Н.Г. Резанова

Фонд архивных документов семьи Кекиных из собрания Ростовского музея.
Краткий обзор

Фонд архивных документов семьи Кекиных насчитывает 133 единицы хранения, которые датируются 1806 – 1898 гг., и два документа относятся к 1998 и 2006 гг. Точных сведений о происхождении документов в книге поступлений музея не имеется. Но в «Отчетах Ростовского музея за 1916 – 1917 гг.» сохранилось письмо за № 60 от 10 ноября 1917 г., написанное в Ростовскую городскую управу председателем Комитета музея А.А. Титовым, хранителем музея Д.А. Ивановым и секретарем И.Н. Богословским. Они выражают крайнюю обеспокоенность сохранностью писем и бумаг, принадлежащих «незабвенному гражданину Ростова»1 Алексею Леонтьевичу Кекину, которые в настоящее время хранятся вместе с книгами из городской библиотеки на чердаке сарая при бывшем доме Ивановой. Документы, сложенные в несколько ящиков, «подвергаются порче, вследствие сырости помещения, и каждую минуту могут окончательно погибнуть от огня»2. Придавая этим документам большое историческое значение, Комитет музея «просит Управу разрешить взять эти бумаги для разборки и более тщательного хранения в помещении музея»3. Из записей, имеющихся в «Протоколах торжественного заседания в Белой палате 10 ноября 1923 года», выясняется, что в 1918 г. был «передан из Городской управы в музей архив А.Л. Кекина, содержащий его личную переписку»4. Из отчета о работе Ростовского музея древностей за 1922 г. узнаем, что «архивный отдел музея в 1922 г. находился в доме № 4 Ростовского кремля в помещении смежном с рукописным отделом и заключал в себе самостоятельные архивы»5, среди которых упоминается частный архив, содержащий «коммерческую и личную переписку А.Л. Кекина»6. Эти документы «лежали частью в подвальном помещении, частью в архивном же грудами на полу7, так как «после сокращения штатов 1921 г., Архивный отдел остался без сотрудников, после чего наблюдение за ним поручено хранителю рукописного отдела. Но ни о какой работе думать совершенно немыслимо»8. Но уже «с октября началась работа по разборке архивов Полицейского управления и Земского суда, Кекина и Шлякова, каковая и закончена к 1-му января, а дела расставлялись по полкам»9. В 1924 г. под №№47639 – 47655 в книгу поступлений Ростовского музея были записаны 17 дел, касающихся семьи Кекиных. В 1998 г. сотрудницей музея А.В. Хатюхиной был выделен фонд «Архивные документы семьи Кекиных», составлена краткая опись документов, в которой они распределялись по персоналиям и написаны инвентарные карточки к ряду документов. В разборке документов большую помощь оказывал И.В. Сагнак. Им же, предположительно, в 1998 г. был составлен черновой вариант генеалогического древа семьи Кекиных, который в 2006 г. он был дополнен и уточнен Е.И. Крестьяниновой. В ноябре 2006 г. в дар музею была передана родословная схема ветви И.В. Кекина (Кекины – Щаповы – Кункины), составленная Н.В. Быковской. Сейчас оба эти документа входят в фонд архивных документов семьи Кекиных. В 2006 г. на чердаке дома Кекиных было обнаружено девять писем из Ануфриева скита к Марии Федоровне Кекиной с благодарностью за сделанные ей пожертвования. Письма датируются октябрем 1861 – ноябрем 1866 гг. и входят во вторую опись фонда архивных документов семьи Кекиных. Изучением этих писем занималась научный сотрудник музея С.Н. Митина.

Фонд архивных документов семьи Кекиных содержит деловую и личную переписку, а также документы как коммерческого, так и личного характера. Самый ранний документ, входящий в коллекцию, датируется 1806 г. Это «Книга для записи прихода денежных сумм», принадлежащих малолетнему Михаилу Алексеевичу Кекину. Она была выдана из ростовского городового сиротского суда его опекуну 2-ой гильдии купцу Василию Михайловичу Хлебникову. Следующий документ датируется маем 1818 г. Это счет на сумму 718 рублей, выписанный господину Николаю Алексеевичу Кекину Андреем Морокуевым «за покупку холста трубочного, холста разбивного, холста для хрусталя»10 и т.п. И хотя всего лишь одно дело, находящееся в фонде, связано с именем старшего сына Алексея Григорьевича Кекина, Николая, хотелось бы сказать несколько слов об этом человеке. Николай Алексеевич некоторое время проживал в Переславле-Залесском, затем в Ярославле, но потом возвратился в Ростов. Он долго служил ростовским городским головою. Выстроил здесь деревянные торговые ряды»11. Семья Кекиных всегда отличалась благотворительностью. Об этом свидетельствует «Дело о пожертвовании ростовским купцом Н. Кекиным денежных сумм в пользу бедных города Переславля». В 1810 г. он, «следуя внушению сердца и состраданию к страждущему человечеству, пристанища не имеющему»12, выстроил в городе Переславле «на тридцать человек обоего пола каменную богадельню»13, которая обошлась ему около трех тысяч шестисот рублей. За это Н. Кекин был удостоен Всемилостивейшего монаршего благословения. В августе 1811 г. Николай Алексеевич пожертвовал в пользу этой же богадельни еще тысячу рублей. В 1813 г. Николай Кекин «представил для военных госпиталей ассигнациями 500 рублей, векселей на 17053 рублей 37 копеек»14. За этот благотворительный поступок ему в феврале 1813 г. Ростовской городской думой была объявлена «полная признательность»15. В марте 1813 г. Николай Алексеевич был награжден золотой медалью, «в воздаяние значительного, в пособие раненным на брани воинам, пожертвовании»16. Жизнь Николая Алексеевича Кекина окончилась очень печально: «ярославский губернатор Безобразов, с которым Кекин был одно время очень дружен, обвинил его, «яко криминального преступника», в незаконном расходовании общественного капитала»17 и «по дружбе» засадил Кекина в тюрьму. Выпущенный скоро на свободу, он поехал жаловаться на обидчика в Петербург и там скоропостижно скончался. Детей у него не было»18.

А теперь вновь вернемся к делам фонда архивных документов семьи Кекиных. Большой интерес представляет копия купчей грамоты на приобретение пустопорожней земли со строением «художника архитектуры» Петра Яковлевича Панкова за сто рублей государственными ассигнациями. Купчая датируется ноябрем 1821 г., написана на гербовой бумаге стоимостью два рубля и уже связана с именем Федора Алексеевича Кекина. Копия с купчей была сделана в городовом магистрате 28 апреля 1822 г. «по прошении от ростовского купца Федора Алексеевича Кекина»19. 1824 г. датируется черновик прошения ростовской купчихи Евдокии Кекиной, находящегося среди архивных документов фонда. В нем она просит о взыскании долга с костромских мещан Семена и Алексея Сыромятниковых по векселю, «писанному 1818 июня 14 сроком в пять месяцев»20 на сумму 2225 руб. Декабрем 1927 г. датируется копия еще одного прошения Кекиной по взысканию долга по векселю на сумму 5000 руб. с Петра Григорьевича Владимирова. В этом прошении Авдотья Гавриловна Кекина подробно указывает свое место жительства: «Жительство мое в Ярославской губернии, в городе Ростове, в собственном доме в приходе церкви Леонтия Чудотворца, что находится в 28 квартале»21. Из следующего прошения, датируемого 27 октября 1831 г., мы узнаем, что «московский бывший купец Петр Григорьевич Владимиров по воле Божией помре и остался должен по векселю государственными ассигнациями 5000 рублей»22, а делом по взыскании денег, по доверенности от Евдокии Гавриловны Кекиной, занимается московский купец Николай Михайлович Кузнецов. Мартом 1827 г. датируется еще один интересный документ, присланный из городской полиции в ростовскую часть, «об объявлении Н. Кекину, Михаилу Плешанову и мещанину Ивану Полосухину о явке в магистрат по делу о не отдаче Кекиным Н. Полосухину Ивану денег за купленный дом с землей»23. Целый ряд документов фонда относится к жизни и деятельности Ивана Васильевича Кекина. И.В. Кекин (1786 – 1856 гг.), сын Василия Григорьевича и Марии Степановны Кекиных, был женат на Авдотье Гавриловне Милютиной, имел сына Ивана. Из его прошения в Ярославское губернское управление от 1832 г. известно, что с 4 сентября 1831 г. он служил в ростовском городовом магистрате ратманом и просил предоставить ему отпуск по коммерческим делам. «Торговые дела мои требуют отлучки моей не менее 6 мес., время на то, дабы не потерпеть моего крайнего разорения и по торговым моим делам большого ущерба»24. В письме от 14 октября 1828 г. к настоятелю Средне-Никольского старообрядческого монастыря отцу Корнелию Иван Кекин сообщает о смерти его родительницы Дарии и просит Корнелия «принять на себя труд и усердие творить по душе помяновение»25 в течение года, за что обещал выслать сто рублей. Сохранившиеся до наших дней расходные документы приказчиков И.В. Кекина по торговым делам, накладные, счета на поставку товаров прядильного производства на фабрику в деревню Гольчиха Кинешемского уезда и др. помогают понять размах торгового дела, которым он владел. В фонде представлены письма к И.В. Кекину, которые носят в основном деловой характер и датируются 1835 – 1839 гг. Это письма Ивана Рукавишникова из Ярославля, предлагающего посылать товар из Ростова водой и «сему письма подателю грузить, что вам будет угодно»26 и сообщающего о поступлении 42 мешков пуха. Здесь же и письма Ивана Лапина, уведомляющего И.В. Кекина, что «девять кип (бумаги пряденой) весом семьдесят семь пудов за провоз подряжено по шестидесяти копеек с пуда»27, письма владельца фабрики Дмитрия Ивановича Спиридонова к И.В. Кекину, расходные акты и различные счета. Например, счет из лавки Ивана Андреевича Титова в Ростове за проданный и доставленный И.В. Кекину товар: «2 вершка бухарского муслину»28 и т.п. Интересны письма владельца московской фабрики Петра Веретенникова по поводу сделки, предлагаемой Кекиным. В одном из писем П. Веретенников дает оценку бумаги, производимой на фабрике И.В. Кекина «Вы предлагаете такую цену, от которой кроме убытка ничего быть не может, в особенности потому, что ваша хлопчатая бумага не имеет одного белого цвета, а большею частию желтоватая, хотя добротою и не худа»29. Сохранилось несколько писем от родственников к И.В. Кекину, которые также скорее носят деловой характер. Это письмо от 23 марта 1841 г. от Федора Леонтьевича Кекина, который приказывает на все оставшиеся деньги закупить овса и ржи и предупреждает: «более денег не пришлю, рассчитывайте, сколько есть у Вас»30. Есть и письмо от двоюродного брата И.В. Кекина, Ивана Федоровича Кекина, с благодарностью, что тот «попекся о его деле»31, и с просьбой одолжить ему сто рублей, которые обязуется вернуть по первому требованию.

В фонде архивных документов семьи Кекиных сохранилась копия купчей на приобретение петровской 2-ой гильдии купеческой женой Любовью Федоровной Кекиной находящегося во втором квартале города Ростова недвижимого имущества купца Леонтия Федоровича Кекина. 1848 г. датируются письма к Вере Леонтьевне Кекиной, урожденной Мальгиной, от Михаила Михайловича Полежаева, которые уже использовала в своей научной работе Е.И. Крестьянинова. Но большая часть документов, входящих в фонд, связана с родословной ветвью Леонтия Федоровича Кекина32 и датируется 1860 – 1890-ми гг. Наиболее ранними среди этих документов являются приглашения и визитные карточки, присланные отцу и сыну от разных лиц: Поповых, Малышевых, Чистовых, Калужских, Щаповых, Пономаревых, Земских, Хлебниковых и др. Перебирая эти приглашения, вчитываясь в их текст, невольно переносишься в Ростов второй половины ХIХ в., оказываешься в гуще радостных и печальных событий города. Здесь и свадьба Варвары Ивановны Кекиной с Петром Евгеньевичем Чистовым, и бракосочетание Василия Александровича Кайдалова с Варварой Ивановной Тюляевой, и помолвка Софьи Ивановны Кекиной с Александром Ивановичем Соболевым, и смерть Алексея Григорьевича Щапова, и день годовой памяти Дмитрия Максимовича Плешанова и многое-многое другое. Большой интерес представляет дошедшая до наших дней копия купчей на право владения сенокосной землей «Старушка» Вексицкого стана Ростовского уезда. «Марта 1862 г. крестьянин Ростовского уезда дер. Няньково Павел Петров продал чистопольскому 2-ой гильдии купцу и почетному гражданину Леонтию Федоровичу Кекину сенокосную землю, состоящую в Ростовском уезде, при реке Где, в пожне, называемой «Старушка»33. Леонтий Федорович вел обширную коммерческую переписку. В фонде архивных документов семьи Кекиных находятся счета и квитанции, представленные Л.Ф. Кекину, записи по учету кредитных товаров 1863 – 1867 гг. Здесь же и книга учета квитанций на отпуск товара 1861 – 1862 гг. В основном со складов отпускаются такие товары, как хлопок, бухарский хлопок, мука, сахар, сальные и стеариновые свечи, масло деревянное, патока, мыло, олово, а также наличные деньги и т.п. О строгом учете, который ведется в коммерческих делах в семье Кекиных, говорят и ведомости, сообщающие о количестве хлебных продуктов, оставшихся на хлебной пристани на продажу, о числе купленного хлеба и т. п. Очень большое количество счетов, выписанных на имя Л.Ф. Кекина, можно найти среди документов архивного фонда. Это счет 1863 г. от конторы Стрекалова «за поставку дров под расписку»34 и счет от 11 марта 1867 г. из лавки Николая Алексеевича Тимонова за судака и белугу. Встречаются счета из разных городов, например, из Ярославского магазина мануфактурных товаров Федора Дмитриевича Бочарова, из конторы В.С. Марецкого на Никольской улице в Москве за билет второго внутреннего 5% займа. Из Москвы прислан счет на 50 ящиков чаю, отправленных в Казань. Много счетов от казанских купцов, например, Постникова за тонкие шелковые платки, из магазина бриллиантовых, золотых и серебреных вещей купца Н.Н. Чарушина и многие другие. Среди архивных документов, связанных с именем Л.Ф. Кекина, можно встретить векселя на его имя от чистопольского первой гильдии купца Филиппа Ивановича Михайлова, датируемые 1866 – 1867 гг., от торгового дома «Вогау и К°», здесь же и расписки на получение денег от чистопольских купцов Плаксиных, Петра Матвеевича Шошина, казанского купца Василия Николаевича Унженина и др. Знакомясь с билетами Ростовской квартирной комиссии по определению на постой в дом Л.Ф. Кекина, узнаем, что 1866 – 1867 гг. в его доме проживали полковник Зарайского полка Березин, полковой командир Нежинского полка Зыков, нижние чины в количестве от 12 до 20 человек. Ежедневную переписку ведет Л.Ф. Кекин со своими приказчиками, которые из С.-Петербурга, Москвы, Ярославля, Рыбинска, Казани, Н.-Новгорода, Чистополя, Бугульмы, Вознесенского посада и других мест сообщают ему о состоянии дел и ждут его распоряжений. Из села Старая Майна, в которое надо добираться через Симбирск, приказчик Сергей Дымов сообщает о ценах на рожь и о том, что хлеб сейчас многим нужен. «Полежаевы всю зиму с базару не покупали, а теперь начали рожь и овес покупать сильно»35. Из Рыбинска Алексей Струнников докладывает, что «муку ржаную продают Милютин и Антропов по 7 р. 60 к. Рожь Милютин продал сего дня мологским торговцам 7 р. 25 к.»36. К письму он прикладывает ведомости о количестве прихода и отправке хлеба через рыбинскую пристань. Николай Кузнецов из С.-Петербурга докладывает о делах по продаже печатной бумаги. «Цену он назначил 7 руб., завтра маклер говорит, что, кажется, он прибавит, если вы будете решительно согласны продать»37. Если возникали дела, требующие незамедлительного решения, то приказчики отправляли телеграммы в адрес Л.Ф. Кекина. Вот, например, телеграмма от сына Владимира из Вознесенской пристани. «Петербургские суда все отправлены, муки 1720 продал»38. «Хорошую продать или оставить зиму, телеграфируйте»39. Не только приказчики, но и сыновья постоянно докладывают о ходе дел, о проведенных ими торговых операциях. Более десятка писем отцу отправляет Федор Леонтьевич Кекин с 6 по 18 августа 1867 г. «Вчера Вам писал от 6-го в Ростов с пароходом, уведомляю о покупке у [Ефремова] овса 1445 п.»40. «С тракту все благополучно по сейчас у нас. Овсяников вчера в ярмарку уехал, Полежаев домой едет сейчас. Дел не было на бирже в Ростове, Ярославле, что писано посмотреть, о чем спросить и что узнать заметил, исполню»41. Сохранилась деловая переписка и самого Федора Леонтьевича42, которая в основном датируется 1870-ми гг. Ему пишут из Казани, Рыбинска, Калязина, Ярославля, Торжка, Оренбурга, Москвы, С.-Петербурга и других городов. Так, Михаил Горев из Калязина просит заплатить 3 руб. 50 коп. за, отправленную на двух лошадях, известь, а казанский биржевой маклер Алексей Федорович Горшков сообщает о ценах на местах на хлебные товары и поставки грузов и дает полный отчет «о проданных товарах партиями в Симбирской ярмарке с доставкой до Рыбинска»43. Из магазина на Кузнецком мосту «В. Шубертъ в Москве» 5 марта 1871 г. был выслан счет на имя Ф.Л. Кекина на сумму 248 руб. за покупку «пальто на вате, сюртука, сатиновых панталон, казимирового жилета, трикового костюма»44 и т.п., а из Ярославля приходит счет от Василия Егоровича Рослова за ризу на образ Ярославских Чудотворцев. Измаил Юров из Ростова просит заплатить за работу «сколько Вы заблагорассудите»45. «На постройку при доме каменного забора»46. И. Юров составил два плана с фасада дома Ф. Л. Кекина. За первый план Ф.Л. Кекин уплатил пять рублей, а вот второй план остался без оплаты. 22 февраля 1871 г. Ярославское агентство коммерческого от огня общества просит Ф.Л. Кекина уведомить, когда они должны «выслать архитектора для снимки плана и оценки здания»47. Контора Ростовского купеческого собрания «покорнейше просит»48 28 февраля 1871 г. «пожаловать в собрание»49, а Общество попечения о раненых и больных воинах напоминает о взносе за 1871 г. в сумме 10 рублей. Этот документа свидетельствует, что Ф. Л. «принял на себя звание учредителя Общества в 1868 г. «с обязательством ежегодного взноса по 10 рублей»50. Сохранились две книги попечителя 13-го участка Ф. Кекина для сбора денег на охрану домов с владельцев и арендаторов этого участка за 1879 – 1881 гг., из которых можно узнать о домовладельцах по Московской улице города Ростова и суммой взносов каждого. Большой интерес представляет план и опись с оценкой движимого и недвижимого имущества купца Ф.Л. Кекина на Московской улице, а также реестр с оценкой предложенного к страхованию имущества, ему принадлежащего. В реестре перечисляются комнаты, которые были в доме, мебель, находящаяся в каждой комнате, с указанием ее оценочной стоимости в 1870-е годы. Например:

«Дамский кабинет.
4 стула по 4 руб. 16 руб.
1 диван 35 руб.
1 стол рабочий 35 руб.
1 стол письменный с зеркалом 90 руб.
1 киота 45 руб.
2 картины по 5 руб. 10 руб.
1 этажерка 12 руб.
3 драпри по 15 руб. 45 руб.
1 стенные часы в корпусе красного дерева 50 руб.»51.

Среди архивных документов, связанных с именем Ф.Л. Кекина, сохранилось множество писем с поздравлениями с праздниками, с пожеланиями здоровья от разных лиц: от Дмитрия и Николая Полежаевых, от Тюляевых, от Кузнецова, от Петра Щапова, от Елизаветы Ларионовой и многих других.

Сохранилось более 100 писем Владимира Леонтьевича Кекина52 из Казани к отцу, в них он сообщает о ценах на пшеницу, овес, горох, рожь и т.п., о получении денег, о расходах, о новых покупках, оправдывается за совершенные торговые операции, которые не одобряет Леонтий Федорович. И лишь изредка за деловой перепиской проскальзывает что-то личное: «За Ваше расположение к моей невесте и ее родным приношу Вам чувствительную благодарность и прошу не лишать Вашим расположением»53.

В фонде есть и письма А.Л. к отцу, датируемые 1866 – 1867 гг. Это скорее ежедневные отчеты из С.-Петербурга о торговых делах, написанные черными чернилами, мелким почерком на одинарных и двойных, не разлинованных листах. Пишет он Федору Леонтьевичу в основном в Ростов, но есть письма, адресованные в Рыбинск и на Нижегородскую ярмарку, Казань, Москву, т.е. туда, где в данный момент находился его отец.

Сохранилось 14 писем Екатерины Кекиной, адресованных отцу. «Милый и драгоценный, папенька, Леонтий Федорович!»54, – так, в основном, начинаются ее письма, в которых она также дает отчет о домашних делах. «По приказу Вашему буду покупать ягод для варенья. Клубники нынче очень мало и она дорогая, у нас своих ягод нынче немного»55. В письме от 31 июля 1867 г. она сообщает, что «садовники приходили смотреть наш сад и давали за яблоки 20 руб. сер., Александр просил 30 руб. сер., но они не дали»56. А в письме от 31 августа того же года Екатерина уведомляет отца о приезде в Ростов графа Шереметьева, который два дня проживал в доме Андрея Андреевича Мальгина. «Для его пребывания квартиру ему нельзя было занять у нас в доме, потому у нас квартира губернаторская занята в настоящее время – два чиновника живут»57. Екатерина пишет письма и брату Федору. Они более теплые, нежные, с подробным рассказом о своей жизни. «Вчера у меня были Полежаевы, я гуляла с ними в Городовом саду, играла полковая музыка»58. А в письме из Ростова от 10 августа 1866 г. рассказывает о переживаниях первой жены Федора Леонтьевича после его отъезда: «Сестрица Софья Александровна ужасно скучает, даже нет никакой возможности успокоить ее, глазки очень распухли от слез»59. «Софья Александровна ежеминутно вспоминает Вас, к несчастию, она прочла в газетах об открывшейся холере в ярмарке»60. А когда Софья серьезно заболела и у нее поднялась температура, появилась боль в груди, и она впала в беспамятство, то Екатерина не только проводит ночи у ее кровати, но в своих письмах к брату всячески успокаивает его. «Благодаря Господа Бога сестрица теперь в памяти, посылает Вам искренний и сердечный поклон и просит Вас не расстраиваться и не беспокоится о ее здоровье»61. Екатерина и сама переписывается с Софьей Александровной. В своих письмах, датируемых 1867 г., она рассказывает о семейных новостях: «свадьба Владимира Леонтьевича назначена быть 5-го июля непременно без отлагательств, более не хотят нисколько ждать Унженины»62. Кстати, среди документов есть приглашение Л.Ф. Кекина на бракосочетание своего сына Владимира Леонтьевича с Анной Аксентьевной Унжениной, которое состоялось 5 июля 1867 г. Сохранились и письма Софьи Александровны Кекиной к мужу. Это около пятидесяти писем и небольших записочек с рассказами о новостях, происходящих в отсутствие «Феденьки»63 с искренним выражением своих чувств к «драгоценному Феденьке»64 и большим беспокойством за здоровье «драгоценного и милого друга»65. С подробным анализом писем С.А. Кекиной к мужу можно познакомиться в статье Е.И. Крестьяниновой «К вопросу о традициях и особенностях субкультуры ростовской купеческой среды в 60 годах ХIХ века (по письмам С.А. Кекиной)», опубликованной в сборнике ИКРЗ 2000. (Ростов, 2001).

Сохранилось несколько писем, датируемых мартом 1871 г., к Ф.Л. его второй жены, Александры Ивановны Кекиной. Эти письма также полны нежности и искренней любви: «Я здорова. Сижу все дома, кой-что работаю, все думаю о тебе, мое сокровище, ни день, ни ночь не выходишь из головы, не знаю как ты, а мне без тебя, Ангел мой, жизнь не в жизнь, ничего не веселит и не радует. Твоя Саша»66.

Большой интерес представляют шесть писем к Софье Александровне и три письма к Федору Леонтьевичу от сестры С.А. – Анны Трубниковой – из Костромы. Если письма к Ф.Л. Кекину это всего лишь поздравления с праздниками, благодарность «за доброе родственное расположение»67, надежды, что он найдет «добрую жену в сестре, которая заслужит любви кротостью своего характера»68, то письма к Софье полны беспокойства об ее здоровье, сообщением новостей и даже описанием последних модных тенденций. «Пишут, что носят коротенькие пальто из бархата, черной шелковой материи и потом из разных материй делаются и украшаются бисерной отделкой»69. Пишет Леонтию Федоровичу и вторая его дочь Анна, но писем немного, и в основном это поздравления с праздниками, с днем Ангела, сообщения о погоде, чаще всего с подписью «покорная и любящая дочь»70.

Отдельно хочется выделить письма к Алексею Леонтьевичу Кекину71, в основном, они датируются 1880 – 1890-ми гг. Правда, среди писем есть несколько документов, связанных с его именем. Это свидетельство Костромского уездного суда о возвращении Кекину А.Л. пустоши Городец, незаконно захваченной крестьянами села Деболы от 13 мая 1868 г. Суд вынес постановление: «с крестьян Деболовских взыскать 26 руб. и удовлетворить Кекина»72. В фонде есть счет, выписанный за починку мешков, на сумму 15 руб. 20 коп. и представленный Алексею Леонтьевичу в сентябре 1884 г. и материалы о межевании участка Варницкой слободы, пожалованного Алексеем Леонтьевичем Кекиным для устройства церковно-приходской церкви, датируемые уже апрелем 1894 г. Вот, пожалуй, и все документы, которые относятся непосредственно к А.Л. Кекину. Письма же к Алексею Леонтьевичу носят в основном просительный характер. Это рассказы о трудной жизни, мольбы о помощи. «Со слезами и на коленях молю Вас, нашего отца бедных, не откажите в помощи 5 рублей, чтобы я могла выкупить заложенное платье и белье и идти искать работы»73 – пишет Елизавета Конухова. «Мне завтра надо идти на дежурство, а у меня нет пальто, я его заложила на нашу нужду, а, кроме того, необходимо надо и часы. Вы сами знаете, что около больного ухаживать без часов нельзя»74 – рассказывает крестному о своих трудностях Мария Великанова. А в одном из своих писем даже приводит список вещей, которые необходимо приобрести для ее замужества: «сорочек, кофточек, юбок, простынь, наволочек, одеяло, подушек, чулков, скатертей, салфеток, полотенцев, платков носовых, кухонная посуда, самовар, ножи и ложки, ложечки и вилочки, тарелок, стаканов и столовой посуды, лампу и какое-нибудь зеркало»75. Среди писем и просьба к Алексею Леонтьевичу от вольного штурмана Константина Николаевича Савельева поместить его в богадельню. О себе он пишет так: «семидесятилетний старик, разстроенного здоровья и очень слабого зрения, не имея ни средств к существованию, ни родственников»76. Дочь умершего пять лет назад часового мастера Александро-Невской лавры Попова, оставшись без денег, с больными матерью и младшей сестрой на руках просит выслать 50 руб. и обещает возвращать деньги частями. Сохранились письма Александра и Анны Кекиных к Алексею Леонтьевичу, датируемые 1894 – 1895 гг., в которых Александр просит помочь устроить свою свадьбу с Шешуновой. В одном из писем он пишет: «Господь сказал не строй семи церквей, а устрой семь семей, теперь дело за Вами»77. А 2 марта 1895 г. он вновь обращается с просьбой: «каждый мне указывает, что я имею богатого дядю, который делает пожертвования десятки тысяч, но неужели при таком случае откажиться вполне оказать поддержку, а тем более, что у меня все сгорело, нужно было себя одевать, начиная с рубашки»78. 13 марта 1895 г. Александр благодарит за полученные от Алексея Леонтьевича 250 руб., и вновь обращается с просьбой: «для свадьбы нужно образ Спасителя, чтобы благословить меня к венцу, невесте на подвенчальный наряд нужно 100 рублей»79. И Анна Кекина в своем письме к Алексею Леонтьевичу умоляет: «прошу Вас не оставлять Сашу, без поддержки Вашей и свадьбы его устроиться не может»80. Как мы видим из дошедших до нас писем, Алексей Леонтьевич оказывал огромную помощь нуждающимся, многие искренне благодарили его за протянутую вовремя руку помощи. «Как мне благодарить Вас после того, что Вы для нас сделали, чем я могу выразить свою благодарность? – верьте, что Бог видит, как Вы помогаете тем, которым действительно не откуда взять, он наградит Вас за вашу великую и щедрую помощь!»81. Но иногда, вместо благодарности, Алексею Леонтьевичу приходилось терпеть и незаслуженные упреки. Из писем Сергея и Веры Груздевых крестному отцу Веры А.Л. Кекину узнаем, что Сергей в 1886 г. был студентом 4-го курса Медицинской Академии и не мог должным образом содержать жену, поэтому он постоянно обращается с просьбами к Кекину: «приближается зима, а у Верочки нет ни теплого пальто, ни шляпы, ничего! Ей придется, бедняжке, скоро совсем засесть дома»82. Груздев высылает Алексею Леонтьевичу список литературы, необходимой ему для учебы, требуя приобрести ее как можно быстрее, а так же прикладывает список уже купленных им самим книг и просит выслать за них деньги. По настоянию Груздевых Алексей Леонтьевич снимает для них квартиру поближе к Академии и оплачивает ее, выкупает заложенные ими вещи, по списку, присланному Сергеем, постоянно высылает деньги. Но этого оказывается мало, он постоянно получает письма с просьбами и упреками. «Вообще, дорогой папаша, мы терпим крайнюю нужду, а достать денег негде. Если Вы откажите теперь же помочь нам, то остается заложить обручальные кольца и иконы, а потом умереть»83. Чтобы добиться требуемого, Сергей не стесняется бередить незаживающую рану отца, перенесшего утрату сына. «Я обращаюсь к Вам именно в память Вашего покойного сына, который, как я слышал, всегда рад был помочь и помогал своим нуждающимся товарищам. Зная, как Вы дорожите его памятью, я не сомневаюсь, что Вы поможете мне и Верочке в настоящих трудных для нас обстоятельствах»84. Но этот брак просуществовал всего лишь пять лет. Сергей оставляет Верочку, обвиняя в этом Алексея Леонтьевича. «А что у нас с женой все кончилось после 5-летней совместной жизни так печально, – в этом немало виноваты и Вы, милостивый государь, перед Богом придется Вам отвечать за это»85.

Отдельную статью можно посвятить письмам Андрея Александровича Титова к Алексею Леонтьевичу Кекину. Письма писались в 1886 – 1890 гг., их немного, но они затрагивают происходящие в Ростове такие важные события, как реставрация Ростовского кремля, работы по восстановлению церкви Иоанна Богослова, появление водопровода в городе и отношение к нему жителей, вопросы народного образования и многое другое. И, конечно же, не обходится без просьб, правда, не личных, а касающихся музея, о котором так болеет душой А.А. Титов: «В нашем музее особенно беден отдел рукописей, не попадется ли где-нибудь Вам старых бумаг ХVIII века, пожалуйста, приобретайте, не стесняясь содержанием, часто в таких старых делах обретаются такие важные исторические документы, что один листок может осветить темные стороны русской жизни ХVIII века»86.

Из всего многообразия, обращенных к Алексею Леонтьевичу писем, хочется выделить женские письма к нему. Это письма с таинственной подписью «З.П.», в которых не только мелкие просьбы и жалобы на тяжелую жизнь, но и намеки на близкое знакомство: «решаюсь с замиранием сердца на такой шаг. Главное страшное это то, в каком расположении духа Вы будете при получении этого письма, все ведь зависит от этого. Я так хорошо Вас изучила, как равно и Ваше доброе сердце»87. Сохранилось около сотни писем к Алексею Леонтьевичу, написанных в январе – марте 1890 г. некой девицей Софьей из д. Одоево и носящих любовный характер. «Дорогой, хороший не серчай на меня, завтра буду в 2 часа в назначенном месте»88. «Про Вас мне много наговорили, я очень взволнована и раздражена, не везет мне, хоть брось все…»89. И спустя небольшой промежуток времени вновь предложение о встрече: «Дорогой, сегодня вечер совершенно свободный. Ваня идет на именины к знакомым. Если хотите, я приеду к Вам. Ответьте придти или нет?»90. Интересны письма к А.Л. Кекину Жадовской Любови Никандровны, выступающей в роли свахи. «Безгранично уважаемый и горячо любимый Алексей Леонтьевич, думается мне, что сосватаю на самом деле вас на светлейшей Суворовой, а естли я завтра не приду, то значит решение еще не получено»91. В своих письмах Любовь Никандровна расхваливает одних претенденток на руку и сердце Алексея Леонтьевича, ругает других, восхищается самим Кекиным: «Вы Алексей Леонтьевич, как-то особенно нравитесь молодым женщинам и девушкам, вы обладаете каким-то обаянием»92. Среди искательниц расположения А.Л. Кекина была и графиня Барятинская. Когда о ней появились нелицеприятные слухи в обществе, Жадовская встает на ее защиту. «Сейчас приехала ко мне Барятинская, она положительно от горя с ума сходит и так горько плачет. Я просто удивилась, что это за злые языки, зачем так нужно врать на девушку, ни в чем не повинную»93. Правда, позднее из письма самой Барятинской к А.Л. Кекину становится понятно, что слухи были обоснованы, графиня раскаивается и просит о встрече, чтобы поведать о своих страданиях. А в письме к Любови Никандровне Барятинская сетует: «Зачем Вы меня познакомили с Алексеем Леонтьевичем? Не знала бы я его, мое сердце было бы спокойно, говорят, что жизнь без любви пуста, – ну что ж, нет радости, нет зато и горя, а каково полюбить, и на горячую вашу любовь вам отвечают полнейшим равнодушием?»94. Любовь Никандровна вновь возобновляет поиски претенденток на руку А.Л. Кекина. «Я тоже родной мой спрыгнула с ума, я себе дала слово: не умру, пока не увижу семьянином, теперь старой дурой не буду, у меня три княжны на примете, две Долгоруких, сирота и княжна Оболенская, эти не гуляные, настоящие девушки невинные»95. Но Л.Н. Жадовской так и не довелось увидеть Алексея Леонтьевича семейным человеком, и ее сватовство не увенчалось успехом. Среди писем к Алексею Леонтьевичу Кекину есть письма графини Анны Владимировны Ростопчиной, позволяющие сделать предположение, что ее и Кекина связывали теплые дружеские отношения, что он помогал и поддерживал графиню в трудные минуты. «Ради Бога и всего святого не дайте мне погибнуть, ведь я ношу такой титул, что мне не возможно его бросать по грязи. Вы единственный человек, как мой 20-летний друг знаете мое безвыходное и горькое положение»96. Она делится с ним своими переживаниями: «Я очень огорчена: умер мой друг детства и юности князь Сергей Владимирович Шаховской Ревельский губернатор. Я дружила и с его женой, рожденная графиня Милютина. С его смертью я многое потеряла»97. Большой интерес представляют письма к Алексею Леонтьевичу Кекину основательницы общества поощрения женского ремесленного образования в С.-Петербурге Костевич Марии Дионисиевны. В них она делится своими впечатлениями о Ростове: «Ай, городишка! Великий Ростов! Где ты, под грязью твоих улиц покоился ты, грязь всплыла на поверхность твою, и если Господь терпит, то не живых, но мертвых заслугами, нет 10 праведниц в Ростове, между живыми, но зато более 10 святых угодников: 4-е в Соборе, два в Яковлевской обители, еще Авраамий, Иоанн Милостивый, Исидор Блаженный, Петр Царевич, да Сергий батюшка, а еще те не видимые, как муч. Князь Василько или княгиня Мария и пр.»98. Поддерживает его намерение основать земледельческую школу для недоучившихся детей духовного звания, старания к открытию минеральных вод в Варницах и постройку там дома. В письме от 28 марта 1896 г. М.Д. Костевич пишет Алексею Леонтьевичу: «Вы соблаговолили возвестить радость всему миру!! И это истинно, что Христос во истинно воскрес! в сердце Вашем, и вами отдано приказание спешить постройкой дома в Варницах»99. Вернувшись из поездки в Малую Азию, Алексей Леонтьевич в С.-Петербурге на Васильевском острове приобретает три дома, в которых «устраивает нечто вроде приюта для бесприютных никому не нужных людей»100. А «уже незадолго до смерти Алексей Леонтьевич, твердо преследуя свою заветную мечту создать колонию для религиозно-просветительских целей, подыскал пустынный остров Сару в Каспийском море»101. Он арендовал остров у правительства, но осуществить эту заветную мечту ему помешала смерть. М.Д. Костевич одобряет и постройку храма на острове Сара в Каспийском море. «Я не перестала думать и о Вашем разговоре об остр. Сара. Я думаю, что хватит семя у Вас на всюда, сейте сами – что посеешь, то и пожнешь»102. Среди архивных документов семьи Кекиных сохранилась речь священника Ейского полка при освящении храма на острове Сара от 3 июля 1890 г. «Освящен новый храм, построен и украшен был старанием, усердием известного Петербургского благотворителя, примерного христианина и ревнителя веры – купца Кекина»103.

Завершая обзор фонда архивных документов семьи Кекиных, хочется надеяться, что дела, находящиеся в нем, заинтересуют исследователей, позволят им вписать новые страницы в историю рода Кекиных, который «ведет свою летопись от начала ХVII века, следовательно, насчитывает не менее 300 лет, что по отношению к скромной купеческой фамилии может быть явлением редким и интересным»104.

  1. ГМЗРК, А-70. Л. 45.
  2. Там же.
  3. Там же.
  4. ГМЗРК. А-83. Л. 7.
  5. РФ ГАЯО. Ф.74. Оп. 1. Д. 11. Л. 93 об.
  6. Там же.
  7. Там же.
  8. Там же.
  9. Там же.
  10. ГМЗРК. Ф. 350. Оп. 1. Д. 2. Л. 1.
  11. Талицкий В.А. Алексей Леонтьевич Кекин и гимназия его имени в Ростове Ярославской губернии. М., 1910. С. 18.
  12. РФ ГАЯО. Ф. 1. Оп. 1. Д. 843. Л. 1.
  13. Там же.
  14. РФ ГАЯО. Ф. 1. Оп. 1. Д. 843. Л. 9.
  15. Там же.
  16. РФ ГАЯО. Ф. 1. Оп. 1. Д. 843. Л. 17
  17. Талицкий В.А. Алексей Леонтьевич Кекин и гимназия его имени в Ростове Ярославской губернии. М., 1910. С. 18.
  18. Там же. С. 19.
  19. ГМЗРК. Ф. 350. Оп.1. Д. 2. Л. 2.
  20. ГМЗРК. Ф. 350. Оп.1. Д.4. Л. 1.
  21. ГМЗРК. Ф. 350. Оп. 1. Д. 6. Л. 1.
  22. ГМЗРК. Ф. 350. Оп.1. Д. 10. Л. 1
  23. ГМЗРК. Ф. 350. Оп. 1. Д. 5. Л. 1.
  24. ГМЗРК. Ф. 350. Оп. 1. Д. 11. Л. 1.
  25. ГМЗРК. Ф. 350. Оп. 1. Д. 7. Л. 1.
  26. ГМЗРК. Ф. 350. Оп. 1. Д. 13. Л. 2.
  27. ГМЗРК. Ф. 350. Оп. 1. Д. 14. Л.14.
  28. ГМЗРК. Ф. 350. Оп. 1. Д. 14. Л. 22.
  29. ГМЗРК. Ф. 350. Оп. 1. Д. 17. Л. 3.
  30. ГМЗРК. Ф. 350. Оп. 1. Д. 18. Л. 1.
  31. ГМЗРК. Ф. 350. Оп. 1. Д. 12. Л. 1.
  32. Л.Ф. Кекин вел большое торговое дело. «Он скупал и экспортировал за границу русский хлеб. Кроме того, имел собственные свечные заводы в пределах Ростовского уезда. Скупал для прядильных фабрик бумажную пряжу у крестьян ткачей». Он «был сильною, характерную фигурой коммерсанта первой половины 19 столетия. Такие натуры встречаются лишь в суровой старообрядческой среде с ее строгими нравами, фантастической верою и безграничной преданностью «старому обряду». (РФ ГАЯО. Ф. 1. Д. 692. Л. 1). Был женат на дочери романовского купца Ивана Васильевича Юрина – Любови Ивановне. Они поженились в 1830 г., но Любовь Ивановна прожила не долго и скончалась 18 августа 1848 года, оставив Леонтия Федоровича с малолетними детьми: «Федором – 13 лет, Алексеем – 10 лет, Владимиром – 81/2 лет, Анной – 16 лет и Екатериной 1 месяца». До самой своей смерти, последовавшей 9 февраля 1868 г., Леонтий Федорович оставался вдовым, а хозяйкой в доме осталась Мария Федоровна Кекина, «девица, сестра Федора Леонтьевича». Умер Леонтий Федорович «от аневризма в Ярославле, в доме Кузнецова. Тело его было перевезено в Ростов и погребено на кладбище Варницкой церкви». (Талицкий В.А. Алексей Леонтьевич Кекин и гимназия его имени в Ростове Ярославской губернии. М., 1910. С. 19).
  33. ГМЗРК. Ф. 350. Оп. 1. Д. 28. Л. 1
  34. ГМЗРК. Ф. 350, Оп. 1. Д. 31. Л. 1.
  35. ГМЗРК. Ф. 350. Оп. 1. Д. 49. Л. 5 об.
  36. ГМЗРК. Ф. 350. Оп. 1. Д. 71. Л. 1.
  37. ГМЗРК. Ф. 350. Оп. 1. Д. 25. Л. 1.
  38. ГМЗРК. Ф. 350. Оп. 1. Д. 46. Л. 164
  39. Там же.
  40. ГМЗРК. Ф. 350. Оп. 1. Д. 66. Л. 4.
  41. ГМЗРК. Ф. 350. Оп. 1. Д. 66. Л. 20.
  42. Ф.Л. Кекин, старший сын Леонтия Федоровича, потомственный почетный гражданин, «состоял директором тюремного отделения (28 августа 1870 – 6 февраля 1878 гг., [1887 – 1891 гг.]), состоял гласным Ростовского земского собрания (1871 – 1873 гг., 1880 – 1882 гг.) За пожертвование в пользу Ростовского тюремного замка Всемилостивейшее награжден медалью для ношения на Станиславской ленте 17 декабря 1871 г. Избран Земским собранием честным мировым судьей 16 октября 1872 – 1 октября 1875 г. За заслуги по духовному ведомству Всемилостивейшее награжден медалью для ношения на Станиславской ленте 14 июля 1872 г. Состоял членом Ростовского училищного совета 9 октября 1874 – 8 июня 1881 гг. Вновь избран Земским собранием почетным мировым судьей 21 октября 1878 г. Состоял членом попечительского совета Ростовской Мариинской женской прогимназии с 9 июля 1882 г. Состоял членом Управы, заступающим должность городского головы 18 августа 1882 г. Состоял экономом Титовской городской Димитриевской богадельни с 28 января 1883 г. Городской думой избран городским головою 21 января 1887 г.». Федор Леонтьевич был женат на дочери потомственного почетного гражданина Ивана Мироновича Тюляева, Александре Ивановне. У него была дочь Елизавета 1872 г. (РФ ГАЯО. Ф. 2. Оп. 1. Д. 1375. Л. 1 об.). Брак Ф.Л. Кекина с Александрой Ивановной Тюляевой второй. В 1866 – 1868 гг. Федор Леонтьевич был женат на Софье Александровне Кайдаловой, которая скончалась 5 ноября 1868 г. (ИКРЗ 2000. Ростов 2001. С. 182. Статья Е.И. Крестьяниновой). Скончался Ф.Л. Кекин 15 апреля 1899 г. 28 апреля 1899 г. Александра Ивановна Кекина выражает сердечную благодарность Ростовскому городскому обществу за память о муже ее, Федоре Леонтьевиче, «выраженной возложением на гроб венка» (РФ ГАЯО. Ф. 2. Оп. 1. Д. 576. Л. 59).
  43. ГМЗРК. Ф. 350. Оп. 1. Д. 85. Л. 27.
  44. ГМЗРК. Ф. 350. Оп. 1. Д. 85. Л. 31.
  45. ГМЗРК. Ф. 350. Оп. 1. Д. 85. Л. 55
  46. Там же.
  47. ГМЗРК. Ф. 350. Оп. 1. Д. 85. Л. 24
  48. ГМЗРК. Ф. 350. Оп. 1. Д. 85. Л. 29.
  49. Там же.
  50. ГМЗРК. Ф. 350. Оп. 1. Д. 85. Л. 55.
  51. ГМЗРК. Ф. 350. Оп. 1. Д. 99. Л. 1. и см. статью Е.И. Крестьяниновой, опубликованную в данном издании.
  52. Владимир Леонтьевич Кекин потомственный почетный гражданин, ростовский купец. Жил в основном в Москве. Вкладывал деньги в хлебную торговлю, в промышленность, в строительство – в Москве, С.-Петербурге, Казани, Рыбинске и т.п. Имел в Казани несколько домов. «Владимир Леонтьевич был, что называется, купцом новой формации. Неослабное внимание к коммерческим вопросам – источнику своего благополучия – у него сочеталось с общественными интересами. Его сын, Леонтий Владимирович, принимал самое живое участие в жизни местного (Казанского) отделения Русского музыкального общества, а жена сына, Любовь Владимировна, стала прототипом героини романа, печатавшегося в одной из газет той поры». (Интернет новости. Казанский портал. С. 1). В.Л. Кекин владел, расположенной в трех верстах от Чистополя паровой мельницей, ранее принадлежавшей купцам Мешковичевым. «На мельнице была установлена мощная по тем временам английская паровая машина мощностью в 30 лошадиных сил. Кекин не стал использовать ее для размола зерна, а нашел более выгодное применение – машина стала вращать прядильные веретена, позже были установлены и новые, более мощные паровые машины». «Выгода постройки фабрики именно в Чистополе состояла в том, что, с одной стороны, транспортировка хлопка все равно не требовала дополнительных расходов – из Оренбурга хлопок везли либо в один из портов в низовьях Волги, либо в Уфу т дальше по Белой и Каме, так или иначе он проплывал мимо Чистополя. С другой стороны, в Чистополе стоимость рабочей силы была намного ниже, чем в традиционных центрах текстильной промышленности. Очень скоро фабрика Кекина превратилась в крупное предприятие». (Чистополь. Интернет новости. С. 1).
  53. ГМЗРК. Ф. 350. Оп. 1. Д. 46. Л. 66.
  54. ГМЗРК. Ф. 350. Оп. 1. Д. 42. Л. 6.
  55. ГМЗРК. Ф. 350. Оп. 1. Д. 42. Л. 9.
  56. ГМЗРК. Ф. 350. Оп. 1. Д. 42. Л. 12 об.
  57. ГМЗРК. Ф. 350. Оп. 1. Д. 42. Л. 27 об
  58. ГМЗРК. Ф. 350. Оп. 1. Д. 41. Л. 1
  59. ГМЗРК. Ф. 350. Оп. 1. Д. 41. Л. 5.
  60. ГМЗРК. Ф. 350. Оп. 1. Д. 41. Л. 5об.
  61. ГМЗРК. Ф. 350. Оп. 1. Д. 41. Л. 7 об.
  62. ГМЗРК. Ф. 350. Оп. 1. Д. 62. Л. 1.
  63. ГМЗРК. Ф. 350. Оп. 1. Д. 35. Л. 63.
  64. ГМЗРК. Ф. 350. Оп. 1. Д. 35. Л. 64 об.
  65. ГМЗРК. Ф. 350. Оп. 1. Д. 35. Л. 63.
  66. ГМЗРК. Ф. 350. Оп. 1. Д. 90. Л. 6.
  67. ГМЗРК. Ф. 350. Оп. 1. Д. 33. Л. 1.
  68. ГМЗРК. Ф. 350. Оп. 1. Д. 33. Л. 1.
  69. ГМЗРК. Ф. 350. Оп. 1. Д. 40. Л. 3.
  70. ГМЗРК. Ф. 350. Оп. 1. Д. 57. Л. 1.
  71. Алексей Леонтьевич Кекин родился 7 августа 1838 г. в г. Ростове, в доме отца, Леонтия Федоровича, на Покровской улице. Мальчик обладал незаурядной сообразительностью, отличался большим усердием, и отец постепенно вводит его в курс коммерческих операций, а в шестнадцать лет отправляет в Петербург «доверяя ему огромной сложности дело хлебного экспорта за границу». (РФ ГАЯО. Ф. 1. Оп. 1. Д. 692. Л. 1 об.). Петербург Алексей Леонтьевич покидал только для заграничных поездок, так как дела фирмы со временем «разрастались и усложнялись при его энергичном и умелом руководстве». (РФ ГАЯО. Ф. 1. Оп. 1. Д. 692. Л. 2). На двадцать первом году жизни он женится, по воле родителей, на дочери С.-Петербургского купца Анне Ивановне Дрябиной. 4 марта 1864 г. «у Алексея Леонтьевича родился сын Максимилиан. Через год, 18 сентября 1865 года, родился второй сын Федор, умерший через 4 месяца». (Талицкий В.А. Алексей Леонтьевич Кекин и гимназия его имени в Ростове Ярославской губернии. М., 1910. С. 22). Вскоре после его брака один за другим умирают его родители. Алексей Леонтьевич основал вместе с братьями торговый дом «Кекин и К°», но вскоре «отделился от братьев и повел дела единолично». (РФ ГАЯО. Ф. 1. Оп. 1. Д. 692. Л. 2 об.). С этого момента его благосостояние растет с необычайной быстротой, и в 1875 г. достигает трех миллионов рублей. Наряду с торговыми делами у А.Л. проснулась жажда общественной деятельности и благотворительности. С 1869 г. он состоял действительным старшиной Демидовского дома призрения трудящихся и «за благотворительное усердие награжден был в 1870 г. орденом Станислава 3-ей степени». С 1875 г. Алексей Леонтьевич был назначен почетным попечителем С.-Петербургского учительского института, «в этом звании он состоял до своей кончины». А.Л. был награжден также орденом Владимира 4-ой степени и удостоен чина статского советника. 22 февраля 1866 г. Алексей Леонтьевич покупает в С.-Петербурге дом № 111 на Невском проспекте и переезжает в него на постоянное жительство. С 1873 г. «у Алексея Леонтьевича замечается усиленное стремление к приобретению недвижимых имений. 4 июля 1873 г. им были куплены «Осташковское поместье, в феврале 1875 г. Гаваньская дача в С. Петербурге, 12 июля того же года дом №76 на Невском проспекте, 21 июля лесные дачи в Новгородской губернии. В 1877 г. надстроено два этажа на дом №76, кругом». (Талицкий В.А. Алексей Леонтьевич Кекин и гимназия его имени в Ростове Ярославской губернии. М., 1910. С. 23). В этом же году бывший малый дом по Литейному проспекту был сломан, и на его месте выстроен новый. В июне 1877 г. куплен дом, соседний №74, по Невскому проспекту, а «Гаваньские дома и дом № 111 заложены в городском кредитном обществе для устройства дома № 76» и т.п. 27 ноября 1876 г. в возрасте тридцати шести лет от туберкулеза легких умерла жена А.Л. Кекина. Она похоронена на С.-Петербургском старообрядческом кладбище. 13 февраля 1885 г. в возрасте двадцати одного года умер сын Алексея Леонтьевича Максимилиан, студент С.-Петербургского университета. Он был погребен на Митрофановском кладбище. «Столь неожиданное несчастье производит в душе отца серьезные переворот: он тоскует, не находит нив чем себе успокоения». С этого времени у него «начинается период религиозных исканий. Прежде всего, Алексей Леонтьевич принимает православие. Затем он предпринимает путешествие в Малую Азию. Кроме религиозных целей эта поездка имела для него и образовательное значение. Окончив путешествие, Алексей Леонтьевич составил книгу, где, помимо изображения восторга верующего человека при виде дорогих христианских памятников земной жизни Христа, рассыпаны чрезвычайно оригинальные наблюдения натуралиста и этнографа». В фонде архивных документов семьи Кекиных можно познакомиться с черновым рукописным вариантом заметок А.Л. Кекина о поездке в Персию.(РФ ГАЯО. Ф. 350. Оп. 1. Д. 108). Очень много было сделано А.Л. Кекиным для родного города. Алексей Леонтьевич «намечает программу тех мероприятий, которые клонились бы к украшению и процветанию Ростова и облегчению жизненных условий для его населения». (РФ ГАЯО. Ф. 1. Оп. 1. Д. 692. Л. 4). В 1888 г. на его средства открывается льнопрядильная фабрика, которая дала работу и возможность заработка около тысячи местным жителям. «В 1887 г. на свои средства и под личным наблюдением, в какие-нибудь три месяца устроил водопровод, снабжающий весь город речной водой». В 1888-1889 гг. Алексей Леонтьевич принял на себя всю стоимость работ по реставрации храма Иоанна Богослова Ростовского кремля, которая обошлась ему в 18000 руб. На могиле своих родителей в Варницкой слободе Алексей Леонтьевич «воздвиг в память их новый храм и при нем странноприимный дом, который вскоре был приспособлен им для богадельни. Впоследствии он проектировал устройство в этом доме сельскохозяйственной школы, но так как это было сопряжено с продолжительными хлопотами и требовало времени, усилий и личного наблюдения, то осуществить при жизни этот проект ему не удалось. Уже после его смерти в этом доме открылась второклассная школа». В последние годы своей жизни А.Л. Кекин мечтал об открытии в Ростове мужской гимназии, и эта мечта «уже близка была к осуществлению, как внезапная кончина его прервала подготовительные действия к учреждению гимназии». Но он предполагал, что не в состоянии будет при жизни выполнить всю программу, намеченную им для Ростова, поэтому составил завещание, «которым передает ростовскому самоуправлению средства, чтобы осуществить величественный план культурного строительства». (РФ ГАЯО. Ф. 1. Оп. 1. Д. 692. Л. 4 об.). Умер Алексей Леонтьевич Кекин 16 сентября 1897 г., «возвращаясь из поездки в Ленкорань, он скоропостижно скончался в вагоне». (РФ ГАЯО. Ф. 1. Оп. 1. Д. 692. Л. 5 об.). 23 сентября тело покойного Кекина было «поставлено в склеп, устроенный с разрешения Его Высокопреосвященства Ионафана в пределе Воскресенско-Варницкой церкви г. Ростова». (РФ ГАЯО. Ф. 1. Оп. 1. Д. 692. Л. 6 об.).
  72. ГМЗРК. Ф. 350. Оп. 1. Д. 75. Л. 2.
  73. ГМЗРК. Ф. 350. Оп. 1. Д. 81. Л. 1.
  74. ГМЗРК. Ф. 350. Оп. 1. Д. 80. Л. 2.
  75. Там же.
  76. ГМЗРК. Ф. 350. Оп. 1. Д. 110. Л. 1.
  77. ГМЗРК. Ф. 350. Оп. 1. Д. 113. Л. 2 об.
  78. ГМЗРК. Ф. 350. Оп. 1. Д. 113. Л. 5 об.
  79. ГМЗРК. Ф. 350. Оп. 1. Д. 113. Л. 7 об.
  80. ГМЗРК. Ф. 350. Оп. 1. Д. 113. Л. 4.
  81. ГМЗРК. Ф. 350. Оп. 1. Д. 79. Л. 1.
  82. ГМЗРК. Ф. 350. Оп. 1. Д. 104. Л. 7 об.
  83. ГМЗРК. Ф. 350. Оп. 1. Д. 104. Л. 11 об.
  84. ГМЗРК. Ф. 350. Оп. 1. Д. 104. Л. 11 об.
  85. ГМЗРК. Ф. 350. Оп. 1. Д. 104. Л. 35.
  86. ГМЗРК. Ф. 350. Оп. 1. Д. 103. Л. 5 об.
  87. ГМЗРК. Ф. 350. Оп. 1. Д. 78. Л. 1.
  88. ГМЗРК. Ф. 350. Оп. 1. Д. 106. Л. 14.
  89. ГМЗРК. Ф. 350. Оп. 1. Д. 106. Л. 22
  90. ГМЗРК. Ф. 350. Оп. 1. Д. 106. Л. 68.
  91. ГМЗРК. Ф. 350. Оп. 1. Д. 114. Л. 1.
  92. ГМЗРК. Ф. 350. Оп. 1. Д. 114. Л. 2 об.
  93. ГМЗРК. Ф.350. Оп. 1. Д. 114. Л. 6.
  94. ГМЗРК. Ф. 350. Оп. 1. Д. 116. Л. 1.
  95. ГМЗРК. Ф. 350. Оп. 1. Д. 114. Л. 19 об.
  96. ГМЗРК. Ф. 350. Оп. 1. Д. 121. Л. 2.
  97. ГМЗРК. Ф. 350. Оп. 1. Д. 121. Л. 4 об.
  98. ГМЗРК. Ф. 350. Оп. 1. Д. 112. Л. 43.
  99. ГМЗРК. Ф. 350. Оп. 1. Д. 112. Л. 14.
  100. РФ ГАЯО. Ф. 1. Оп. 1. Д. 692. Л. 3 об.
  101. Там же.
  102. ГМЗРК. Ф. 350. Оп. 1. Д. 112. Л. 5 об.
  103. ГМЗРК. Ф. 350. Оп. 1. Д. 107. Л. 4.
  104. Талицкий. В.А. Алексей Леонтьевич Кекин и гимназия его имени в Ростове Ярославской губернии. М., 1910. С. 10.