С.А. Гавриляченко

Е.В. Ким "П.И. Петровичев. Образы Ростова Великого"

Не будучи знатоком, а лишь почитателем творчества Петра Ивановича Петровичева, решаюсь высказать собственные суждения об исследовании Елены Владимировны Ким «П.И. Петровичев. Образы Ростова Великого». Прежде всего, точно найдено слово «образы», а не «виды» или нечто подобное. Ростов Великий писали и пишут многие живописцы, но именно П.И. Петровичеву первому приоткрылась суть красоты и совершенства древнего города, ставшего на десятилетие местом постоянного творческого сосредоточения. Родившись вблизи Ростова Великого в деревне Высоково, Петр Иванович впитал в себя образность родной земли, воплотившуюся в картинах ростовского цикла, которыми художник достойно утвердился в отечественном искусстве. Тема «Петровичев и Ростов Великий» вплетается в каноническую для русской культуры традицию неразрывной благодатной связи «земли» и художника. Поэтому естественным выглядит желание Е.В. Ким пристально всмотреться в ростовские работы и особо выделить эту тему из творческого наследия как начальную, многое объясняющую в последующих трудах живописца.

Статья-исследование – итог многолетней работы, завершившейся созданием тематической выставки, собравшей значительную часть ныне выявленных картин ростовского цикла из музейных и частных собраний России. Сосредоточенность на теме соединила в полноту искусствоведческий анализ с добросовестностью источниковедческих исследований и конкретно-доказательной атрибуцией и датировкой ряда картин и этюдов. При чтении испытываешь удовольствие от ясности изложения, от чистоты и «простоты» языка, родственных ясной «простоте» живописной стилистики самого Петра Ивановича Петровичева. Думается, что осуществить подобное исследование, украшенное многочисленными, понятными, пожалуй, лишь коренным ростовцам точностями, становится посильным лишь в случае влюбленной сродненности с Ростовом Великим, с его первой пейзажной и второй природой – храмовых росписей.

В подтверждение точности исследовательских интуиций Е.В. Ким позволю привести лишь один пример. Художников «московской» школы традиционно обвиняют в пренебрежении к рисунку, а следовательно, в отсутствии ясной логики и крепости композиционных построений. Автор исследования не просто отмечает твердость рисунка в холстах П.И. Петровичева, но указывает на связь с ографлениями росписей средневековыми знаменщиками, ографлениями, выявляющими строгую композиционную структуру, пропорции, ритмы, и лишь затем скрывающихся под совершенством колористической красочности. При этом грубовато выявленный рисунок П.И. Петровичева принципиально отличен от модных и ставших одной из основ стиля «модерн» клаузур. Крепость и ясность рисуночной формы в картинах П.И. Петровичева – не искусственная стилизация, а следствие естественной воспитанности души и глаза на канонических ценностях русской живописи, последствие его обучения иконописи, постоянного соприкосновения с великими росписями XVII века и коллекциями древностей в период работы в музее Ростова Великого.

Е.В. Ким уделяет особое внимание церковным интерьерам, написанным П.И. Петровичевым. До начала XX века изображение церковных и дворцовых пространств оставалось своеобразной, зачастую сверхсложной перспективной экзерцией. И именно «москвичи» сумели пережить, постичь, уловить цветовую суть древнерусского храмового космоса. Храмовые интерьеры П.И. Петровичева полностью сроднены с прообразами и создавались почти по тем же законам. Как реальное пребывание в пространствах ростовских церквей опровергает теорию «линейной» перспективы, так и холсты художника основаны на зрительном опыте, точно соответствующем «перцептивному» восприятию и отображению пространства.

Подготовленный иллюстрированный каталог имеет еще одно значение, выходящее за пределы научной, искусствоведческой ценности. В Ростове Великом постоянно работают многие художники, как известные мастера, так и студенты различных российских художественных институтов и училищ. Для тех, кто не впадает в самодовольство «первого художника на Земле», важно ощущение традиции, связи с предшественниками. Из наследия художников-классиков, трудившихся в Ростове Великом, картины П.И. Петровичева и, решаюсь обратить внимание на творчество много от него воспринявшего В.Н. Забелина, становятся абсолютными камертонами, по которым следует настраивать собственные опыты тем, кто пытается постичь «ростовское совершенство». Каждый, кто пишет «ростовские виды», если будет держать в руках каталог, с удивлением обнаружит, что стоит на тех же «точках», где некогда писал и П.И. Петровичев, и сразу же почувствует необходимость обретения родословия, соотнесения с традицией.

Ростов Великий не единожды менял свое обличье. Ветшают и исчезают постройки, старятся деревья… Город живет органической жизнью. Вечным остается лишь небо над городом, да твердо стоят древние храмы и стены. Вот уже начинается второе столетие непрерывного живописного летописания ростовской истории, по-настоящему начатой трудами П.И. Петровичева. Потому столь своевременным видится создание выставки «П.И. Петровичев. Образы Ростова Великого», подготовка каталога и исследования, фиксирующих начало нового всплеска ростовской культуры, нового по отношению к XVII и предшествующим великим векам.