подаренные в 1807 г. в Московский государственный архив самим археографом77. Перевод «Апокрисиса» с польского языка был выполнен архимандритом Иоилем Быковским в 1794 г. и отредактирован Бантыш-Каменским. В дневниковых записях Арсения Верещагина есть свидетельства о том, что Иоиль прекрасно владел польским, латинским78, греческим и немецким79 языками. Рукопись «Апокрисиса» № 142 из собрания МИД большей частью – автограф спасского архимандрита. Книгу открывают копии двух писем Бантыш-Каменскому от 19 октября 1794 г.: первое – от Иоиля, второ  – от ярославского купца-библиофила Семена Ивановича Курочкина. Оба послания раскрывают, в определенной мере, приемы работы Иоиля Быковского как переводчика и исследователя. Изучив польское издание «Апокрисиса» 1597 г., он нашел, что «грамоты греческих патриархов и свидетельства св. отец, во оной приведенныя, переведены с греческого на польский или паче литовский язык безтолково…». Обращаясь к Бантыш-Каменскому, Иоиль писал: «Надобно бы сыскать подлинные грамоты и справляться с подлинными текстами»80.

Итак, Иоиль Быковский, «муж с просвещением и любитель словесности»81 в середине 90-х гг. активно сотрудничал с историком-архивистом Н.Н. Бантыш-Каменским. Известны и другие литературные опыты спасского архимандрита. В Ярославле в 1787 г. была издана его книга «Истина или выписка о истине»82, в рукописях сохранились несколько проповедей Иоиля83. Ему принадлежит также историческая справка о погребенных в Спасской обители князьях рода Рюриковичей 1783 г.84 И, наконец, с участием Иоиля Быковского в 1789 г. было составлено «Краткое описание Ярославля и бывшего Спасского монастыря, учиненное из ведомостей прежних монастырских дел»85. Это небольшое по объему произведение содержит сведения об основании Ярославля, перечень ярославских князей (сюда же вставлен пересказ Жития Феодора Черного), затем даны толкования названий местных слобод. Составители «Краткого описания» включили в него данные о возникновении Спасской обители, о мощах князя Феодора «с чады» и епископа ростовского Трифона († 1469 г.), о «монастырском строении», местных праздниках и крестных ходах. Заканчивалось «Описание» списком названий жалованных грамот, данных в Спасо-Ярославский монастырь. Таким образом, Иоиль Быковский, «муж ученый и добродетельный», совмещал свою литературную и переводческую деятельность с участием в работе по систематизации местных краеведческих материалов, которую в Ярославской епархии возглавлял сначала архиепископ Самуил Миславский, а затем его преемник – Арсений Верещагин.

Итак, в результате настоящего исследования было установлено, что открытие рукописи со «Словом о полку Игореве» не было связано ни с хранилищем Ростовского архиерейского дома, ни с библиотекой Спасского монастыря. В этой связи по-новому убедительным становится свидетельство А.И. Мусина-Пушкина о покупке древней поэмы у последнего настоятеля упраздненной Спасской обители. Отсюда следует необходимость проведения дальнейших разысканий, причем не только в ярославских книгохранилищах и архивах, но и там, где в разные годы своей жизни служил архимандрит Иоиль и откуда мог происходить сборник со «Словом о полку Игореве» (уместно в этой связи напомнить, что Иоиль был переведен в Ярославль из Чернигова, а «Слово», возможно, является памятником черниговского происхождения).

  1. Разбору различных версий происхождения рукописи со «Словом о полку Игореве» посвящены работы Г.Н. Моисеевой и В.П. Козлова. См.: Моисеева Г.Н. Спасо-Ярославский Хронограф и «Слово о полку Игореве». Л., 1984. С. 6-22; Козлов В.П. Об одном Хронографе из собрания А.И. Мусина-Пушкина. С. 115-118; Его же. Кружок А.И. Мусина-Пушкина и «Слово о полку Игореве». С. 135-141, 150. Из последних работ, опубликованных на эту тему см.: Козляков В.Н. О Ростовских и Ярославских Хронографах конца XVIII – начала XIX в. // Советские архивы. 1990. № 5. С. 49-51.
  2. Калайдович К.Ф. Библиографические сведения о жизни, ученых трудах и собрании российских древностей гр. А.И. Мусина-Пушкина // Записки и труды ОИДР при Московском университете. М., 1824. Ч. 2. С. 35-36.
  3. ГМЗРК–1083. Л. 87 об. Переписная книга РАД 1691 г.
  4. Настоящее утверждение имеет под собой то основание, что в «Реестре» рукописей исторического содержания, принадлежавших библиотеке РАД, который был представлен в 1791 г. для просмотра А.И. Мусину-Пушкину, названо пять Хронографов и Степенная книга. См.: ГАЯО. Ф. 232. Оп. 1. Д. 615. Л. 4-5 об.
  5. См.: ЯГИАХМЗ-15268. Отписная книга РАД 1743 г.; РФ РАЯО. Ф. 341 (шифр настоящего фонда будет изменен в связи с его недавним переводом на хранение в ГАЯО). Оп. 1. Д. 5. Отписная книга РАД 1765 г.; ГАЯО. Ф. 230. Оп. 13. Д. 1338. Опись имущества упраздненного РАД, перевезенного в Ярославль, 1790 г.
  6. ГАЯО. Ф. 230. Оп. 14. Д. 1338. Опись «вещам, принятым из большой архиерейской ризницы» и «книгам, перевезенным в ЯАД». Документ составлен на основе материалов описи РАД 1777 г. и подписан 18 февраля 1790 г. протоиереем Успенского собора Артемоном, архиерейским экономом игуменом Порфирием и «новоопределенным» экономом ЯАД иеромонахом Антонием (см. также: ГАЯО. Ф. 232. Оп. 1. Д. 557. Донесения эконома РАД игумена Порфирия архиепископу Арсению Верещагину о составлении новых описей архиерейского имущества, 1790 г.). Окончательно «большая ростовская ризница» была «освидетельствована» и принята на хранение казначеем ЯАД лишь в мае 1791 г. См.: ЯГИАХМЗ–15259. Л. 113-113 об. Указ духовной консистории № 95 о принятии ризницы бывшего РАД на хранение в ЯАД, 1791 г.; ГАЯО. Ф. 232. Оп. 1. Д. 562. Дело о передаче протоиереем Иоанном ризницы бывшего РАД в ведение казначея ЯАД Серафима, 1791 г. Заметим, что в 1790 г. была перевезена только основная часть владычной библиотеки, тогда как книги, собранные из «домовых церквей» (541 издание и 3 рукописи) продолжали храниться в Ростове, «в кладовых палатках под Воскресенской церковью», и лишь в 1811 г. по распоряжению архиепископа Антония Знаменского они были препровождены в ЯАД (ГАЯО. Ф. 232. Оп. 1. Д. 1425. Опись книг, хранящихся в кладовых палатках Ростовской Воскресенской церкви, 1810 г.; ГАЯО. Ф. 232. Оп. 1. Д. 2786. Л. 1-8. Опись книг, присланных в ЯАД из Ростовской Воскресенской церкви 1811 г.) Подробнее о переезде архиерейской библиотеки см.: Синицына Е.В. О времени и обстоятельствах перемещения ростовской владычной библиотеки в Ярославль // СРМ. Ростов, 1991. Вып. 1. С. 69-73.
  7. ГАЯО. Ф. 230. Оп. 14. Д. 1338. Л. 25 об.
  8. ЯГИАХМЗ–15609. Л. 111 об.
  9. Дмитриев Л.А. История открытия рукописи «Слова о полку Игореве» // «Слово о полку Игореве – памятник XII в. М.; Л., 1962. С. 426-429.
  10. В «Реестре» рукописей исторического содержания, принадлежавших библиотеке РАД, который был представлен в 1791 г. для просмотра А.И. Мусину-Пушкину, названо пять Хронографов и Степенная книга. См.: ГАЯО. Ф. 232. Оп. 1. Д. 615. Лл. 4-5 об.
  11. Творогов О.В. К вопросу о датировке Мусин-Пушкинского сборника со «Словом о полку Игореве» // ТОДРЛ. Л., 1976. Т. 31. С. 137-164.
  12. Разница в количестве листов, названных в «Реестре» и сообщаемых самой рукописью, объясняется ошибкой писцов: первоначальная, буквенная пагинация, проставленная в рукописи, такова: 1-142, 145-489, 500-665, 655-749.
  13. Те же два писца работали над экземплярами ЯГИАХМЗ–15265 и ЯГИАХМЗ–15699. См. об этом подробнее: Синицына Е.В. Рукописная библиотека Ростовского архиерейского дома в конце XVII-XVIII в. // Краеведческие записки Ярославского музея-заповедника. Ярославль, 1991. Т. 7. С. 116-130.
  14. Афанасий Вольховский занимал ростовскую кафедру с 1773 по 1776 г. См.: Летопись о ростовских архиереях. М., 1890. С. 53.
  15. РФ ГАЯО. Ф. 341. Оп. 1. Д. 5. Л. 24. «Экстракт из учиненной дому его преосвященства описи (1765 г. – Е.С.), что имянно из показанного по тои описи у принятого экономом иеромонахом Вениамином домового имущества в нынешнем 1766 году… в росходе»
  16. РФ ГАЯО. Ф. 341. Оп. 1. Д. 5. Л. 65 об. Опись РАД 1765 г.
  17. ГАЯО. Ф. 230. Оп. 13. Д. 5813. Л. 1.
  18. Степенная книга была возвращена в РАД в 1774 г. Описание этой рукописи совпадает со сведениями о Степенной книге РАД, переданной в 1792 г. А.И. Мусину-Пушкину. См.: ГАЯО. Ф. 230. Оп. 13. Д. 5813. Л. 8.
  19. ГАЯО. Ф. 230. Оп. 13. Д. 5813. Л. 1.
  20. ЯГИАХМЗ–15259. Лл. 125-126. Документы Ярославской духовной консистории 1787-1796 гг.; ГАЯО. Ф. 232. Оп. 1. Д. 615. Л. 6-6об.; РГИА (СПб). Ф. 796. Оп. 72. Д. 280. Лл. 181 об.-182.
  21. ЯГИАХМЗ–15259. Л. 125. Указ духовной консистории смотрителю РАД, толгскому игумену Порфирию, эконому иеромонаху Антонию и казначею иеромонаху Серафиму о разыскании рукописей исторического содержания в связи с указом Екатерины II и св. Синода от 1 сентября 1791 г.
  22. РГИА (СПб). Ф. 796. Оп. 72. Д. 280. Лл. 181 об.-182. В научный оборот этот документ был введен Ф.Я. Приймой. См.: Прийма Ф.Я. «Слово о полку Игореве» в русском историко-литературном процессе первой трети XIX в. Л., 1980. С. 37-38.
  23. На это обстоятельство обращено внимание в следующих работах: Прийма Ф.Я. К спорам об открытии «Слова о полку Игореве» // От «Слова о полку Игореве» до «Тихого Дона»: Сб. статей к 90-летию Н.К. Пиксанова. Л., 1969. С. 255-256; Соловьев А.В. Ростовские Хронографы и Хронограф Спасо-Ярославского монастыря // Летописи и хроники: Сб. статей. 1973 г. М., 1974. С. 354-357; Моисеева Г.Н. Спасо-Ярославский Хронограф и «Слово о полку Игореве». Л., 1984. С. 21-22.
  24. Творогов О.В. К вопросу о датировке Мусин-Пушкинского сборника со «Словом о полку Игореве». С. 163.
  25. В настоящее время все четыре копии разысканы. ОР РНБ. Ф. 522. № 6823. Сборник, 1811 г. (рукопись принадлежала личному собранию архиепископа Антония Знаменского); ЯГИАХМЗ-15450. Неполная копия Хронографа редакции 1617 г., распространенного с прибавлениями, 1811 г. (рукопись принадлежала библиотеке ЯАД); ГАЯО. Коллекция рукописных книг. № 122. Неполная копия Хронографа редакции 1617 г., распространенного с прибавлениями, 1811 г. (рукопись принадлежала библиотеке Ярославской духовной семинарии); ОР РНБ. Ф. 236. № 462. Неполная копия Хронографа редакция 1617 г., распространенного с прибавлениями, 1811 г. (рукопись принадлежала библиотеке графа Н.П. Румянцева).
  26. ОР РНБ. Ф. 522. № 6823. Л. 148 об.
  27. Кучкин В.А. Ранние упоминания о Мусин-пушкинском списке «Слова о полку Игореве» // Альманах библиофила. М., 1986. Вып. 21. С. 66-68.
  28. Козлов В.П. Кружок А.И. Мусина-Пушкина и «Слово о полку Игореве». С. 141-150.
  29. 3 декабря 1792 г. Домовой конторой ЯАД был получен Указ за № 133 из Ярославской духовной консистории (далее – ЯДК), по которому эконому и казначею надлежало «три книги Хронографов и четвертую Степенную. Учиня им опись… представить при Репорте в консисторию немедленно… для препоручения оных книг… секретарю (ЯДК – Е.С. ) Муратову к доставлению… его превосходительству (А.И. Мусину-Пушкину – Е.С.). См.: ЯГИАХМЗ–15259. Л. 193.
  30. Караваева Е.М. Хронограф Спасо-Ярославского монастыря в описи 1788 г. // ТОДРЛ. М.; Л., 1960. Т. 16. С. 82-83.
  31. Соловьев А.В. Ростовские Хронографы и Хронограф Спасо-Ярославского монастыря.
  32. Моисеева Г.Н. Спасо-Ярославский Хронограф и «Слово о полку Игореве». Л., 1976. Второе издание этой монографии вышло в 1984 г.
  33. Там же. С. 83-84, 96.
  34. ЯГИАХМЗ–15286. Л. 44 об.
  35. ЯГИАХМЗ–15512.
  36. ЯГИАХМЗ–18113. Л. 39 об.
  37. ГАЯО. Ф. 232. Оп. 1. Д. 2847. Л. 438 об. Опись имущества ЯАД, 1912 г.
  38. ГАЯО. Ф. 232. Оп. 1. Д. 2819. Л. 7. Расписка ризничего ЯАД, иподьякона Василия Соколова, о принятии к исполнению указа св. Синода № 1587 о передаче в Московскую Патриаршую библиотеку отписных книг Спасского монастыря 1727 и 1788 гг., 1903 г.
  39. См.: Моисеева Г.Н. Спасо-Ярославский Хронограф и «Слово о полку Игореве». С. 78-80, 134-135.
  40. Там же. С. 84-97.
  41. См.: Козлов В.П. Кружок А.И. Мусина-Пушкина и «Слово о полку Игореве». Приложение II, № 62-65.
  42. ЯГИАХМЗ–15609. Л. 114. №. 1229.
  43. ЯГИАХМЗ–15481.
  44. См. иллюстрацию к статье.
  45. ЯГИАХМЗ–16286. Л. 40 об. № 718.
  46. ЯГИАХМЗ–15482.
  47. ЯГИАХМЗ–15609. Л. 113 об. – «Хронограф в новом переплете». Переплет: картон, обтянутый кожей с тиснением, на корешке вытиснено слово «Хронографъ». Бумага, использованная для переплетных листов, датируется 1788-1794 гг. (герб г. Ярославля, [тип 8 по Клепикову С.А.] // ЯМВСЯ).
  48. ЯГИАХМЗ–15443.
  49. Библиотечные пометы на всех трех рукописях – ЯГИАХМЗ–15443, 15481 и 15482 – сделаны теми же почерками, что и на остальных книгах из Спасской книгохранительницы.
  50. См.: Клосс Б.М. Никоновский свод и русские летописи XVI-XVII вв. Автореф. дис. … докт. ист. наук. М., 1987. С. 24; Его же. К изучению московских скрипториев XV-XVII вв. // Филигранологические исследования: теория. Методика. Практика. Л., 1990. С. 112.
  51. ЯГИАХМЗ–15259. Л. 113-113 об., 116-117, 119-120 об.; ГАЯО. Ф. 232. Оп. 1. № 562, 576.
  52. ГАЯО. Ф. 232. Оп. 1. Д. 561.
  53. ГАЯО. Ф. 232. Оп. 1. Д. 704.
  54. ГАЯО. Ф. 230. Оп. 1. Т. 1. Д. 525. Дело о растрате трех тысяч рублей, выданных на переезд архиерейской кафедры из Ростова в Ярославль, 1800-1803 гг.; ГАЯО. Ф. 232. Оп. 1. Д. 832. Распоряжение ярославского архиепископа Павла о невыдаче наследникам оставшегося после Арсения Верещагина имущества без предписания консистории, 1800 г.; ГАЯО. Ф. 232. Оп. 1. Д. 1131. Дело о растрате трех тысяч рублей, выделенных на переезд архиерейской кафедры из Ростова в Ярославль, 1803 г.; ГАЯО. Ф. 232. Д. 1184. Донесение эконома ЯАД иеромонаха Кесария и казначея Серафима в ЯДК о получении императорского Указа № 4403 от 5.XII.1803 г. о скорейшем разрешении дела об оставшемся после Арсения Верещагина наследстве, 1803.
  55. ГАЯО. Ф. 232. Оп. 1. Д. 1270. Лл. 4 об.-5 об. Дело о наследстве, оставшемся после архиепископа Арсения Верещагина, 1805 г.
  56. ГАЯО. Ф. 232. Оп. 1. Д. 1270. Л. 5.
  57. В Ведомости о неявившихся ризничных вещах бывшего Спасо-Ярославского монастыря под номером 226 была записана, как утраченная, «Книга Правил Никейских, письменная», по поводу пропажи которой оставлена следующая запись: «Оныя книги не явилось при свидетельстве ризницы, бывшем по вступлении преосвященного Павла архиепископа на епархию» (ГАЯО. Ф. 232. Оп. 1. Д. 1321. Л. 18 об.).
  58. См.: Филипповский Г.Ю. Дневник Арсения Верещагина // Вестник МГУ. Серия филологии. 1973. № 1. С. 84.
  59. РГАДА. Ф. 237. Оп. 1. Ч. 1. № 13. Л. 52 об.
  60. Там же. Л. 55 об.
  61. Клосс Б.М., Корецкий В.И. В.Н. Татищев и начало изучения русских летописей // Летописи и хроники. 1980 г.: В.Н.Татищев и изучение русского летописания. М., 1981. С. 11.
  62. Калугин В.В. Об одном источнике «Келейного летописца» Димитрия Ростовского // АЕ за 1982 г. М., 1983. С. 107-111.
  63. Иосиф, архимандрит Спасо-Ярославского монастыря (1693-1700 гг.)
  64. См.: Леонид, архимандрит. Систематическое описание славяно-российских рукописей собрания графа А.С. Уварова. М., 1894. Ч. 3 Хронограф ошибочно помещен в издании дважды под номерами 7/1347 и 8/1368. Записи, оставленные в этой рукописи Иосифом, опубликованы в статье: Протасьева Т.Н. Запись в Хронографе XVII в. // Новое о прошлом нашей страны: Памяти академика М.Н. Тихомирова. М., 1967. С. 320-328. Запись о покупке книги Иосифом в 1695 г. оставлена на л. 528.
  65. Запись о вкладе рукописи в Спасо-Ярославский монастырь сделана по нижнему полю лл. 19-93 подъячим того же монастыря Иваном Копорулиным.
  66. Запись о вкладе книги в Краснослободский Темниковский монастырь сделана в 1706 г. самим Иосифом.
  67. ГАЯО. Ф. 230. Оп. 13. Д. 3474. Л. 78-81.
  68. Сохранившийся до настоящего времени сборник ЯГИАХМЗ–15443 и упомянутый в описи 1701 г. «Летописец рускои».
  69. Кучкин В.А. Ранние упоминания о Мусин-Пушкинском списке «Слова о полку Игореве». С. 68.
  70. Довольно подробный разбор работ, посвященных исследованию жизни и деятельности Иоиля Быковского сделан Ф.Я. Приймой в его книге «Слово о полку Игореве» в русском историко-литературном процессе первой трети XIX в.» (С. 16-39).
  71. Лукьянов В.В. Дополнения к биографии Иоиля Быковского // ТОДРЛ. М., 1958. Т. 15. С. 509-511.
  72. ГАЯО. Коллекция рукописных книг. № 298. Т. 4. Л. 36.
  73. ОР РНБ. Q.IV.267. Т. 1-2. Дневник Арсения Верещагина 1786-1791 гг. и 1797-1799 гг.; копия дневника хранится в ГАЯО (коллекция рукописных книг, № 298). Дневник издан почти полностью в ЯЕВ (1894, № 43-49; 1895, № 1-15, 18-19, 27-29, 40-42). Извлечения из дневника опубликованы также в работах: Прийма Ф.Я. К истории открытия «Слова о полку Игореве» // ТОДРЛ. М.; Л., 1956. Т. 12. С. 48-54; Его же. «Слово о полку Игореве» в русском историко-литературном процессе первой трети XIX в. С. 19-22; Филипповский Г.Ю. Дневник Арсения Верещагина. С. 63.
  74. ОР РНБ. F.1.721. Отпуски писем Арсения Верещагина, 1797-1798 гг.
  75. См.: Летописец о ростовских архиереях / Примечания А.А. Титова. СПб., 1890. С. 55-56.
  76. ОР РНБ. F.I.721. Л. 1-1 об.
  77. РГАДА. Ф. 181. Оп. 1. № 142. Апокрисис или Ответ на книгу о соборе Бржевском, именем народа древней греческой веры чрез Христофора Филарета вскорости учиненной. Перевод с польского издания 1597 г. архимандрита Спасо-Ярославского монастыря Иоиля Быковского 1794 г. (лл. 1-171) и Ответ на грамоту Володимерского и Брестского епископа Ипатия князю Константину Острожскому, воеводе киевскому, о соединении Восточной и Западной церквей 1598 г. Перевод с острожского издания 1598 г. архимандрита Иоиля Быковского (лл. 172-233). РГАДА. Ф. 181. Оп. 1. № 143. Копия с предыдущей рукописи, на лл. 2-261 имеет редакционную правку, сделанную рукой Н.Н. Бантыш-Каменского.
  78. ГАЯО. Коллекция рукописных книг. № 298. Т. I. Л. 17.
  79. В.В. Лукьянов, разыскавший остатки библиотеки Иоиля Быковского, показал, что спасский настоятель и ректор ярославской семинарии знал также греческий и немецкий языки. См. об этом: Лукьянов В.В. первый владелец рукописи «Слова о полку Игореве» – Иоиль Быковский // ТОДРЛ. М.; Л., 1956. Т. 12. С. 42-45.
  80. РГАДА. Ф. 181. Оп. 1. № 142. Л. 2.
  81. Калайдович К.Ф. Библиографические сведения о жизни, ученых трудах и собрании российских древностей графа А.И. Мусина-Пушкина // Записки и труды ОИДР при Московском университете. М., 1824. Ч. II. С. 35-36.
  82. См.: Губерти Н.В. Материалы для русской библиографии: Хронологическое обозрение редких и замечательных русских книг XVIII столетия, напечатанных в России гражданским шрифтом 1725-1800 гг. М., 1891. С. 684-686, № 143; Семенников В.П. Библиографический список книг, напечатанных в провинции, со времени возникновения гражданских типографий по 1807 г. СПб., 1912. Раздел «Ярославль (1784-1794 гг.). № 16.
  83. ЯГИАХМЗ-1496. Л. 192-197, 207-213. ГАЯО. Коллекция рукописных книг. № 494. С. 191-198. См. об этом подробнее: Лукьянов В.В. Первый владелец рукописи «Слова о полку Игореве». С. 44.
  84. ГАЯО. Ф. 230. Оп. 13. № 8187. Лл. 16-18. Историческая справка о погребенных в Спасо-Ярославском монастыре князьях рода Рюриковичей, составленная архимандритом Иоилем Быковским по распоряжению архиепископа Ростовского и Ярославского Самуила Миславского. 1783 г.
  85. ЯГИАХМЗ–15301. См. также копию «Краткого описания Ярославля и бывшего Спасо-Ярославского монастыря» 1798 г. в рукописном сборнике, составленном около 1819 г. архиепископом Антонием Знаменским (ОР РНБ. Ф. 522, № 6820. Л. 35-40 об.).