Т. Л. Никитина

Реставрация церкви Воскресения по проекту И. А. Шлякова

В 1890 г. у Кремлевской Комиссии появилась возможность реставрировать надвратную церковь Воскресения. 23 марта А.А. Титов сообщил Комиссии, что "один благотворитель жертвует средства на восстановление Воскресенской церкви". Речь шла о пожертвовании ярославского купца А.И. Вахромеева и его сына И.А. Вахромеева, вложивших в эту реставрацию более 7000 рублей. На этом же заседании И.А. Шляков представил свой проект реставрации церкви.

Обследование здания до начала работ выявило, кроме угрожающего состояния постройки, непорядки в его использовании: "по осмотре подвальных этажей под Воскресенским храмом, оказалось, что в двух палатках <…> стоят замерзлые ручьи снеговых вод, из коих в одной помещается склад бревен, горбылей и тесу, принадлежащих ведомству собора, а в другой палатке, занятой Тимоновым - клады пустых бочек и разнаго хлама. Палатки эти, несмотря на то, что принадлежат к ведомству кремлевской Коммиссии, неизвестно на каком основании сдавались <…> Тимонову от ведомства ростовскаго собора; и затем при дальнейшем осмотре оказалось, что под олтарем погреб протоиерея собора, несмотря на то, что журнальным определением Коммиссии, утвержденным губернским Комитетом, место для погреба о. Протоиерея отведено в часовой башне". В связи с предстоящими работами решено было освободить эти помещения.

В своем проекте И.А. Шляков следовал тем же основным принципам и методам реставрации, что были предложены Археологическим обществом двумя годами ранее для восстановления церкви Иоанна Богослова.

Составленный И.А. Шляковым проект реставрации церкви Воскресения предусматривал вычинку фундаментов и цоколей, а также "отопревших" мест лицевой кладки стен и "проборку" трещин в сводах и стенах (то есть ремонт кладки с заменой треснувших кирпичей целыми). Разрушенные или очень ветхие своды могли быть сделаны заново. Работы должны были выполняться "из нового кирпича на хорошем цементе". Поздние перегородки и закладки дверей, арок и тайников должны были быть полностью разобраны. В проездах ворот и помещениях нижнего яруса под церковью планировалось устройство кирпичной вымостки "в елку" с подсыпкой из щебенки. К проекту прилагался план церкви с подробным указанием поврежденных мест.

Проект И.А. Шлякова предусматривал серьезные работы по укреплению столбов звонницы ц. Воскресения и восстановление ее шатрового верха.

Большое внимание уделялось в проекте восстановлению деталей декоративного убранства фасадов - колонок, орнаментальных поясков, подзоров, изразцов. И.А. Шляков предполагал, что на фасадах церкви (в закомарах) была древняя живопись, поэтому Комиссия постановила: "если в арках - впадинах <…> вверху фасада действительно оказались живописныя изображения святых ликов, как видно на плане фасада, то таковыя возстановить; если же не окажется под поздним наслоением красок никакой живописи и очертаний, то стенопись не производить".

Работы в интерьере предполагали перестилку пола на паперти, исправление подоконников, промывку стенописи. Особо оговаривалась необходимость "при входе на паперть уничтожить на стене уродливую живопись, как плохим художественным исполнением не отвечающую древнему великолепию этого храма, а вместо ея написать новую икону на деревянной дске во имя Сошествия Христа Спасителя во ад (Воскресение Христово) и Страстей Господних, взяв образец для нея письмо превосходной древней иконы, хранящейся в Ростовском музее церковных древностей <…>, которую и поставить здесь при входе в храм с устройством пред иконою слюдоваго фонаря, в котором теплилось бы масло неугасимо".

К августу 1890 г. намеченные работы были выполнены. В отчете о реставрации, посланном в Московское Археологическое Общество, упоминается о значительной починке капитальных стен храма с установкой в необходимых местах новых железных связей, об устройстве новых сводов "по прежним лекалам" над одной из внутристенных лестниц и над помещениями второго этажа.

Особое внимание уделил И.А. Шляков реставрации фасада, выходящего на Соборную площадь. Здесь были восстановлены формы проездных арок, заложенных или растесанных оконных проемов, разрушенные колонки сделаны заново и укреплены скрытыми в кладке железными обручами.

В результате работ было ликвидировано аварийное состояние настенной колокольни. Растрескавшиеся столбы укрепили и стянули железными обручами. По образцу шатров, сохранившихся на звонницах церквей Иоанна Богослова и Спаса на Торгу, был восстановлен ее шатровый верх.

Декоративное убранство фасадов восстанавливалось двумя способами - путем расчистки подлинных сохранившихся деталей от позднейших наслоений штукатурки и побелки и путем дополнения утраченных фрагментов. Для такого дополнения тщательно вытесывались кирпичные орнаменты по моделям, исполненным известным ростовским резчиком М. Левозоровым. Изразцы также изготавливались по данным Кремлевской Комиссией образцам под тщательным наблюдением И.А. Шлякова. "Только с помощию этих наглядных пособий, - отмечено в отчете, - изразцы были удачно выполнены заводчиком после многих попыток и проб исключительно под нашим наблюдением, причем, к сожалению, несмотря на все усилия, прекрасный бирюзовый цвет поливы вышел несколько желтоватым".

Новым железом, но по старинным стропилам перекрыли крышу на храме и папертях. Форма покрытия при этом осталась, разумеется, четырехскатной. О первоначальной форме покрытия церкви Воскресения высказывались разные мнения, однако И.А. Шляков был твердо убежден, что именно четырехскатная кровля существовала на храме изначально.

По старинным образцам были изготовлены оконные рамы. В восстановленных оконных проемах установили старинные решетки, о которых Шляков замечает, что они были им "разысканы в подвальных помещениях дома, занимавшегося бывшим протоиереем собора". На сохранившиеся петли были навешены кованые железные двери, сделанные по образцу таких дверей в церквах Иоанна Богослова и Спаса на Сенях. У входа в церковь И.А. Шляков распорядился заменить существовавшую деревянную дверь ажурной решетчатой с прорезными бляхами дверью, сделанной по образцу южных дверей Успенского собора. Створки больших ворот ц. Воскресения, известных своей декорацией эмблематическими изображениями XVIII века, по замечанию И.А. Шлякова, надобности в реставрации не представляли.

Подрядчиком каменных работ был Иван Илларионович Ланцов, штукатурных - Иван Андреевич Полушкин, столярных - Ефрем Николаевич Базин, кровельных и малярных - Егор Яковлевич Малуев, условие на промывку росписи первоначально было заключено с Козьмой Яковлевичем Леоновым. Изразцы изготавливались на заводе Орешникова. Кузнечные работы исполнял Василий Иванович Баганин.