А.Е. Виденеева, И.В. Коновалов

К истории создания колокольных часов Петропавловской крепости в середине XVIII века

Илл. 1. Колокольня Петропавловского собора. Фото И.В. Коновалова.
Илл. 1. Колокольня Петропавловского собора. Фото И.В. Коновалова.

Первые часы на колокольне собора Петра и Павла Петропавловской крепости Санкт-Петербурга были установлены в 1720 г. Они были изготовлены в Голландии, в Амстердаме, куплены за огромные деньги – 45 тысяч рублей1, но проработали недолго. Спустя четверть века, 30 апреля 1756 г., они были уничтожены пожаром, возникшим от удара молнии в шпиль высокой 122-метровой колокольни2.

Новые часы с курантами в Петропавловской крепости были изготовлены в конце 1750-х годов известным голландским мастером Б.-Ф. Оортом Крассом. Судьба была к ним более благосклонна. Эти часы идут по сей день, вот уже почти 250 лет они исправно служат, показывая петербуржцам точное время, отбивая четверти и услаждая слух мелодичным колокольным перезвоном3. Мы хотели бы обратиться ко времени их создания и, опираясь на новые документальные свидетельства, рассмотреть обстоятельства их появления на свет.

В РГАДА, в фонде Троице-Сергиевой лавры, в составе дела о лаврских колокольных часах, был обнаружен весьма примечательный документ – копия контракта на производство курантов для Петербургской Петропавловской крепости4.

Договор на изготовление больших часов с боем для главной колокольни столицы Российской империи был заключен в Гааге 7 июля 1757 г. Петербургские куранты создавались по указу императрицы Елизаветы Петровны, заключение сделки было поручено российскому послу в Голландии действительному тайному советнику графу Головкину. В качестве исполнителя был избран голландец Баренд Оорт Красс, известный и опытный часовых дел мастер5. Контракт, содержащий взаимные обязательства сторон, состоял из 11 пунктов, в которых оговаривались размер колокольных часов и общий принцип их устройства, описывались качественные характеристики механизма в целом и его отдельных частей, фиксировались сроки выполнения работы и оценивалась ее стоимость.

Глубина часовой шахты и размер колес, приводящих механизм в движение, должны быть соотносимы с внутренними объемами колокольни, иными словами, «учреждены по месту»6. Размер барабана, на котором «записывалась» мелодия звона, указывался точно – «5 футов 8 долей в длине по английской мере, 6 футов 5 долей в вышину или в диаметре». По длине барабан разделялся на четыре неравные части, которые отвечали за исполнение определенного звона, отбиваемого в час, в первую четверть, в полчаса и в третью четверть часа. Циферблат курантов не имел минутной стрелки, своеобразным звуковым ориентиром служила колокольная мелодия, специально подобранная для каждой четверти часа. Общее число отверстий на барабане, так называемых «нотных дыр», составляло 12.120. Циферблаты колокольных часов, а их предусматривалось установить четыре, в диаметре должны быть от 9 до 10 футов7.

Примечательно, что наряду с механическим колокольным звоном – курантами, в петербургских колокольных часах предусматривалось устроение своеобразного карильона с пультом ручного управления из 60 клавиш: «машина, которая управляетца руками и ногами, имеет состоять из тонких и искусно зделанных пружин, дабы самый болшей колоколный язык для действования не был труднее самаго меншаго колоколнаго же языка; для рук зделаны будут 37, а для ног до 23 клавиров»8.

Всего же для часов предполагалось подобрать 38 колоколов, к которым подводился 101 молоточек. Общий вес колоколов должен составить около 2450 английских фунтов. Баренд Оорт Красс предлагал украсить их изображением российского герба или начертанием имени императрицы. В любом случае, выбор декоративного убранства колоколов голландский мастер отдавал российской стороне и лишь просил представить ему «рисунок, каким имянно образом украшения зделаны быть имеют»9.

В контракте особо оговаривалось высокое качество материалов, из которых должны быть изготовлены петербургские часы – все части их механизма Баренд Оорт Красс обязывался сделать «наилучшим мастерством из наилучших материалов»10.

Колокольные часы должны быть изготовлены в Голландии. Однако металлический каркас для подвески колоколов целесообразнее было сделать в России по модели, которую голландский мастер обязывался прислать в Петербург. Все расходы по перевозке курантов в Россию и установки их на колокольне Петропавловского собора предполагалось произвести за счет заказчика. Для установки и настройки часов мастер Баренд Оорт Красс вместе со своим старшим подмастерьем должен был отправиться в Петербург, при этом ему оплачивалась дорожные расходы и выделялось дополнительное вознаграждение. Особо в контракте голландец оговаривал услуги русских работников, данных ему на месте в помощь для установки часов, а также требовал переводчика, «который бы по немецки и по русски читать мог, дабы другие меня, а я их разуметь мог»11.

Создание колокольных часов оценивалось в 80.084 голландских гульдена. Половина этой суммы передавалась мастеру вскоре после заключения контракта, вторая половина – вручалась после изготовления часов, их установки на месте, окончательной отладки и проверки «знающими часовыми и курантными мастерами»12. На создание часов Баренд Оорт Красс отводил себе около двух лет. Он намеревался приступить к работе сразу же, по получении обещанного ему денежного аванса, и утверждал, что «естли тем не весма долго замедлят, то он уповает еще в 1759 году со всем исправиться, так что оные часы того же лета в Санкт-Петербург перевезены быть могли б»13.

Таковыми были первоначальные условия. Однако реальная жизнь внесла в них существенные коррективы. Изготовленные в Голландии часы к началу 1760 г. были перевезены в Россию, но процесс их сбора и установки на колокольне затянулся на несколько лет, к этому добавились осложнения с денежными расчетами, и закончилось дело кончиной мастера 27 мая 1764 г.14 Так, заказ петропавловских курантов оказался последним в жизни известного голландского мастера Баренда Оорта Красса. Зато его часы, установленные на Петропавловской колокольне в 1776 г., исправно служат Петербургу до сих пор.

  1. Достопамятности Санктпетербурга и его окрестностей / Сост. П. Свиньин. СПб., 1818. С. 43.
  2. Описание кафедральнаго собора во имя Первоверховных апостолов Петра и Павла в Санкт-Петербургской крепости. Пб., 1857. С. 77, 81.
  3. Петропавловская (Санкт-Петербургская) крепость / Сост. К.И. Логачев. Л., 1988. С. 87.
  4. РГАДА. Ф. 1204. Оп. 1. Д. 23930. Л. 20-23.
  5. Там же. Л. 23, 22, 20.
  6. Там же. Л. 20.
  7. Там же. Л. 20 об., 21.
  8. Там же. Л. 20 об.
  9. Там же. Л. 21, 22 об.
  10. Там же. Л. 20-20 об.
  11. Там же. Л. 21 об.-22.
  12. Там же. Л. 21 об.
  13. Там же. Л. 22 об.
  14. Описание кафедральнаго собора во имя Первоверховных апостолов Петра и Павла … С. 82.