К.А. Аверьянов

Из биографии преподобного Епифания Премудрого

Одним из самых заметных деятелей отечественной истории XIV в. является уроженец Ростовской земли и основатель Троице-Сергиевой лавры преподобный Сергий Радонежский. Могло, однако, случится так, что мы никогда бы не узнали о подробностях жизни наиболее известного из русских святых. В том, что этого не произошло, – несомненная заслуга младшего современника Сергия Радонежского – Епифания Премудрого.

В историю русской агиографии он вошел как автор ряда трудов, одним из которых является «Житие» Стефана Пермского. Но основной целью его жизни стала работа над биографией Сергия Радонежского. Личности троицкого игумена посвящены два его главных произведения – «Житие Сергия Радонежского» и «Похвальное слово Сергию Радонежскому». Сочинения Епифания Премудрого отличаются пышным риторическим стилем, насыщенным метафорами и сравнениями, часто встречаются элементы народно-бытовой речи1.

О жизни самого Епифания сведений сохранилось немного. Он родился примерно в середине XIV в. и, судя по косвенным свидетельствам источников, являлся уроженцем Ростова. Подобно Сергию Радонежскому, в юности он оставил мир и принял постриг в ростовском монастыре Григория Богослова, славившемся своей библиотекой. В «Затворе», как именовали этот ростовский монастырь, в это время жил до своего ухода на проповедь и знаменитый впоследствии Стефан Пермский, с которым Епифаний делил труды, «ему совопросник и собеседник бяше». Позднее жизненные обстоятельства привели Епифания в обитель преподобного Сергия, и он стал одним из его учеников, проведя в Троице-Сергиевом монастыре значительную часть своей жизни.

Установить время его появления в Троице можно лишь приблизительно. Из предисловия к «Житию» Сергия становится известным, что Епифаний, собирая сведения о жизни преподобного, беседовал с его келейником, старшим братом Сергия Стефаном и со старцами, помнившими молодые годы основателя Троицкой обители. Данное свидетельство самого Епифания позволяет говорить о том, что он стал троицким монахом не позднее 70-х годов XIV в. Во всяком случае, мы достоверно можем утверждать, что в 1380 г. он уже был насельником Троицкого монастыря. Это оказывается возможным благодаря тому, что до наших дней сохранился рукописный Стихирарь (собрание духовных стихов без нот). Поля рукописи испещрены различными пометками, из которых выясняется, что он переписывался в Троицком монастыре осенью 1380 г. чернецом Епифаном, которого Б.М. Клосс уверенно отождествляет с первым биографом Сергия Радонежского2.

К своему главному труду Епифаний Премудрый приступил вскоре после кончины Сергия Радонежского. По его собственным словам из предисловия к «Житию», он начал собирать материалы для биографии основателя Троице-Сергиева монастыря через год или два после смерти святого старца. Однако, несмотря на то, что Епифаний Премудрый знал Сергия не понаслышке, будучи иноком обители еще при самом преподобном, работа затянулась на длительное время. Главной проблемой стала та тщательность, с которой Епифаний работал над «Житием». При его создании он опирался не только на собственные воспоминания. Осознавая все значение фигуры Сергия, он стремился донести до потомства даже малейшие детали из жизни того, кого уже при жизни начинали почитать святым. Для этого он расспрашивал всех, кто когда-либо сталкивался с Сергием, выпытывал подробности от старцев обители – «самовидцев» троицкого игумена. Эта работа, по собственному признанию Епифания, заняла у него более двух десятилетий. За это время им были приготовлены отдельные главы о жизни святого старца – «ова убо въ свитцехъ, ова же в тетратех, аще и не по ряду, но предняа назади, а задняа напреди»3.

Лишь только под конец жизни Епифаний приступил к окончательной отделке своего труда. Это произошло осенью 1418 г. – указание на это содержится в предисловии к «Житию», где агиограф сообщает, что после смерти преподобного (25 сентября 1392 г.) прошло уже 26 лет4. Однако эта работа осталась незавершенной – вскоре после ее начала Епифаний скончался, доведя изложение биографии Сергия Радонежского примерно до середины его жизненного пути.

По мнению Б.М. Клосса, Епифаний Премудрый умер в конце 1418 – 1419 г. Основанием для данного вывода послужил список погребенных в Троице-Сергиевой лавре, составители которого отметили, что Епифаний умер «около 1420 г.»5. Историк соотнес это указание со свидетельством древнейшего пергаменного Троицкого синодика 1575 г. В его начальной части записаны три Епифания, один из которых – несомненно Епифаний Премудрый. Затем в этом источнике отмечено имя княгини Анастасии, супруги князя Константина Дмитриевича, о которой из летописи известно, что она скончалась в октябре 6927 г.6 При мартовском летоисчислении это дает октябрь 1419 г., при сентябрьском стиле – октябрь 1418 г. Поскольку Епифаний Премудрый скончался ранее княгини Анастасии, его смерть следует отнести ко времени до октября 1418 г. или до октября 1419 г.7 Но первая из этих двух дат отпадает по той причине, что Епифаний приступил к написанию «Жития» Сергия только в октябре 1418 г. (в предисловии к нему агиограф сообщает, что после смерти Сергия прошло уже 26 лет, т.е. подразумевается дата 25 сентября 1418 г.). Тем самым выясняется, что Епифаний Премудрый скончался в промежуток между октябрем 1418 г. и октябрем 1419 г.

Правда, в последнее время появилось утверждение, что он умер гораздо позже. По мнению В.А. Кучкина, свидетельство об этом находим в «Похвальном слове Сергию Радонежскому», принадлежащему перу Епифания. В нем имеется упоминание о раке мощей преподобного, которую целуют верующие. На взгляд исследователя, эта фраза могла появиться только после 5 июля 1422 г., когда накануне 30-летней годовщины со дня смерти Сергия Радонежского были обретены его мощи – гроб выкопан из земли, а останки положены в специальную раку. Данным словом в христианской церкви ныне именуют большой ларец для хранения останков святых. Раки ставились в храме, обычно на возвышении, и делались в форме саркофага, иногда в виде архитектурного сооружения. Отсюда В.А. Кучкин делает два вывода: во-первых, «Слово похвальное Сергию Радонежскому» было написано Епифанием Премудрым после 5 июля 1422 г., а во-вторых, оно появилось не ранее «Жития» Сергия, как полагают в литературе, а позже его8. Однако, как выяснил тот же В.А. Кучкин, слово «рака» в древности имело несколько значений. Хотя чаще всего оно обозначало «гробницу, сооружение над гробом», встречаются примеры его употребления в значении «гроб»9. Если же обратиться непосредственно к тексту Епифания Премудрого и не «выдергивать» из него отдельное слово, то становится понятным, что в «Похвальном слове Сергию Радонежскому» агиограф вспоминал события 1392 г., связанные с похоронами преподобного. Многие из знавших троицкого игумена не успели на его погребение и уже после смерти Сергия приходили на его могилу, припадая к надгробию, чтобы отдать ему последние почести10. Но окончательно в ошибочности рассуждений В.А. Кучкина убеждает то, что в средневековье существовал широко распространенный обычай устанавливать пустые раки над местом захоронения святого или, иными словами, над мощами, находившимися под спудом. При этом зачастую они ставились над гробом святого еще задолго до его прославления. Так, над могилой Зосимы Соловецкого (умер в 1478 г., канонизирован в 1547 г.) его ученики поставили гробницу «по третьем же лете успениа святаго»11. Таким образом, точку зрения В.А. Кучкина о более позднем времени кончины Епифания Премудрого следует отвергнуть.

Мы имеем возможность уточнить дату смерти Епифания, благодаря тому что потомки по достоинству оценили его вклад в развитие русской агиографии. Имя Епифания Премудрого достаточно рано начинает появляться в рукописных святцах в числе «русских святых и вообще особенно богоугодно поживших», но официально не канонизированных Церковью. В частности, по данным архиепископа Сергия (Спасского), оно встречается в составленной в конце XVII – начале XVIII в. книге «Описание о российских святых», неизвестный автор которой расположил памяти русских святых не по месяцам, а по городам и областям Российского царства. Другая рукопись, содержащая имена русских святых, была составлена во второй половине XVII в. в Троице-Сергиевом монастыре и поэтому богата памятями учеников Сергия Радонежского. Изложение в ней идет не по городам, как в первой, а по дням года. Оба этих памятника называют днем памяти Епифания 12 мая. Архиепископ Сергий в своей работе также пользовался выписками из рукописных святцев конца XVII в., присланных ему жителем Ростова Н.А. Кайдаловым. Их оригинал погиб в пожаре 7 мая 1868 г. в Ростове, но выписки, сделанные из них, полны. В них внесено немало неканонизированных русских святых, в том числе и Епифаний Премудрый. Днем памяти, а следовательно, и кончины Епифания в них названо 14 июня12. Учитывая, что Епифаний Премудрый происходил из Ростова, а также то, что 12 мая отмечается память св. Епифания Кипрского, соименного Епифанию Премудрому, становится понятным, что точная дата кончины агиографа содержится в источнике ростовского происхождения. На основании этого, зная год смерти Епифания, можно с достаточной степенью уверенности полагать, что Епифаний Премудрый скончался 14 июня 1419 г.

Несмотря на то, что труд первого биографа Сергия Радонежского остался неоконченным, его усилия оказались ненапрасными. В 30-е – 40-е годы XV в. его работу продолжил Пахомий Логофет, использовавший сохранившиеся наброски Епифания Премудрого, благодаря чему было создано полное «Житие» Сергия Радонежского.

  1. Коновалова О.Ф. К вопросу о литературной позиции писателя конца XIV в. // Труды Отдела древнерусской литературы. Т. XIV. М.; Л., 1958. С. 205 – 211; Она же. «Плетение словес» и плетеный орнамент конца XIV в. (к вопросу о соотношении) // Там же. Т. XXII. М.; Л., 1966. С. 101 – 111.
  2. Клосс Б.М. Избранные труды. Т. 1. Житие Сергия Радонежского. М., 1998. С. 93 – 94, 96.
  3. Там же. С. 286 – 288.
  4. Там же. С. 286.
  5. Список погребенных в Троицкой Сергиевой лавре от основания оной до 1880 г. М., 1880. С. 11 – 12.
  6. Полное собрание русских летописей. Т. I. Вып. 3. Л., 1928. Стб. 540.
  7. Клосс Б.М. Указ. соч. С. 97.
  8. Кучкин В.А. О времени написания Слова похвального Сергию Радонежскому Епифания Премудрого // От Древней Руси к России нового времени. Сборник статей к 70-летию Анны Леонидовны Хорошкевич. М., 2003. С. 417.
  9. Там же. С. 416. Ср.: Словарь русского языка XI – XVII вв. Вып. 21. М., 1995. С. 265.
  10. См.: Клосс Б.М. Указ. соч. С. 280 – 281.
  11. Мельник А.Г. Гробница святого в пространстве русского храма XVI – начала XVII в. // Восточно-христианские реликвии. М., 2003. С. 533 – 534, 548.
  12. Сергий (Спасский), архиепископ. Полный месяцеслов Востока. Т. I. М., 1997. С. 257, 380 – 384; Т. III. М., 1997. С. 558.